Романтизм, пантеизм или атеизм?

Роман Вершилло

Вроде бы странно называть о. Александра Шмемана или о. Киприана (Керна) пантеистами, но к этому определению приходится прибегать за неимением лучшего.

Нас должно насторожить уже одно то, что пантеизм впервые появляется в связи с Джоном Толандом (1670-1722), автором самого термина. Этого известного атеиста и антихристианина обвиняли в пантеизме, что, разумеется, абсурдно. Какой мог быть у него «теизм»? Разве только в качестве прикрытия от обвинений в атеизме. Учение Толанда просто совпадает со спинозизмом, и более ничего, и он сам это вполне признавал.

Амбивалентность и интеллектуальная несостоятельность концепции пантеизма очевидна, равно как и его сомнительное происхождение. Все это не мешает, например, известному историку романтизма и славянофильства Николаю Рязановскому видеть в пантеизме идейный корень всего романтизма (The emergence of romanticism. Oxford University Press, 1992).

Каспар Давид Фридрих. Странник

Романтизм, в этом освещении, есть видение полноты, полное и нерасчлененное. Всеобщая целостность, превосхождение всех отличий – такова программа романтизма. Романтизм отрицает границу между Богом и природой, между субъектом и объектом, личностью и миром, сознанием и бессознательным. Полнота романтизма оказывается замкнутой на саму себя в границах этого тварного мира.

Читать далее