Банальность и святость

Отец Андрей Ткачев

Отец Андрей Ткачев

Секрет популярности сочинений о. Андрея Ткачева состоит, надо думать, в их банальности. Иногда банальности простой, а иногда — вызывающей, к чему сводится и вся массовая культура с ее разновидностями. Читать далее

Столп и утверждение истины

Столп и утверждение истины(Опыт православной Теодицеи в двенадцати письмах) свящ. Павла Флоренского. издательство «Путь». Москва, 1914, сс. 1-812. Цена 3 р. 50 к.)

Архимандрит Никанор

Книга с выписанным заглавием интересует автора настоящей библиографии преимущественно как диссертация, поданная на соискание (по общепринятому, плюс зафиксированному в законе, пониманию) ученой степени магистра богословия (разумеется, православного). Диссертация представлялась и защищалась в одной из Российских Духовных Академий, как известно, всех православных и имеющих право на присуждение ученых степеней, в частности магистра, лишь православного богословия.

Читать далее

о. Флоренский, Павел Александрович

о. Флоренский, Павел Александрович(1882-1937) — крупнейший богослов-модернист, оккультный мыслитель, эпигон символизма. Архиеп. Феофан Полтавский считал о.Ф. родоначальником современного модернизма в Русской Православной Церкви.

Читать далее

П.А. Флоренский и «новое религиозное сознание»

Н.К. Бонецкая

Нам хотелось бы начать размышления о сущности взглядов Флоренского с категорически звучащего тезиса: Флоренский — один из выразителей «нового религиозного сознания».

Читать далее

Соловьев, Владимир Сергеевич

Соловьев, Владимир Сергеевич(1853-1900) основатель русского богословского модернизма и экуменизма.

В юношеские годы под влиянием вульгарных материалистов и революционных демократов переживает период богоборчества. В 13 лет он признается, что не верит больше в мощи. В 14 лет перестает ходить в церковь, выкидывает иконы из окна своей комнаты. С. пишет: Будучи с детства занят религиозными предметами, я в возрасте от 14 до 18 лет прошел через различные фазы теоретического и практического отрицания.

Читать далее

Современная моральная беспринципность в приложении к вопросу о характере христианской жизни

сщмч. Феодор (Поздеевский)

Современная литература достаточно определенно отметила в общественной жизни и мысли нынешнего времени решительный поворот в сторону идеализма в деле отыскания нравственных начал и путей жизни [См. «Пастырск. Соб.» окт. 1904 г.]. Позитивизм, как руководящее философское мировоззрение, оказался не оправдавшим возлагаемых на него надежд, и вот теперь, по крайней мере, у нас, значительная часть интеллигенции начала искать ответа на вопросы жизни, от которых ведь человек никогда не может отрешиться, в философском идеализме, в метафизике, над которой смеялись еще так недавно в пору увлечения позитивизмом. Результатом этих идеалистических стремлений явилась не так давно особая книга под названием «Проблемы идеализма», в которой недавние позитивисты и марксисты вместо атома и непреложности экономического закона заговорили о Боге, о Христианстве, о безусловном значении нравственного закона, о нравственном миропорядке, о смысле жизни и пр. Признак довольно отрадного явления; показатель того, что высшие требования духа человеческого, нравственный закон и голос совести заговорили в людях и заставили их искать какого-либо смысла в своей жизни и определенных и верных путей к возрождению жизни.

Читать далее

масонство

Freemasonry, Freimaurerei, Franc-maçonnerie — массовая гностическая идеология Нового времени, сыгравшая важную роль в распространении в общественном сознании — адогматизма, в Церкви — экуменизма, в политической жизни — толерантности. Читать далее

идеология

(от фр. ideologie, ideo- и —logie) — политическая теология массовых гностических движений Нового времени. Со стороны идейного содержания идеология есть оформленное неверие и невежество в центральном вопросе человеческого существовании.

Термин — впервые у Наполеона, который назвал «идеологами» своих политических оппонентов, членов философской группы Ecole de Medecine, которые отвергали метафизику и пытались построить общественные науки на антропологических и психологических основаниях.

В Новое время И. возникает как возрождение языческой политической теологии, прежде всего, у Ж.Ж. Руссо, который соединил гражданскую религию с гностическими представлениями о человеке и обществе, т.е. со своим «философским» неверием в основные догматы Христианства. К сер. XIX в. И. окончательно приобретает форму политической теологии массовых гностических движений, когда возникают: марксизм, либерализм, анархизм с его производными (толстовством, гандизмом); в кон. XIX в. — фашизм; в XX в. — чучхе и т.д.

Разнообразные «мировоззрения» являются вариантом И.: психоанализ, постмодернизм, экзистенциализм. Когда говорят о Православии как об идеологии или мировоззрении (Weltanschauung), это тоже проявление гностической болезни.

Читать далее

символизм

К. Сомов. Фронтиспис книги стихов В.И. Иванова Cor ardens. 1911 г.

от греч. σύμβολον (знак). Термин «символист» предложен в сер. 80-х гг. XIX в. поэтом и критиком Жаном Мореасом.

Художественно-религиозное течение кон. XIX – нач. XX в. В идейном плане С. является вариантом идеологии «светского мистицизма» и характеризуется противоречивым и неустойчивым сочетанием идей позитивизма и романтизма.

С. и родственное ему декадентство возникли как альтернатива романтизму, натурализму и позитивизму. При этом С. во многом совпадает с положениями именно тех течений, которые он, якобы, должен преодолеть (см. эволюционизм А. Белого, романтизм Бодлера, мистический коллективизм В.И. Иванова, натурализм у Ф.К. Сологуба).

С. рассматривает как символ — самого художника, а произведение искусства — как живое существо, и делает акцент на синтетическом «жизнетворчестве». В символе происходит беспорядочное, и, следовательно, противоморальное, объединение добра и зла, хаоса и порядка. С. отказывается разделять идейное содержание искусства и обыденную жизнь богемного интеллигента. В рамках С. первостепенную роль играет художественная жизнь в широком смысле слова, а не воззрения художников и произведения искусства как таковые.

Читать далее

Хилиастические чаяния в «новом религиозном сознании»

В.Н. Терлецкий

С конца прошлого (XIX) столетия среди нашей интеллигенции замечается довольно сильное религиозное движение, которое происходит большею частью вне Церкви и ее влияния, и потому принимает сектантский характер.

Движение это представляет собою реакцию против господствовавшего ранее материализма и позитивизма, и идет по двум направлениям: рационалистическому и мистическому. Первое стремится к созданию новой церковно-общественной организации на евангельских началах и хочет возвратиться ко временам апостольским и первых веков Христианства. Второе не удовлетворяется этим и, углубляясь во внутренний мир, ищет новых религиозных форм, ожидает новых откровений Святого Духа.

Читать далее

Розанов, Василий Васильевич

(1856-1919) крайний модернист, аморалист, антихристианин.

Окончил историко-филологический факультет Московского ун-та (1882). Читать далее

Введенский, Александр Иванович

vvedensky(1889-1946) крупный деятель обновленческого раскола, пропагандист идей модернизма.

Окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. В годы учебы часто посещал литературный салон Д.С. Мережковского и 3.Н. Гиппиус. В 1911 г. через газету «Русское слово» провел анкетирование нескольких тысяч представителей интеллигенции с целью выявления причин широкого распространения неверия. Читать далее

Мережковский, Дмитрий Сергеевич

merezhkovsky(1865 — 1941) — русский литератор, публицист, популяризатор символизма и модернизма. Представитель «нового религиозного сознания». Масон.

В 1888 г. окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. Печататься начал в 1881 г. Один из первых русских символистов. В 1893 г. опубликовал книгу «О причинах упадка и новых течениях русской литературы», которая наряду с его стихотворным сборником «Символы» (1894) считается манифестом символизма. Согласно М., русские декаденты — первые русские европейцы, люди всемирной культуры, достигшие крайних вершин ее „самозародившейся мистики“. В стихотворениях М. «гражданские» мотивы надсоновского типа смешиваются с религиозной настроенностью («Христос воскрес», «Часовой на посту»). Бледные образы, шаблонные рифмы оформляют вялые философствования на религиозные темы («Вера», «Смерть»), сочетаясь с искусственностью тона, крикливостью патетики («Сакья-Муни», «Morituri»).

С начала 1900-х гг. М. переключился в основном на прозу и публицистику. Европейскую известность принесла прозаическая трилогия «Христос и Антихрист».

Читать далее

Тернавцев, Валентин Александрович

ternavtsev(1866-1940) – идеолог модернизма, религиозно-общественный деятель, публицист.

Окончил Санкт-Петербургскую духовную академию. Чиновник особых поручений при обер-прокуроре Св. Синода.

Один из организаторов и главных ораторов Религиозно-философских собраний 1901-1903 гг., в ходе которых обнаружилось модернистское «подполье» в Русской Православной Церкви. Входил в совет учредителей Собраний в качестве казначея. Член редакции модернистско-символистского журнала «Новый путь», наряду с П.П. Перцовым, Д.С. Мережковским и В.В. Розановым. Член Петербургского религиозно-философского общества в 1907 – 1917 гг. Член Братства Святой Софии.

Пропагандист теории развития догматов. Был убежденным сторонником хилиазма, многие годы изучал и безуспешно пытался толковать Апокалипсис, выступал с чтением отдельных глав своей неоконченной работы, в частности, в 1917 г.

В последние годы перед революцией Т. заведовал Синодальной типографией в Петербурге. После октябрьского переворота на несколько лет переехал в Крым, в 20-е годы вернулся в Москву. Некоторое время жил в квартире М.А. Новоселова, где продолжал работу над толкованием Апокалипсиса, читая свои лекции в московских собраниях. Был сослан в кон. 20-х – нач. 30-х гг. Отбывал ссылку в Сибири.

В последние годы жил в Серпухове, преподавая физику в школе и давая частные уроки. В 30-е гг. не терял связей с модернистами и бывшими символистами, регулярно встречался в Москве с Г.И. Чулковым и П.П. Перцовым.

Т. оказал значительное влияние в гностическом ключе на модернистов «второго поколения», в частности, на П.К. Иванова и С.И. Фуделя.

Цитаты

Проповедники Русской Церкви наставлены в вере в большинстве односторонне, часто ложно воодушевлены, мало знают и еще меньше понимают всю значительность мистической и пророческой стороны Христианства. И самое главное — они в Христианстве видят и понимают один только загробный идеал, оставляя земную сторону жизни, весь круг общественных отношений пустым, без воплощения истины. Эта односторонность и мешает им стать «ловцами человеков» наших дней… Единственно, что хранят они как истину для земли – это самодержавие… с которым сами не знают, что делать. Надо искать новые силы. Где они? Это не бюрократия, не буржуазия… это – интеллигенция.

Под безжизненностью Церкви я понимаю отчуждение её от насущных интересов общественных.

Всеобщая историческая гибель открывается ныне с возрастающей и грозной ясностью. Вот почему наступила пора для Церкви дать ответ не словом, а делом, на общечеловеческие запросы… Для всего Христианства наступает ныне время открыть сокровенную в нем правду о земле.

Праведная земля, обетованная Богом,- вот какой тайне наступает время открыться. Само появление этого вопроса показывает, что мы стоим на краю истории. Но отвечать Христианство пока не может.

Учение о полной завершенности и непознаваемости догмата неверно религиозно и для христианства губительно.

С догматами, хранимыми Церковью, решительно нечего делать ни в государстве, ни в художественном творчестве, ни в борьбе за устройство благой общественной жизни. Да, с ними можно отрекаться от всего этого, но не созидать… В то время как Христианство трагически разделено на враждующие исповедания и стоит в противоречии с государством и культурой, нам говорят, что в учении Церкви все завершено. Это несчастливейшая ошибка нашего схоластического школьного богословия.

У Святых Отцов теология библейская, но антропология языческая.

О нем:

сщмч. Феодор (Поздеевский). Современная моральная беспринципность в приложении к вопросу о характере христианской жизни

Источники:

Белый А. Начало века. М.: Художественная литература, 1990

Иванов П.К. О Н.А. Бердяеве и В.А. Тернавцеве // Новый журнал. 1960. № 60. СС. 285-289

Чулкова Н.Г. Валентин Александрович Тернавцев // Вестник РСХД. 1982. № 134. СС. 114-115

о. А. Ельчанинов. Встречи с В.А. Тернавцевым (1910 г.) // Вестник РСХД. 1984. № 142. СС. 65-67

Гиппиус З.Н. Воспоминания о религиозно-философских собраниях // Наше наследие. 1990. № 4. СС. 67-78

Фудель С.И. Собрание сочинений в 3-з т. Т. 1. М.: Русский путь, 2001

Братство Святой Софии: Материалы и документы. 1923-1939 / Сост. Н.А. Струве. -М.; Париж: Русский путь; YMCA-Press, 2000

Религиозно-философские собрания 1901-1903 гг.

первое значительное проявление модернизма в Русской Православной Церкви, обнаружившее существование в ней модернистского «подполья».

РФС представителей русской интеллигенции и православного духовенства открылись в Санкт-Петербурге 29 ноября 1901 г. по инициативе группы литераторов.

Читать далее

Догмат Халкидонского Собора и его истолкование в религиозной философии Вл. С. Соловьева и его школы

(в связи с 1500-летней годовщиной Халкидонского Собора)

Протопресвитер Михаил Помазанский

«Халкидонский Догмат»: этот термин стал часто повторяться, как выражение некой излюбленной идеи в одном из течений современной религиозной русской мысли. С ним связывается особый смысл: из содержания этого догмата должно выйти «новое слово», новая постановка христианской темы. Внимание к нему настолько велико, что наше время, наш век, с точки зрения этого течения русской мысли, объявляется «халкидонской эпохой», «призванной к новому религиозному и богословскому раскрытию и овладению этим даром церковным» (прот. С. Булгаков. Агнец Божий, стр. 80).

Читать далее