Вышеславцев, Борис Петрович

vysheslav(1877-1954) — деятель модернизма, юрист, психолог-аморалист.

Закончил в 1899 г. юридический факультет Московского университета. Под руководством П.И. Новгородцева в 1914 г. защитил диссертацию на тему «Этика Фихте. Основы права и нравственности в системе трансцендентальной философии». В 1917 г. он стал профессором юридического факультета МГУ. В 1922 г. был выслан из России.

В 1922-1924 гг. В. жил в Берлине и преподавал в Религиозно-философской академии, затем вместе с Академией переехал в Париж, где принимал вместе с Н.А. Бердяевым активное участие в организации издательства YMCA-PRESS и в издании журнала «Путь». Член Братства Св. Софии.

Преподаватель Парижского богословского института: история новой философии и нравственное богословие.

Во время оккупации Вышеславцев сотрудничал с немцами; ездил по странам русского рассеяния и что-то проповедовал относительно «нового порядка». Умер этот «рыцарь без страха и упрека» в Швейцарии, не решаясь вернуться в Париж и предстать перед французским судом.

Знакомство с К. Юнгом привело В. к увлечению психоанализом, которое отразилось в его главном философском труде «Этика преображенного Эроса. Проблема Закона и Благодати» (1931). После войны В. опубликовал две книги, посвященные социальной философии «Философская нищета марксизма» (1952) и «Кризис индустриальной культуры. Марксизм. Неосоциализм. Неолиберализм» (1953). Посмертно была издана его книга «Вечное в русской философии» (1955).

В своем психологически-метафизическом учении В. ополчается против закона как такового. Под законом он имеет в виду Десять заповедей, и вообще любые законы, а не только ритуальные заповеди об очищении, о чистых и нечистых животных и т.д. Сказанное в Писании о недостаточности ритуальных установлений Моисеева закона для спасения в жизнь вечную В. относит ко всем законам как таковым: в т. ч. внутренним нравственным ограничениям и внешним Церковным, государственным и общественным установлениям.

Исходя из этого, В. считает подавляющее большинство людей, в т.ч. и христиан, до сих пор находящимися под законом: Закон есть «покрывало, лежащее на сердце», которое и «доныне остается неснятым» для тех, кто еще всецело живет в Ветхом Завете (а таких и в наши дни большинство). Он призывает ко вступлению в новую эру свободного Христианства.

В. делает вывод о прямой противоположности морали (десяти заповедей) и свободной творческой спасительной жизни во Христе. В сочинении «Человеческое сердце в индусском и христианском мистицизме» В. вводит магическое понятие «сердца», которое является одновременно источником любви, творческой свободы и наиболее важным телесным органом.

В. довольно последовательно следует аморалистскому и релятивистскому учению каббалы о религиозных нормах в их соотношении с высшей целью религии. Заповеди и любые законы у В. выступают как порождающие грех и преступление, а с другой стороны, мешающие творческому и свободному соединению со Христом.

Согласно учению В., спасение человека должно состоять в прямой личной победе над своим личным злом, над всеми проявлениями страстей. Но это невозможно, поскольку страсти, якобы, коренятся в темной подсознательной сфере психики. В каббалистическом духе В. рассматривает разнообразные причины греха: материальные, психические, не усматривая лишь собственно нравственных.

В. видит выход из построенного им тупика в психоанализе: сублимации всех страстей, их переработке в религиозный «эрос». Поэтому с грехом, по В., бороться не следует: ничто, якобы, не плохо само по себе. Ошибаются те, которые хотят устроить человеческую душу и сделать ее праведной, связать своеволие страстей сетью моральных императивов и запретов.

Вполне последовательно В. утверждает, что человек всегда господствует над природой путем подчинения ей. Радикальное преодоление зла достигается не внешним пересечением зла, а положительным созиданием добра,- то есть, в системе его мысли, следованием по пути подчинения страстям, но уже во имя «религиозного спасения».

В этой сублимации греха В. считает главной действующей силой человеческое воображение. Человек, по сути, должен вообразить себя живущим во Христе.

Цитаты:

Страсти совсем не плохи сами по себе, они «хороши в руках ревнителей доброй жизни». Даже такие страсти, как «вожделение», «сластолюбие», «страх», допускают сублимацию: вожделение превращается в «стремительный порыв желания божественных благ», сластолюбие — «в блаженство и восхищение ума божественным и дарами», страх — в боязнь ответственности за грех, печаль — в раскаяние.

Порок создан из того же материала, как и добродетель. Нет природных сил души и тела, которые были бы плохи сами по себе, они становятся злом лишь тогда, когда принимают особую форму, именно форму извращения.

Основные труды:

Человеческое сердце в индусском и христианском мистицизме (1929)

Этика преображенного Эроса. Проблема Закона и Благодати (1932)

Философская нищета марксизма (1952)

Кризис индустриальной культуры. Марксизм. Неосоциализм. Неолиберализм (1953)

Вечное в русской философии (1955)

Источники:

Лосский Н. О. История русской философии. М.:Советский писатель, 1991

Евлампиев И. И. История русской философии. М., 2002. Гл. 12.

Яновский В. Поля Елисейские. N.Y.: Серебряный век, 1983

Реклама