«От Никеи до Халкидона». Введение куда?

«Преподобная» Френсис Янг на англиканском Генеральном синоде в ноябре 2005 г.

«Преподобная» Френсис Янг на англиканском Генеральном синоде в ноябре 2005 г.

В конце 2013 года Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет и Общецерковная аспирантура и докторантура им. свв. Кирилла Мефодия выпустили книгу Френсис М. Янг «От Никеи до Халкидона: Введение в греческую патристическую литературу и ее исторический контекст».

Судя по названию, работа должна давать базовые сведения тем людям, которые только начинают знакомиться с наследием Святых отцов. Однако это представление меняется после прочтения аннотации, заявляющей о труде Ф.М. Янг как о «наиболее подробном на сегодняшний день справочнике по греческой патристике IV–V вв.», дающем «наиболее полную картину развития христианского богословия в IV–V вв.».

Что же мы в итоге находим в книге, насколько обоснованно она может претендовать на роль наиболее подробного и полного справочника по патристике? На наш взгляд, ключевым фрагментом труда профессора Бирмингемского университета, определяющим как полноту описаний, так и авторское отношение к рассматриваемому предмету, является следующий:

«Исследование догматических споров IV–V вв. может вызывать чувство разочарования. Имели ли эти споры какое-то значение? Не занимались ли их участники мелочными дистинкциями относительно вещей, превосходящих человеческое понимание? Глядя на эти дискуссии со стороны и наблюдая за тем, какие страсти кипели вокруг довольно технических вопросов, мы склонны испытывать удивление. И только прочувствовав религиозное значение этих вопросов, можно понять, почему они вызывали столько эмоций» (С. 270).

Может быть, это единичное, случайное проявление авторского скепсиса, недостаточно корректно сформулированный риторический вопрос, не вполне хороший перевод? К сожалению, знакомство с книгой заставляет делать принципиально иной вывод. Читая ее, мы не найдем ни более или менее подробного описания борьбы с ересями и деятельности Соборов, ни последовательного, четкого и глубокого анализа богословских взглядов многих Отцов. Рассматривать детально позиции Ф. Янг – значит написать книгу, вряд ли уступающую по объему ее сочинению. Поэтому ограничимся некоторыми вполне показательными выдержками.

«На первый взгляд кажется, что важность аргументации привела св. Афанасия к пренебрежению литературной формой, так как его изложение выглядит плохо организованным и до скукоты повторяющимся» (С. 111).

«Во многих случаях экзегеза св. Афанасия выглядит натянутой и неестественной» (С. 114).

«Однако именно его (свт. Григория Богослова. – И.Р.) на протяжении веков величали почетным титулом «богослова». Скорее всего, святитель заслужил эту репутацию благодаря своему умению донести и «популяризовать» богословские идеи, а также благодаря ясности и простоте своего стиля» (С. 269).

«В результате он (свт. Григорий Богослов. – И.Р.) затмил всех христианских мыслителей, находивших удовольствие в обсуждении технических тонкостей, и заслужил почетное звание богослова par excellence» (С. 272).

«Мы рассмотрели христологические сочинения св. Кирилла. Что они говорят нам о его христологической мысли? По прочтении этих трудов складывается стойкое ощущение повторяемости» (С. 504)».

«В самом деле, для современного читателя наиболее неожиданной особенностью бесед Златоуста представляется их хаотическая форма – заключительное увещевание зачастую продолжительно, и обычно мало связано с экзегетической частью. Иногда он охватывает несколько тем в своих продолжительных, не относящихся к делу отступлениях. Темы повторяются снова и снова…» (С. 355).

Кроме существенных изъянов в богословской мысли, у Святых Отцов, по мнению Ф. М. Янг, был также далеко не безупречным и нравственный облик. Начнем со святителя Иоанна Златоуста:

«Мы можем заключить, что аскетические идеалы Златоуста превратили его в человека несколько заносчивого, уверенного в своей правоте при обвинении клириков в проступках, а также заставили его избегать роскоши и развлечений, которые ему причитались» (С. 336).

«По-видимому, Златоуст не был одарен тактом или дипломатичностью» (С. 336).

Еще больше грехов находит «преподобная» Ф.М. Янг у святителя Афанасия Великого:

«В его характере, по-видимому, присутствовала некоторая безжалостность – что он прибегал к насилию ради достижения своих целей, предполагается множеством свидетельств» (С. 96).

«Таким образом, св. Афанасий обладал приписанным ему влиянием лишь в Египте, и даже здесь он был вынужден защищать себя; его апологетические труды были способом оправдать его сомнительную карьеру перед его собственной паствой» (С. 96).

И уж совсем нет пощады Великим Каппадокийцам – «Каппадокийцам» в неизменном написании Ф.М. Янг:

«В этих полемических сочинениях мы сталкиваемся с изобилием стандартных полемических приемов. Еретика обвиняют в несогласии с Библией, в нечестии, в использовании софистических силлогизмов и желании опровергнуть бытие Божие. Спор с Евномием оборачивается личной неприязнью, когда на памфлет отвечают памфлетом, когда в ход идут клевета и передергивание смысла» (С. 260).

Каждый, кто пожелает ознакомиться с книгой Ф. М. Янг самостоятельно, увидит, помимо уже приведенной информации, еще множество «новых, уточненных сведений», которые обещает редактор А. Р. Фокин, заведующий кафедрой богословия Общецерковной аспирантуры и докторантуры. Сведений как о святых, так и о еретиках. Например, узнает о том, что святитель Афанасий был аполлинаристом до Аполлинария (С. 114), Арий же «был виновен, возможно, не столько в принижении Сына, сколько в превознесении Отца» (С. 91). Или, еще лучше: «Нет ничего невозможного в том, что он был просто несгибаемым консерватором, осмелившимся бросить вызов тому, что он считал нововведениями своего епископа. И привлекшим последователей просто потому, что он озвучил чувства множества других людей в связи с опасными изменениями в богословии» (С. 92). Что именно написано о Нестории и его осуждении, догадаться совсем не сложно…

В заключение скажем, что надежды редактора А. Р. Фокина на то, что «перевод этой книги, осуществленный группой современных отечественных ученых… поможет российским читателям … почерпнуть для себя новые интересные данные о жизни, литературной деятельности и богословской мысли греческих отцов и учителей (так в оригинале. – И.Р.) Церкви IV-V вв.» мы оцениваем как вряд ли меньшее зло, нежели сама книга Ф.М. Янг. В свою очередь, выскажем надежду, что желающих соблазниться будет немного.

Янг, Френсис М. От Никеи до Халкидона: Введение в греческую патристическую литературу и ее исторический контекст // пер. с англ. П. Б. Михайлова, А. В. Серегина, М. В. Егорочкина, С. В. Месяц, Е. Б. Грозновой. М.: Изд-во ПСТГУ, 2013. С. 620

Игорь Рысин

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s