После Человека

Фотомонтаж Dante Cyborg. Автор Roberto Rizzato. 2008 г.К своему 50-летию Френсис Фукуяма опубликовал книгу “Наше постчеловеческое будущее. Последствия биотехнологической революции” (Our Posthuman Future: Consequences of the Biotechnology Revolution. Издательство Farrar, Straus and Giroux). Фукуяма – известный специалист по стратегическим исследованиям, профессор международной политэкономии в институте Высоких международных исследований при американском университете Джонса Хопкинса.

Фукуяма распространяет вокруг себя особого рода пессимизм, который действует отрезвляюще на общественное мнение. Он получил мировую известность после 1989 года, когда сначала в статье, а потом в книге, объявил о конце истории. История человечества завершилась, потому что либеральная политическая и экономическая модель одержала окончательную победу над социализмом. Будучи либералом, Фукуяма скорее приветствует такое триумфальное завершение буржуазной революции. Но почему современный мир предстает в его сочинениях, как оглушающе скучный и угрожающий свободе отдельного человека?

Завершение исторического развития, по Фукуяме, не значит, что ничего не будет происходить. Напротив, происходит очень многое, что угрожает не только личности, но и человечеству, как понятию, наполненному смыслом.

Здесь он откровенно признается, что следует Олдосу Хаксли с его “Прекрасным новым миром”. “Цель моей книги, – пишет Фукуяма,- показать, что Хаксли был прав в том, что самая главная угроза современных биотехнологий состоит в том, что они могут изменить человеческую природу и тем самым перевести нас в “постчеловеческую” фазу истории”.

Наш философ не может не видеть, что либеральное развитие, а по-нашему – разрушение, перешло после 1989 года на нравственный и метафизический уровень. Вот, в своей новейшей книге Фукуяма указывает на угрожающее развитие биотехнологий. Он подробно разбирает опасности, исходящие от клонирования, генной инженерии и психофармакологии.

Общеизвестно, что генная структура настолько сложна, что последствия вмешательства в нее просто невозможно просчитать. Поэтому, считает автор, государство обязано запретить клонирование точно так же, как оно запрещает кровосмешение. Причем Фукуяма считает клонирование и инцест – явлениями одного нравственного и социального порядка.

Возьмем более безобидный пример: определение пола будущего младенца. Кажется, что в этом плохого? – однако это может нарушать демографическую ситуацию. При выборе пола предпочтение отдается, обычно, мальчикам, что соответственно, создает избыток мужского населения в стране. Столкнувшись с такой проблемой, южно-корейское правительство ограничило возможности родителей определять пол ребенка.

Биотехнологии приводят к увеличению продолжительности жизни, но пока неспособны излечить болезни преклонного возраста. Следовательно, наши сограждане живут дольше, но едва выносимо. Теперь представьте себе, что мы увеличим вдвое продолжительность жизни, и, соответственно, старческое бессилие – лет на 40.

Наш автор ставит также вопрос об улучшении человеческого рода. Да, мы все хотим лучшего для наших детей. Но правильно ли мы понимаем это лучшее? Мы сами являемся сложнейшим продуктом социальной и культурной жизни, утверждает Фукуяма, так что решения улучшить наше потомство, исходя из сиюминутных соображений политкорректности или моды, могут серьезно повредить нашему будущему.

Будет ли “нормальным” мир, если в нем негры будут генетически улучшены до белизны, мальчики станут менее агрессивными, девочки более самостоятельными, и все вместе более работящими и послушными? При дешевизне и доступности биотехнологий даже личные хаотические действия родителей в этом направлении способны серьезно исказить мир, доказывает Фукуяма.

Наконец, Фукуяма обращает особое внимание на фармакологические препараты, влияющие на поведение человека, такие Prozac и Ritalin. Они уже используются для социализации детей, и в этом смысле замещают воздействие родителей и учителей. “Медицина,- утверждал Фукуяма в интервью International Herald Tribune,- подрывает традиционные представления о воспитании человека и о том, в какой мере вы ответственны за свои поступки “.

Однако Фукуяма не историк науки, а политолог с философским уклоном, и он, наконец, ставит главный для него вопрос: какими будут человеческий род и производная от него политическая система после биотехнологической революции?

Прежде всего, считает автор, будет уничтожено принципиальное единство человеческого рода. Человек, запрограммированный родителями, как скрипач-вундеркинд, – это будет уже не обычный человек, а новый биологический вид.

Тогда социальные и культурные ниши будут определяться не историей, культурой или личными дарованиями, а принадлежностью к тому или иному биологическому виду. Возникнет подвид “политиков”, “журналистов”, математиков”…

Между тем, Фукуяма доказывает, что “человеческая природа существует и это понятие имеет смысл. Именно понятие о человечестве дает нам постоянство и преемственность в нашем историческом и биологическом опыте. Вместе с религией, это понятие определяет наши самые фундаментальные ценности. Человеческая природа определяет и формирует то, какие политические режимы возможны. А значит, изменив человеческую природу, мы изменим и политическую систему”.

Фукуяма считает, что в таком мире руководством к действию будет не Декларация прав человека, а учение Ницше. На этой основе вырастет не либеральная и вообще весьма необычная политическая система. Это будет тоталитарная олигархическая и аристократическая система, в которой отдельный человек утратит и те свободы, которые у него есть сейчас.

Поскольку мрачные пророчества Френсиса Фукуямы привязаны к развитию технологий, то легко их оспорить. Да, в конкретных деталях будущий мир может оказаться иным. Но этот будущий тоталитаризм уже сегодня здесь: он – в головах тех политиков, ученых и идеологов, которые создают и поддерживают новые биотехнологии. Они уже рабы будущего прирожденного Диктатора.

Роман Вершилло

2002 г.

Реклама

После Человека: 3 комментария

  1. Со времён Адама и Евы человек, по наущению врага, пытается заменить собою Бога. Не будучи Творцом, пытается творить, создавая в большинстве случаев лишь искаженную копию Божьего творения, имитацию. В наше время эта страсть, усиленная корыстным интересом, приобрела всемирный масштаб. Подделывается всё. Место натурального, природного всё больше занимает «идентичное натуральному» (читай — «гробы окрашенные»). «Идентичной натуральной» становится вся жизнь человека — в плотской, душевной и духовной сферах. Речь уже зафиксировала это, современный человек всё больше не делает, не чувствует что-либо, а «типа» делает, чувствует, думает: «Я, это, типа, люблю тебя». Одно не может синтезировать враг – человеческую душу, потому изо всех сил старается вовлечь самого человека в создание для его души враждебной, мертвящей среды, «… но жив Господь и жива душа твоя!» (1Цар 20:3)

    Нравится

    • Идентичность — это ролевая игра. Ты можешь быть мужчиной, а идентифицировать себя женщиной, бисексуалом, транссексуалом или ещё нечисть знает кем.

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s