Нелюбимые

Ольга Селихова

От дыхания Божия зарождается новая жизнь. Она расцветает в нежном розовом бутоне, который может полностью распуститься только под лучами солнца. Но прекрасный цветок никогда не увидит солнца. В саду, где он зародился, его нужно лелеять и поливать, его нужно любить, а хозяин цветка любит только себя, и ухаживать за цветком не желает. Он говорит: «Цветок зародился в моем саду, что хочу, то и делаю с ним». И вот хозяин берет острые ножницы и срезает цветок, а потом бросает его на землю. Вскоре человек, погубивший цветок, умирает сам. Предсмертные болезни совсем не изменили его, он продолжает любить только себя самого. И так он предстает перед Великим Престолом Божиим, пред которым расстилается огромная поляна без конца и края. На этой поляне плечом к плечу и держась за руки стоят нерожденные слепые дети, так похожие на нераспустившийся маленький розовый цветок из его сада. И вот один из этих детей возопит громким голосом: «Господи, рассуди нас с нашими убийцами!» И не будет никакой защиты у хозяина цветка после этого крика убиенного младенца. И ждут его страшные мучения во веки веков, а дым мучения будет окутывать белой пеленой поляну, на которой взывают к справедливому Божьему суду нерожденные нелюбимые.

Сайт «Православие.ру» сообщает, что депутат губернской думы Самарской области Дмитрий Сивиркин предлагает внести изменения в статью 35 Федерального закона «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации».

Пункт 19 части 6 статьи 35 Федерального закона от 29 ноября 2013 года №326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2010, №49, ст. 6422) депутат предлагает изложить в следующей редакции:

Беременность, роды, послеродовой период и аборты (в случае их производства исключительно по медицинским показаниям и при условии наличия неотвратимой угрозы жизни женщины).

Я, как верующий человек, и огромное количество моих православных единомышленников, а также верующих других конфессий, — мы не хотим опосредованно участвовать в грехе детоубийства. А в нем участвует каждый, кто платит деньги в фонд обязательного медицинского страхования. Потому что именно оттуда финансируются аборты. Думаю, что если моя поправка в закон об ОМС увидит свет, то будет спасено значительное количество жизней наших будущих российских сограждан, — говорит Дмитрий Сивиркин.

Сивиркин прикрывается Христианской Православной Верой, в которой исполнение Святой Христовой заповеди «Не убий» есть непременное условие Евангельской любви. Только через святую любовь к ближнему можно стяжать любовь к Богу. Но «верующий» Сивиркин свободно совмещает понятия его так называемой любви и веры с абортами по медицинским показаниям и при условии наличия неотвратимой угрозы жизни женщины. Он решил конкретизировать: кого убивать, а кого помиловать, применив фашистский метод выборочного людоедства. Идеолог зачисток в концентрационных лагерях Гейдрих тоже применял этот метод, особенно выделяя евреев, цыган и славян. Больных и немощных фашисты убивали без применения критерия по национальному признаку.

Отдельно хочется отметить аборты при условии наличия неотвратимой угрозы жизни женщины. Эту неотвратимость, видимо, Сивиркин будет определять вместо Самого Господа Бога, Подателя жизни, вместе со специальными медицинскими комиссиями. Такие примеры в мире уже есть. Так в Ирландии комиссия только из трех врачей может определять: действительно ли существует неотвратимая угроза суицида женщины, чтобы дать ей направление на аборт. Ирландские пролайферы говорят, что всего одной комиссии из трех фашиствующих людоедов достаточно, чтобы тысячами штамповать направление на детоубийство ирландских младенцев.

Мы не хотим опосредованно участвовать в грехе детоубийства. А в нем участвует каждый, кто платит деньги в фонд обязательного медицинского страхования, — говорит Сивиркин. Однако его совершенно не смущает то, что в соответствии с его предложением верующие православные будут все равно продолжать оплачивать не только аборты по медицинским показаниям и при условии наличия так называемой неотвратимой угрозы жизни женщины, но и продолжать платить за оборудование, свет, инструменты и детоубийственную работу врачей для всех остальных абортов до 12 недель по желанию женщины в том числе.

Об этом прямо написано в Федеральном законе от 29 ноября 2010 г. № 326-ФЗ “Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации”:

Структура тарифа на оплату медицинской помощи включает в себя расходы на заработную плату, начисления на оплату труда, прочие выплаты, приобретение лекарственных средств, расходных материалов, продуктов питания, мягкого инвентаря, медицинского инструментария, реактивов и химикатов, прочих материальных запасов, расходы на оплату стоимости лабораторных и инструментальных исследований, проводимых в других учреждениях (при отсутствии в медицинской организации лаборатории и диагностического оборудования), организации питания (при отсутствии организованного питания в медицинской организации), расходы на оплату услуг связи, транспортных услуг, коммунальных услуг, работ и услуг по содержанию имущества, расходы на арендную плату за пользование имуществом, оплату программного обеспечения и прочих услуг, социальное обеспечение работников медицинских организаций, установленное законодательством Российской Федерации, прочие расходы, расходы на приобретение оборудования стоимостью до ста тысяч рублей за единицу.

То есть, пока в РФ аборты не запрещены, Сивиркин и все православные будут платить за покупку абортцангов и кюреток, вакуум-аспираторов и медикаментов, используемых при абортах, оплачивать работу врачей и электричество, которое они сжигают, делая аборты и т.д. и т.п.

Поэтому предложение Сивиркина кроме как фарисейским и популистским назвать никак нельзя.

Далее Сивиркин заявляет, что законопроект разработан в целях совершенствования порядка финансирования производства абортов в Российской Федерации и защиты религиозных чувств российских граждан.

Лично мои религиозные чувства глубоко оскорблены проабортным предложением Сивиркина. Например, он пишет в пояснительной записке к законопроекту о том, значительная часть населения нашей страны негативно относится к производству абортов без наличия соответствующих медицинских показаний. Может быть, людоеды и хотят продолжать убивать внутриутробных младенцев при наличии медицинских показаний, но верующие люди такие предложения рассматривают как меры ограничительного либерального модернизма, которые лоббируются исключительно в интересах продолжения кровавого бизнеса детоубийства. Автор законопроекта считает, что страховщики не по своей воле становятся соучастниками производства искусственных абортов. А это в огромной степени оскорбляет чувства значительной части верующих людей, вынужденных участвовать в кощунстве. И далее: Это возмутительно, что у нас все – в том числе и верующие абсолютно разных конфессий – участвуют в детоубийстве, – говорит Дмитрий Сивиркин, – Почему православный, мусульманин, иудей должны своей копеечкой участвовать в этом грехе? Если женщина хочет убить своего ребенка, если она дошла до этой степени нравственного падения, то пусть она делает это за свой счет, пусть это будет ее грех! Почему она делает это за счет общества?

К сведению Сивиркина, ислам утверждает, что аборт не является нарушением законов только в случае, если жизнь или благополучие матери находится под угрозой (и таким образом, операция разрешена в течение 120 дней). Иудаизм, при определенных условиях, разрешает процедуру аборта до 40-го дня, так как плод не считается автономным человеком до этого возраста. Лютеране придерживаются позиций еще более толерантных в отношении к аборту. Поэтому не нужно нам проповедовать проабортный экуменизм. А при инициативе самого Сивиркина предлагается обрекать на казнь нерожденных по медицинским показаниям и при угрозе жизни матери, то есть по сути практически всех, кого матери решили убить. И это его совсем не возмущает.

Откуда у Сивиркина такое полное обрушение православного вероучения о Святых Христовых Заповедях Божиих, о любви и вере христианской? Понятно, что эти нехристианские мысли заимствованы им из других источников. Совершенно аналогичное предложение мы недавно слышали от иеромонаха Димитрия (Першина), и с небольшими вариациями от прот. Димитрия Смирнова, который уже лет десять не желает оплачивать аборты из своего собственного кармана. Разве это любовь к ближнему, разве это любовь к Богу? Где в Евангелии написано, о том, что мы должны закрывать глаза на частичное детоубийство фашиствующих людоедов? Кто из Святых призывал нас защищать аборты при угрозе жизни матери? Господь учит нас любить в полноте и чистоте Своей Святой любви, и только такая Евангельская любовь приемлема для православного христианина. Все другое, придуманное грешным человеческим умом враждует против Неба и Бога, против ближнего своего, против нерожденного беззащитного младенца.

Аще кто речет, говорит святой Иоанн Богослов: яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть… Сию заповедь имамы от Него, да любяй Бога любит и брата своего (1 Ин. 4:20,21).

Послесловие

Кто сегодня самые несчастные люди на нашей грешной земле? Больные неизлечимым раком? Нет, ведь у них есть время подготовиться к уходу в наш настоящий дом, в Царствие Небесное, где ни у кого ничего не болит и где все физические страдания закончены. Главное сбросить здесь груз грехов и уйти отсюда налегке. Как несчастны больные мукоцитозом, которые не могут нормально дышать и не понимают здоровых людей, которым то – не то, и это – не это. Они рады каждому новому дню, который им даровал Господь. И в страхе каждодневного умирания, эти больные живут, приближаясь каждый день к Богу, за это молятся их матери, их родные. Несчастны люди в тюрьме, но ведь многие из них любимы их сродниками, заключенных ждут, им приносят передачи и известно, что многие из них пришли а тюрьме к Богу, они приступают там к церковным таинствам, а значит они не одни, они с Господом нашим Иисусом Христом, с Божьей Матерью, со Святыми.

Кто же самые несчастные? Нерожденные дети, приговоренные их собственными родителями на казнь в абортарии. Они нежеланные и нелюбимые, они лишние для всех, они никому не нужны, и их безмолвный крик о спасении никто не слышит. Они не умерли сами в белых одеждах спасительного крещения, у них украли возможность спасения души для жизни вечной, хотя эта возможность остается у преступников и злодеев. Что может быть страшнее убийства из-за нелюбви, когда мать отвергает Крест материнства вместе со всем обществом, которое ее поддерживает в этом страшном деянии. Но разве из-за нелюбви можно убивать?

Спасите нелюбимых, спасите отверженных, ведь все они, обреченные на смерть – это наши дети. А все наше людоедское общество вместо того чтобы потратить деньги на новорожденного, предпочитает его убить, и купить себе на сэкономленные деньги новую машину, айпад и айфон.

Неужели эти миллионы невинно убиенных сегодня некому защитить? Ведь и для собак строят приюты. Возможно, если бы нерожденные могли говорить, они бы попросили людей поместить их жить вместе с собаками в приютах, но только не убивать, только жить для спасения своей бессмертной души. Но им не дают жить их родители, врачи, депутаты, отдельные представители священства, потому что они – нелюбимые.

Нелюбимые: 7 комментариев

    • «По данным РОИ на 1 августа 2013 года 99,999599% православных христиан в России под разными предлогами не поддерживают
      запрет абортов.
      Но уже 404 человека из 100000000 (0,000401%) выступили «за» запрет абортов. Это наша общая огромная победа! При этом отрадно отметить, что приблизительно из 20000 участников блога о.Димитрия и наших групп в социальных сетях также нашлось несколько отчаянных православных смельчаков, которые проголосовали за запрет абортов!»
      Нормальных православных людей, выступающих за запрет абортов они называют «несколькими отчаянными православными смельчаками», а раньше мы были маргиналами.Это с мультиблога прот. Димитрия Смирнова, который в этом же мультиблоге примерно год назад выступил против людей, которые хотят запретить аборты. И ничего мир не перевернулся. Вчера вот так, а завтра по другому… А почему мы были маргиналами по словам о.Димитрия вчера, он сегодня никому не считает нужным объяснять. Я считаю, что такой сбор подписей с такими сопроводительными словами — это просто провокация. Их никто не просил начинать подписи собирать или референдум объявлять, когда позиция самой РПЦ — это просвещение людоедов при законах, ограничивающих и регулирующих смертный грех аборта.
      Людоедское общество само НИКОГДА не проголосует за запрет своих же смертных грехов. В результате данной инициативы будет скомпрометированна идея запрета абортов, так как цифры «за запрет» будут смешными. А потом о.Димитрий скажет, вот я же говорил, что это контрпродуктивно, общество и власть сегодня это не поддерживают, значит наша программа по просвещению людоедов и по строительству центров помощи материнству — единственно на сегодняшний день верная. А сейчас как раз начинается новый этап финансовых вливаний в пролайф. Вспомним, как сотрудники центров помощи материнству на последнем пролайф фестивале дружно выступили против запрета абортов, испугавшись, что они без работы останутся. А ведь они все называют себя православными. Деньги поработили пролайф, про спасение детей думают только единицы.
      А стратегия запрета абортов должна быть по слову о.Даниила Сысоева «с использованием права меча для защиты маленьких детишек». Как все должно происходить конкретно показывает нам история с легализацией абортов большевиками и делегализацией абортов Сталиным. В любом случае мнения людоедов мы учитывать совершенно не должны, а у нас таковых большинство.
      В настоящий момент РПЦ должна отделить свою позицию с людоедствующим обществом и сказать ВСЕМ легализуйте жизнь — исполните заповедь «Не убий». В противном случае все вместе будут делить демографические деньги и регулировать аборты до прихода Антихриста.

      Нравится

      • Ольга, я полностью вас поддерживаю. Но у меня к вам есть вопрос. В случае внематочной беременности плод ведь не выживет, насколько я понимаю.И в таких случаях даже желание матери оставить ребенка не сыграет роли. В этом случае вынуждены делать операцию как и при замершей беременности. Можно ли трактовать это как аборт? В случае замершей беременности все ясно — плод мертв. Но как правильно понять процедуру извлечения плода внематочной беременности? Это тоже аборт? Объясните пожалуйста. При этом оба случая неотвратимо угрожает жизни женщины наверняка. Вот как с этим пунктом быть? Спасибо.

        Нравится

    • Дмитрий_МСК, какой нормальный православный станет голосовать через систему «электронное правительство — электронное население», СНИЛС, смарт-карту и УЭК?

      Нравится

      • Татьяне: у нас в организации был случай, когда внематочная беременность превратилась в обычную, и родился здоровый младенец.
        В медицине это операция не относится к аборту (аборт — это прямое намеренное убиение младенца) и является полостной хирургической операцией, необходимой для спасения жизни матери. Поэтому внематочная беременность не является исключением для абортов. Таких исключений вообще в природе не существует. Врачи должны пытаться спасать как мать, так и ее дитя. А их жизнь в руках Божиих, может двое выживут, может кто-то один — мы этого не знаем. Однако другое дело духовные аспекты этой проблемы. Вроде бы женщина в таких случаях не виновата, но также как и в ситуации с выкидышем священник принимает конкретное решение в зависимости от конкретной ситуации.

        Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.