Четверг Седмицы 10-ой по Пятидесятнице

Евангелие от МатфеяМф, 88 зач., 21, 43—46

Сказал Господь ко пришедшим к Нему иудеям: потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его; и тот, кто упадет на этот камень, разобьется, а на кого он упадет, того раздавит. И слышав притчи Его, первосвященники и фарисеи поняли, что Он о них говорит, и старались схватить Его, но побоялись народа, потому что Его почитали за Пророка.

Для того, чтобы они видели, что не только самая справедливость требует этого, но что давно уже предрекла это благодать Святого Духа, и Бог так определил, Христос приводит пророчество и обличает их, говоря: “несте ли чли николиже”, яко «камень, егоже небрегоша зиждущии, сей бысть во главу угла? От Господа бысть сей, и есть дивен во очию нашею» (ср.: Мф. 21:42). Он всячески уверяет иудеев, что они, как неверующие, будут изгнаны, а язычники приняты. Это дал Он разуметь и обращением с хананеянкою, и избранием осла при входе во Иерусалим, и примером сотника, и многими притчами; на это же указывает и теперь. Поэтому Он и присовокупил: “От Господа бысть сей, и есть дивен во очию нашею”, давая тем знать, что верующие язычники и те, которые из самих иудеев уверуют, составят одно, несмотря на все их прежнее между собою различие. Затем, чтобы они знали, что все это нисколько не противно Божию совершенству, а напротив весьма сообразно с ним, и даже чудно и поразительно для всякого (а и действительно это было несказанное чудо), — Христос присовокупил: “От Господа бысть сей” . Камнем называет Себя, а зиждущими — учителей иудейских; то же сказано и Иезекиилем: “зиждущие стену, и помазующие неискусно” (Иез. 13:10). Как же “небрегоша”? Когда говорили: “Сей несть от Бога” (Ин. 9:16); “Сей льстит народы” (Ин. 7:12); также: “самарянин еси Ты, и беса имаши” (Ин. 8:48). Наконец, чтобы они знали, что им угрожает не одно отвержение, указывает на самые казни: всяк “падый на камени сем, сокрушится; а на немже падет, сотрыет и” (Мф. 21:44). Здесь Христос представляет двоякую гибель: одну от преткновения и соблазна, — это означают слова: “падый на камени сем”; а другую, когда подвергнутся пленению, бедствиям и совершенной погибели, — что ясно выразил словами: “сотрыет и”. Этим же Он указал и на Свое воскресение. Пророк Исаия говорит, что Он обвиняет виноградник (то есть народ); здесь же порицает и начальников народа. У Исаии говорит Он: “что подобаше Мне сотворити винограду Моему, и не сотворих?” (Ис. 5:4). А у другого Пророка: “кое обретша отцы ваши во Мне прегрешение” (Иер. 2:5)? также: “людие Мои, что сотворих вам, или чим оскорбих вас?” (Мих. 6:3). Так Он изображал неблагодарность иудейского народа, что они за все Его благодеяния воздали Ему противным! Здесь то же самое говорит с большею силою. Не Сам Он является говорящим: “что подобаше Мне сотворити, и не сотворих?” Но представляет, что они сами произносят приговор, что все для них было сделано, и тем сами себя осуждают. Слова их: “злых зле погубит, и виноград предаст иным делателем” — то и означают, что они сами на себя произносят самый строгий приговор. И Стефан укоряет их в этом, особенно нападая на них за то, что они, пользуясь постоянно великим Божиим промышлением о них, воздавали Благодетелю совсем противным; и это самое было ясным доказательством того, что не наказывающий, но сами наказываемые были виновниками ниспосылаемой на них казни. То же доказывается и здесь, как притчею, так и пророчеством. Христос не удовольствовался одною притчею, но привел еще два пророчества: одно Давидово, другое — собственное Свое. Итак, что же должны были сделать иудеи, выслушав это? Не поклониться ли Господу? Не удивляться ли Божией о них попечительности, явленной как в древние времена, так и после этого? Если никакое благодеяние не могло их сделать лучшими, то по крайней мере не надлежало ли им вразумиться хотя страхом наказания? Но они не вразумились. Что же сделали они после этого? “Слышавше, — говорит евангелист, — разумеша, яко о них глаголет. И ищуще Его яти, убояшася народа; понеже яко Пророка Его имеяху” (Мф. 21:45-46). Иудеи, наконец, поняли, что Христос разумел их. Когда однажды они хотели схватить Его, Он прошел посреди их, и сделался невидим; в другой раз явился и остановил решительное их намерение убить Его, которым они мучились. И они, удивляясь этому, говорили: “Сей ли есть Иисус? Се, не обинуяся глаголет, и ничесоже Ему не глаголют” (Ин. 7:25-26). Но теперь, так как их удерживал страх пред народом, Христос довольствуется этим, и не производит чуда, как прежде, не проходит посреди их, не делается невидимым. Он не хотел везде действовать сверхчеловеческою силою, чтобы верили истине Его вочеловечения. Но ни народ, ни слова Христа не вразумили иудеев; они не устыдились ни свидетельства пророков, ни собственного своего приговора, ни мнения народного. Так совершенно ослепило их любоначалие, тщеславие и привязанность к временному!

св. Иоанн Златоуст

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.