Радионяня для нерожденных

Митрополит Антоний Сурожский

Митрополит Антоний Сурожский

Один из посетителей нашего сайта охарактеризовал наши материалы в целом как демагогию. При этом он оценивает нижеприведенный фрагмент радио-интервью митр. Антония Сурожского Русской службе Би-Би-Си как: Слова человека думающего, искренне болеющего за человека (может, это покажется кому-то странным), ищущего истину.

Митр. Антоний говорит об абортах:

А иногда бывает чисто безнравственный подход. Например, недавно я читал о том, как чета, в которой мать передавала гемофилию, настаивала, чтобы у них рождались дети, хотя знала, что они будут погибать, но — «мы хотим детей». В данном случае, конечно, выход был бы не в аборте, а либо в воздержании, либо в противозачаточных средствах, — законных и не представляющих собой никакого уродства.

О.С. С какой точки зрения ты говоришь такие вещи, Владыко: это жалость к человеку, или можно сказать. что это подлинно христианский подход?

М.А. Ты мне ставишь очень трудный вопрос — в том смысле, что я не могу сказать, что я зрелый и совершенный христианин, который может ответить как бы от имени Христова. Могу только сказать, на основании очень теперь длинной жизни, что речь идет не о том, чтобы пересматривать существующие церковные правила; но надо задуматься, при каких условиях они были провозглашены, что люди знали о жизни, о смерти, о зачатии в тот момент, когда были определены те или другие правила. И для меня несомненно, что некоторые правила применимы в той области, в которой они соответствовали знанию. Но когда появляется новое знание, новое понимание, приходится не каноны изменять, а задумываться над тем, в какой мере и в какой полноте мы их можем применять — или имеем право не применять.

И это мы делаем постоянно. Когда человек приходит на исповедь, мы, например, никогда не применяем существующих правил об отлучении от Церкви, о лишении причастия на десятки лет. И не потому, что мы безразлично к этому относимся, а потому, что цель всякого закона и всякого применения закона — спасение человека, помощь ему. Я не могу разделить в себе человека, христианина, епископа, врача. Бывают ситуации, в которых я взял бы на себя ответственность поступить так или иначе, потому что в уродливом мире, в котором мы живем, применять абсолютные идеальные правила — нереально.

Можно согласиться, что именно искренним, думающим и болеющим за человека предстает автор этих слов. Однако любопытно и страшно наблюдать, как весь его мыслительный аппарат направлен на избежание Истины, а уж никак не на поиск Ее.

Как изощренно ищет митр. Антоний возможность поступиться Истиной, сохраняя с Ней при этом некоторые деликатные отношения, и только ради человека, ни больше, ни меньше. Даже закон и всякое применение закона — спасение человека, помощь ему. Не отделение добра от зла, не помощь человеку избрать добро и отринуть зло, не Заповедь, а средство создания зоны комфорта для человека в любом его состоянии.

Для этого действительно не нужно менять каноны, можно лишь применять их в соответствии с новым знанием о жизни и смерти. А как же быть с Заповедями? Ведь они даны людям Самим Богом, который знает о жизни и смерти все , будучи Владыкой живота и победителем смерти? Здесь митр. Антоний также избегает истины, так как заранее предупреждает, что не может ответить на вопрос как совершенный христианин.

Жалость к человеку или подлинное христианство? вопрошает о. С. (о. Сергий Гаккель) своего собеседника. Жалость, конечно жалость, мягкая как пластилин мораль уродливого мира, где абсолютные правила неприменимы, и даже некоторые митрополиты сомневаются в своем христианстве.

Человек , как объект непомерного жаления, навсегда отлучен от Истины безграничной добротой владыки. Заботливая радионяня баюкает рожденных в жизнь вечную взрослых, наводя на них тяжкий духовный сон, и пугает своей ложной добротой нерожденных детей.

Митрополит Антоний обещает спасение человека и помощь ему, но в чем, согласно этой логике, они состоят? В уродливой реальности, описанной в интервью, спасение есть иллюзия того, что суд человеческий и Суд Божий это одно и то же. В этой же самой реальности нам могут предложить помолиться за Березовского, Познер хочет сказать Богу «как Вам не стыдно», а Брейвик жалуется на холодный кофе, отсутствие увлажнителя воздуха, недостаточное количество масла, которое он может намазать на хлеб, и плохой вид из окна.

Эта радиопередача давно закончилась, но мир по-прежнему льстит человеку, выдавая за поиск Истины полный отказ от Неё.

О.Ю.В.

Реклама

Радионяня для нерожденных: Один комментарий

  1. Вот-вот. У меня случай был в семинарии:
    — Блум — не христианин, оправдывает нарушение Заповеди!
    — Зато он образованнейший богослов.
    Без комментариев.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.