За аборты не надо «расстреливать и подводить под статью»

Владимир Легойда

Владимир Легойда

Глава Синодального информационного отдела Владимир Легойда в силу современных условий снимает предложение об обязательном получении женщиной согласия на совершение аборта со стороны мужа.

Такое заявление глава синодального отдела сделал в ходе телепередачи на канале «Дождь». В. Легойда напомнил, что руководству России от лица Патриарха Московского и всея Руси Кирилла ранее был направлен комплекс социальных предложений Церкви, касающихся, в том числе семейных отношений и поддержки семьи. В частности, предлагалось, чтобы при желании сделать аборт женщина должна была обязательно заручиться поддержкой своего мужа.

Чтобы вывезти детей за границу, любому супругу нужно согласие супруга, а чтобы сделать аборт, жене не нужно согласие мужа. Мы считаем, и я считаю, что это не менее важный шаг, чем вывоз несовершеннолетних детей за границу, – пояснил В. Легойда предложение. По его словам, в результате последовавших «сложных переговоров» с Минздравом представители этого ведомства, в частности, обратили внимание на тот факт, что сегодня в России «многие зарегистрированные браки фактически не существуют» и «супруги» в действительности могут просто не иметь никаких связей друг с другом.

Когда нам сказали, что это ставит женщину в очень сложную ситуацию, мы просто сняли это предложение. И это и есть пастырская позиция: мы не отказываемся от своей позиции, но мы просто понимаем конкретную ситуацию, — пояснил В. Легойда. Аборт – это убийство, это однозначная, определенная позиция Церкви, но это не значит, что нам нужно расстреливать и подводить «под статью» тех, кто его сделал, — заключил он.

Источник

Реклама

За аборты не надо «расстреливать и подводить под статью»: 6 комментариев

  1. Поразительно! Вместо того, чтобы воспользоваться такими обстоятельствами как дополнительной преградой для абортов, наоборот — идут на встречу тем, кто собирается их делать. Кто-нибудь вообще контролирует, что вещает этот человек от лица Церкви? Понимаю, вопрос скорее риторический.

    Нравится

  2. На самом деле борьба за получение согласия мужа на аборт — это очередное ограничение смертного греха, которое количество абортов не сократит. И это никакая не дополнительная преграда для детоубийцы. А запретить аборты, легализовав ЖИЗНЬ, и подвести абортницу под статью — главная задача демографической политики государства, в которой слово РПЦ играет не последнюю роль. Но кажется, что слово Церкви об исполнении заповеди «НЕ УБИЙ» нам сегодня не грозит. Легойда живет в своем космосе, там про Святые заповеди Божьи никто и не слышал. Там критерий и ориентир жизни — не Христос, а людоеды, которые вдруг пригласят Легойду на «Дождь» и скажут: «Ну вот Вы опять с запретами». А он хочет, чтобы его людоеды любили. А Бог? Ну так тут либо Бог, либо людоеды. Легойда выбрал последних.

    Нравится

    • В этом интервью содержатся настоящие перлы. Например : «Я считаю, что пастырская
      позиция вообще (позиция Церкви
      всегда пастырская) избегает
      обострения ситуации, которая уже
      разделяет людей, и в случае, когда
      Церковь занимает какую-то одну
      позицию, она может способствовать
      еще большему разделению.» Значит вопросы добра и зла, греха и правды Божьей, которые всегда вносят разделение ( не мир, но меч), Церковь по мнению Легойды не беспокоят. Ясно, что лично он давно потерялся в своем космосе, раз пришел к Собчак и даже вручил ей икону. Но странно слышать его как представителя Церкви. Это просто позорище.

      Нравится

  3. ««Аборт – это убийство, это однозначная, определенная позиция Церкви, но это не значит, что нам нужно расстреливать и подводить “под статью” тех, кто его сделал»»

    получается, что Легйода против того, чтобы убийство было наказуемо? если быть последовательным в своих суждениях, ему нужно выступить за отмену уголовного наказания (105 статьи УК РФ) за убийство, либо отвергнуть ту истину, что аборт — есть убийство.

    как же жалок этот прогиб под мир :(

    Нравится

  4. «Аборт — это убийство», но «под статью подводить не надо», т. е. убивайте, граждане, убивайте, под статью не попадёте…

    Ранее я тут на сайте выступил по данному вопросу с, так сказать, либеральных позиций, но это всё даже для моего «либерализма» уж слишком. Я имел в виду что-то вроде того, чтобы не выступать вообще, не «навязываться», но уж если спросят, тогда сказать — убийство, статья и пр. и пр. Наконец — по-моему — можно было бы сказать так, что если вас за аборт не осудит государство, то осудит Господь Бог, нет статьи, зато есть заповедь.

    А насчёт «вопросов разделения» — так может говорить только тот, кто не читал Евангелие…

    Дарить икону Собчак…

    В общем, просто ужас. Ужас.

    Нравится

  5. В статье о политике, т. е. здесь —

    https://antimodern.wordpress.com/2011/05/30/politics/

    — Соловецкое послание названо либеральным, указывается на либерализм. Я не согласен, и предлагаю его ( послание ) рассмотреть на примере противоабортной деятельности.

    Я не так давно в комментарии здесь на сайте поддержал о. Димитрия Смирнова в том, что не надо, так сказать, навязываться, большинству «верующих» и тем более неверующих Церковь вообще не нужна, это факт, это надо признать, поэтому попытки добиваться принятия закона против абортов ни к чему не приведут, и как сказал о. Димитрий, общество такой закон не примет. Мне сказали, что это плохо, такая позиция неприемлема, нужно именно добиваться принятия антиабортных законов. Пусть так.

    Пусть так — значит, имеется группа граждан, которые исходя из своей веры добиваются политических изменений в государстве, а государственное законодательство уж точно суть политика, отрицать это можно лишь совсем неуместными софизмами. Кто эти граждане? Это, очевидно и несомненно — Церковь, они суть неотъемлемая часть Единой Церкви. Может ли Церковь от них отказаться? Нет. Может ли поддержать? Т. е. может ли принять Соборный документ о том, что Церковь как общественное объединение, как социальное явление, как социальный институт, как юридическое лицо — тут уж как угодно, как захотят «политики» — требует принятия такого-то и такого-то закона, хотя бы и со ссылкой на Библию? Нет! Церковь как организация не может требовать изменений государственного законодательства. Церковь может принять свои внутренние меры, например, ужесточить покаянную дисциплину — вот сфера церковной власти. Но законы государства — это законы государства.

    Итак, имеем «противоречие» — Церковь в политике и участвует, и не участвует.
    Ровно из этого, в высшей степени реального и жизненного, противоречия и исходили авторы Соловецкого послания. Церковь должна оставаться вне политики, не должна вмешиваться в дела государства, и при этом члены Церкви, живущие в миру, миряне, должны руководствоваться велением совести, Церковь от этих граждан никогда не отказывалась и не сможет отказаться.

    И вот тут очень верно Роман указывает, что тогда, в те годы, для Советской власти рассуждения такого типа прозвучали как худшее из обвинений — Церковь вроде бы будет то-то и то-то делать, но вот ответственность с себя заранее снимает. Политика в самом деле не оставляет никакого вообще пространства для «аполитичности», «аполитичность» как таковая действительно возможна лишь как разновидность «политики», а пространства за пределами, вообще по ту сторону политики сама политика никому не оставляет — это верно. Политика претендует сразу на всё жизненное пространство. И значит, с точки зрения политики, налицо церковный «либерализм». С точки зрения политики это либерализм. Потому, что для политики всё политика. Взгляд на Церковь через призму политики даёт картину либерализма. Вот это совершенно верно, и на этом и надо было бы остановиться. Либерализма же в собственном смысле слова тут никакого нет. То что есть это суть либерализм политический и с точки зрения политики. И пусть.

    И нужно признать, что митр. Сергий писал в этом отношении то же самое, т. е. что православные хотят быть православными и при этом иметь СССР своей гражданской Родиной, ровно так, как и во времена Нерона. В первоначальных же проектах Декларации были вообще слова о чудесах, о том, что Церковь верует в чудеса, а уж это совсем за пределами не то что политики и государства, но и вообще «века сего»… Пришлось, конечно, всё это вычеркнуть — и почему? А потому, что тут-то и была бы кульминация самой страшной и самой политической политики, самой страшной котрреволюции!..

    Вот что хотелось сказать. Получилось и о политике, и о Соловецком послании, и о противодействии абортам.

    Нравится

Добавить комментарий для Владислав Л Отменить ответ

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.