Священник Даниил Сысоев о запрете абортов

fr_daniil

Доклад, сделанный на совещании родительской и пролайф общественности по вопросу формирования суверенной семейной политики. 25 января 2013 г.

Об о. Данииле некоторые говорят, что он проповедовал радикальное православие. Совсем недавно я услышала от одной матушки вопрос, связанный с тем, что ее старшая дочь прочитала книгу «Замуж за неверующего?»: «Кто дал о. Даниилу право так бескомпромиссно говорить о полной невозможности для верующей христианки выйти замуж за неверующего?»

Я убеждена, что это право ему дал Господь Бог – излагать свою христианскую позицию, строго основанную на Священном Писании и Предании, без протестантских искажений и без католических приукрашиваний, без боязни быть непонятым миром и, как он часто говорил, не «прогибаясь под изменчивый мир». О. Даниил всегда был в золотой середине Царского пути Слова Божия, с которого он не свернул и которое он никогда не предал.

Мне всегда казалось, что о. Даниил не был никаким радикалом или маргиналом в своей вере. Просто у него была живая вера, которой его Бог наградил за его ярко горящую свечу любви к Богу и к человеку. Он старался сам вести чистую жизнь, отделяя себя внутри от всякой неправды (мы видим это из воспоминаний самого близкого ему человека – матушки Юлии), поэтому он и проповедовал только чистое православие и только неповрежденную веру. Он жил этой правдой и нам заповедовал отделять эту правду ото лжи в нашем падшем мире.

Мы знаем как о. Даниил мужественно сражался за души людей неправославных, и также мужественно он встал на борьбу за души нерожденных беззащитных младенцев. Кажется, что он не так уж много сделал в пролайфе, но это не так. Прежде всего, он оставил нам самые главные слова, которые написаны сегодня горящими буквами любви ко всему человечеству на флаге христианского движения в защиту жизни нерожденного.

Вот эти слова: Мы выступаем за полный и безоговорочный законодательный запрет абортов. Он, бросив перчатку смерти, вступил с ней в бой и победил ее своей мученической кончиной, о которой сам говорил: Самая лучшая смерть для христианина, конечно, мученическая за Христа Спасителя. Это самая наилучшая смерть, которая может быть для человека в принципе (Неизвестный Даниил, М. С. 123). Он не боялся смерти так, как боимся ее мы. Кажется, что он жил на земле с ангельскими крыльями, и каждый миг своего существования был готов расправить их, оторваться от земли и взлететь на небо к своему Господу, которого так любил.

О. Даниил, конечно, своей смертью поднял для нас планку спасения очень высоко. Но в своей вере и во взглядах, которые он изложил в своих многочисленных трудах, он нас не призывал к каким-то особенным подвигам, он просто хотел, чтобы мы вместе с ним были православными христианами, исполняющими Святые Заповеди Божии.

Правдою называется исполнение всех заповедей, – пишет Святитель Иоанн Златоуст. Казалось бы, что в православной среде не может быть разногласий и пререканий по этому поводу. Просто хотя бы потому, что Святая заповедь Божия «Не убий» непререкаема. Но это не так.

О. Даниил как будто бы знал заранее обо всех этих «пререкательных» позициях и учениях, которые можно отнести сегодня к ереси ограничительного либерального модернизма. И он в своих трудах заранее ответил на все эти вызовы. Перечислим некоторые из них.

Прежде всего, это когда говорят – «общество не примет запрет абортов и запрещать аборты нужно поэтапно», применяя методы ограничения и регулирования смертного греха детоубийства. Есть еще опубликованные комические призывы: «Усилить право на жизнь, или чтобы этого греха было меньше».

Я хотела бы привести несколько конкретных примеров высказываний сторонников ограничения или регулирования заповеди «Не убий».

Целая группа священнослужителей и других деятелей уже не первый год говорят о том, что «общество не примет запрет абортов».

Государственная власть не пойдет сегодня на то, чтобы запретить аборты, – говорит о. Димитрий Смирнов в своем блоге 18 января 2011 г., и далее – Чем больше картинок о запрете абортов мы используем, тем больше маргинализируется наше движение.

Священник Максим Обухов также говорит о запрете абортов как заведомо непроходном предложении.

А о. Даниил пишет: Вместо разговоров о спасении и о подготовки к небу, только и слышишь о том, соответствует ли то или иное мировоззрение интересам государства, общества, либеральным ценностям и т.д. Об одном только забыли – о Христе (Гражданин неба, М. С. 119).

Не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу (Иак. 4:4). И нам всем приходится сегодня выбирать, с кем дружить: с людоедами из общества или с Богом.

Комментарий из интернета:

Православным нужно подстраиваться под волю Бога, а условия и обстоятельства, от нас не зависящие, я оставляю на Бога Вседержителя. Наша Церковь в лице её служителей должна говорить людям только правду – Божию правду, без всякой половинчатости и приспособленчества. И особенно сейчас, когда у нас все возможности для этого есть. Нужно быть православными христианами во всем и до конца.

Демограф Игорь Белобородов вообще абстрагируется от закона Божия:

При чем здесь заповедь Божья? Безусловно, абортов быть не должно. Но это в идеале. Причем есть такая утопия, что если мы запретим аборты – мы тут же проблему решим.

Откуда такое полное обрушение христианского мировоззрения и учения Православной Церкви о Святых Божьих заповедях? Почему все вышеназванные свое видение проблемы согласуют с мнением людоедского общества – вместо соответствия высоте и чистоте авторитета книг Библии и Нового Завета. Где в этих книгах или у Святых Отцов написано о том, что можно не исполнять заповедь «Не убий» или исполнять поэтапно? Ведь Бог сказал: Не убивай, кто же убьет, подлежит суду (Мф. 5:21). Что тут непонятного?

Комментарий из интернета:

Тут цепочка-то вот какая: завел дружбу с людоедами, продал душу, получил деньги на “спасение” жизней по минимуму (предабортное консультирование, неделя тишины, буклетики, фильмы с эмбрионами), и так “спасаешь” потихоньку годами, живешь как сыр в масле, остальные – в пропасть, зачем обострять отношения, когда и так можно кое-кого спасти, дальше – увы, сам становишься людоедом.

Если бы все, кто сидит у “кормушки минимизации”, разом затребовали полного запрещения абортов, Сам Бог бы вступился, настало бы другое время для Церкви, может быть, более тяжелое, но без фальши. Но им лучше создавать видимость на разные гранты и создавать фонды и кризисные центры, домики для мамы на 15 человек, чем сказать полную Правду. А ведь Господь, требует от нас жажды Правды, именно когда никто ее не хочет и кругом людоеды. Не знаю, для меня, как для врача и христианина, позиция оо. Смирнова и Обухова есть чудовищное лицемерие, соблазн для паствы и для внешних. Заповедь актуальна в любое время, как бы общество ни относилось к ней, а модернист слюнявит палец и проверяет, куда дует ветер, потому что его сокровище зарыто здесь, под паркетом сегодняшних “реалий”, отсюда их призыв “реально смотреть на вещи”.

Давайте скажем честно, сегодня наше людоедское общество само никогда не примет законодательный запрет абортов. Его можно просвещать хоть до прихода Антихриста, его можно хоть озолотить, но общество все равно будет служить не Богу, а сатане.

Но это будет продолжаться только до тех пор, пока мы не запретим им убивать и не разрушим их капища – абортарии. И начать эту миссию необходимо со слова об исполнении заповеди Божьей «Не убий» сказанного на самом высоком Церковном уровне.

Но вот иеромонах Димитрий (Першин) высказывается однозначно против запрета абортов в России, называя это «вредной утопией».

Он предлагает выбрать только один день в году, и сделать его праздником «Днем беременных» и в этот радостный день не делать аборты. То есть 364 дня народ будет убивать своих собственных детей, а на 365-й вдруг остановится, и начнет радоваться тому, что наконец-то наступил День беременных.

Только непонятно, чему мы должны радоваться? Тому, что кровавая детоубийственная машина в России вдруг остановится на один или на два дня? Тому, что обреченные на смерть проживут на один день больше, но потом все равно погибнут? Тому, что за словом “праздник” стоит отсрочка казни? Печи Освенцима на один день остановятся на профилактический ремонт для чистки труб и извлечения обгоревших человеческих костей! Радуйтесь дети, приговоренные к убийству! Радуйтесь, палачи, ведь Вам дан отпуск на один день! Пейте и веселитесь, но завтра, ровно в 9.00 – чтобы все ножи, абортцанги и кюретки были остро наточены, а миллионы жертв снова подготовлены на заклание.

Разве о. Даниил мог бы до такого додуматься? Никогда. А ведь иеромонах Димитрий его знал. Разве он не читал его статью «Уранополитический взгляд на аборты»? Или он не согласен с тем, что писал в ней о. Даниил:

Бесконечно большими преступниками являются те, кто оправдывают злодейства. Самое страшное, что среди таких преступников есть и те, кто мнят себя быть православными. Они кричат, будто нельзя насильно заставлять человека делать добро. Тут надо полагаться только на совесть, а нельзя привлекать государство. Но воля Бога небесного такова, что власть, которую Он Сам поставил на земле, обязана следовать не воле народа, а Его воле. Бог повелевает властям использовать право меча для защиты маленьких детишек (Гражданин неба. М. С. 117)

Какая же стратегия нам предлагается? Программы минимизации зла по регулированию нерегулируемых и несокращаемых абортов. Пример:

Что касается борьбы с абортами, то я сторонник мер, проводимых в таких странах как Израиль и Германия. До операции с женщиной беседует работник социальной службы, который сделает все, чтобы остановить ее от этого шага и помочь сделать выбор в пользу рождения ребенка. Если ввести подобные меры в России, то можно сразу сократить количество абортов на 10% (Прот. Максим Обухов: «Нужно помочь женщине сделать выбор в пользу ребенка» // Православие и мир. 19.11. 2012).

Это ложь. Даже если взять официальные цифры – 1.2 млн. абортов в год, то 120 000 женщин фертильного возраста, которые целями своей жизни считают «пожить для себя, дать достойное образование уже родившимся детям, не плодить нищету» и т.д., не уговорить никогда. Они живут так, как будто бы Христос находится в далеком космосе и приходит на землю только для того, чтобы освятить раз в год на Крещение воду.

Из комментариев:

В этой позиции нет ничего специфически христианского. Этой позицией не прославляется Бог, не проповедуется и не исповедается вера.

Разве мы не призваны Господом проповедовать Евангелие всей твари, во спасение верой и крещением?

Разве не каждое наше дело, тем более – публичное высказывание – должно быть во славу Божию (1 Кор 10:31)?

Разве призывом к сокращению убийств невинных младенцев на 10% священник славит Бога? проповедает Евангелие?

Нет, потому что этот призыв не соответствует вере в Заповедь и не содержит призыва к ее исполнению по вере в нее. Это призыв не к жизни по вере, а к минимизации зла!

А “все что не по вере – грех” (Рим 14:23). Есть и еще один зловещий аспект этой темы в устах священников. Мир подспудно ждет от нас проповеди Бога. Слыша от священника мирское, а не Божественное, мир окончательно разочаровывается в Церкви. Так что это – антимиссия, подтверждение в глазах мира, что у нас нет соли, что мы не веруем в Бога. Что мы – такие же как и вы, хорошие, но неверующие. Это отречение от веры, не больше и не меньше. Это предательство Миссии.

Все программы минимизации зла – это программы минимизации православной веры, урезания Заповедей Божьих, выкорчевывания из учения Христа самого главного – бескомпромиссного противостояния миру.

Сейчас мы сражаемся либо на стороне Христа, либо на стороне диавола. Кто с кем – расстановка сил предельно ясна. Православная Церковь должна отделить свою Святую Евангельскую позицию от ереси ограничительного либерального модернизма, которая оскорбляет и попирает Закон Божий и толкает Россию в ад.

В конце концов, никто не выступает против доабортных и послеабортных консультаций и строительства приютов, но нельзя сегодня социальной и просветительской работой подменять волю Божью об исполнении заповеди «Не убий».

Быть светом – значит являть бескомпромиссную оценку творящемуся в свете Истины… Быть светом миру – иметь любовь, которая побеждает страх… Новозаветные фарисеи научились хвалиться делами милости к одному падшему и пренебрегать милостью к тысячам обреченных на падение, хотя это вполне в их силах. Стрелять в правильную цель, но сознательно избегать попадания в десятку, аккуратно дырявя «молоко». Сопротивление народоубийству – это прежде всего обуздание убийц. Без этого все остальные дела помощи несчастным не более чем фарисейство. В этом – главная помощь Церкви. В этом – сегодняшние “суд и милость и вера”, “большее в Законе”. “Сие надлежало делать, и того не оставлять”. Необходимое, но второе, возводимое на место главного, приводит, как и тогда, к предательству Христа и к оправданию Его убийства (Протоиерей Владимир Переслегин. Чем Православная Церковь может вооружить народ в условиях его геноцида?).

Требование законодательного запрета абортов – это требование исполнения заповеди «Не убий». И другого варианта о. Даниил не мыслил. «Исполните Заповедь Бога», и другой демографической программы у него не было. Напишем же на скрижалях нашего сердца Святую Божию Заповедь «Не убий».

О.А. Селихова,
директор межрегиональной
общественной организации «Жизнь»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.