Письмо сто второе

св. Тихон Задонский. Письма келейные

Понеже сия материя есть нужна нам к спасению, то я еще о том же пишу тебе: ты внимай и рассуждай. Надобно 1) тщаться и просить Иисуса, чтобы отверзл очи душевные, которые сатана ослепил. Сие бо есть начало спасения — познати себе, бедность, окаянство свое, суету мира и истину.

Ибо человек, ослеплен от врага онаго, как слепый блудит, и не знает сам, что делает; ищет чести, славы и богатства в мире, и не ведает, кому ищет и собирает. Сие есть слепота душевная. Все бо человек оставит в мире сем, чего ни ищет, и потому напрасно ищет, что оставит вскоре; и таковый подобен тому безумцу, который решетом черпает воду и хощет сосуд наполнить. Так человек миролюбивый сокровиществует, и не весть, кому соберет я. Суетные убо такового начинания, труды и тщания. Надобно убо человеку познать, что сие есть суета, и тень, и прелесть, и тое едино есть истина, что от нас никогда не отступает, но всегда с нами пребывает,— что есть вечный живот и блаженство его. Когда сия луча спасительная блеснет в сердце, тогда человек заблуждший воздохнет и возведет очи ко Господу своему, и скажет с сожалением: ах, как я худо делал! искал того, и тщался о том, что не мое, и не искал того, что истое есть мое добро; гонялся за тем, которое есть ложное, и оставлял тое, которое есть истинное блаженство. Все бо временное есть ложное: едино вечное есть истинное. Временное есть яблоко оное заповеданное, которое прельщает нас и умерщвляет: вкусишь его, и оно укусит тебе. Надобно убо сие яблоко повергнуть, и обратиться к древу живота, посреде рая церковного насажденному, Иисусу Христу. Сие едино древо оживляет нас и подает вечный живот с вечным утешением. Должно убо нам соравнять время с вечностию, и настоящее с будущим, и тако может просветиться сердце, с помощию Иисусовою. Странники бо и пришельцы есмы на земли чуждей: почто ж нам гоняться за тем, что не наше есть и что оставим на земли чуждой? Рассуждай сие, и моли милостивого Иисуса, да отверзутся очи твои, якоже слепии молили Его, и прозирали.— 2) Просить Его, чтобы уши душевные отворил, которые сатана заткнул. Примечай, что Господь глаголет во Евангелии: имеяй уши слышати, да слышит. Видишь, что надобно не токмо уши, но уши слышати иметь. Вси люди имеют уши, но не вси имеют уши слышати. Видишь, что суть другие уши, которыми слышим слово Божие, то есть, уши душевные. Когда сии уши заткнутые имеем, то нам ничего слово Божие не пользует, как глухим. Ибо хотя оно и ударяет во внешний слух, но понеже внутреннего слуха не имеет человек, то и отходит праздно слово от души, как от глухого человека всякий глас празден возвращается. Отсюду бывает, что слышит человек проповедь слова Божия, и часто похваляет, но тем словом не обновляется, не подвигается и не возбуждается к покаянию и к плодам, и таки бесплодно бывает ему слово. Что бо глухому пользует слово? ничего. Слышит, что царь земной, или господин его, или отец ему приказует, или обещает что и с радостию и надеждою творит, и верует тому. Почему? понеже сими внешними глазами видит их, и ушами слышит, обещанное видит: Бога ли, Царя небесного, великого и страшного, не будет слушать и обещанию Его неложному не будет веровать, когда душевными очами видит Его, и уши душевные отверсты имеет? Знак убо незнания Божия в души и глухоты ее, когда человек слова Божия не слушает, и заповедей Его не исполняет. В таком человеке, хотя бы он и премудр был, и око и ухо душевное закрыто тьмою и мглою, как покрывалом. Помышляй и держи, что Бог, Которого во святых книгах слово содержится, тебе говорит, души твоей, а не телу твоему, как и подлинно так, души твоей повелевает, запрещает, обещает, грозит, открывает, зовет к Себе, отводит о гибели, и призывает к вечному блаженству, велит мир презирать и вечного живота искать;— и молись Иисусу, Который глухому и гугнивому слух и язык отверзл, и тогда услышиши слово Божие не токмо вне, но и внутрь тебе; тогда душа твоя обновляться и пременяться будет, тогда сам себе дивитися будешь, что иначе все будешь слышать, как прежде слышал; тогда с Давидом будешь говорить: коль сладка гортани моему словеса Твоя, Боже (Пс. 118:103). И паки: благ мне закон уст Твоих, паче тысящь злата и сребра (Пс. 118:72). Аще царя земного глаголы и речь с сладостию и радостию слушает человек: Бога ли глаголов не послушает? Божие бо слово есть сладкое, любезное, животворящее, увеселяющее, яко слово уст Божиих. Хотя бо и чрез человеков нам глаголал Бог, но от уст Его святых произошло слово тое; тогда, слышачи Евангелие чтомое, услышиши, как Самого Христа глаголющего; тыяжде бо слова чтутся тамо, которые от Христа, на земли ходящего, глаголаны были. Сему всему начало есть видение души, и отверстый слух ее. Сии бо чувства, видение и слух, как внешнии на теле, так и внутреннии на души начальнейшие суть. И как тело без сих слепо и глухо и бедно, так без того и душа слепа и глуха, и потому в великом бедствии находится.— 3) Имеет душа ухание, вкушение и осязание свое. Тело немощное, когда закладывается ухание, никакого ухания не чувствует, такожде и вкушать не может; бывает, что и осязания не чувствует. Тоежде видим и в души. Хотя и всегда с нами Бог есть, яко на всяком месте есть, однакож душа, яко немощная, не ухает и не вкушает присутствия Его, и осязания Его не чувствует. Почему? потому, что чувств своих тех не имеет. Сатана отнял у нее тыя, и сделал ее как расслабленну и недвижиму. О, когда бы душа чувствовала Божие присутствие, когда бы в великом страхе, смирении и любви, и радости была! Чувствование бо сие без того не бывает. Когда чувствует величество и страшную славу Его: трепещет, смиряется и падает пред Ним, яко пред страшным Царем своим, на Которого и ангели смотрети не могут; когда вкушает благости Его, якоже пророк глаголет: вкусите и видите, яко благ Господь (Пс. 33:9), тогда неизреченно услаждается гортань ее, и радуется, веселится и играет, яко человек, вином напоенный. Сие в ней действует чувствование Божия присутствия. Аще бо чувствование царева присутствия, который есть человек, как и мы, делает в нас перемену, и то страх, то смирение, то радость в нас возбуждает: кольми паче будет тое, когда чувствуем Божие присутствие. Что бо царь земный пред Богом? как ничто. Не дерзнет тогда человек не токмо что делать, говорить и думать непристойное, но и слово без нужды сказать. При царе земном не смеет ничего говорить: при Бозе ли, небесном Царе, Которого величество и слава непостижима, дерзнет? Поверь, возлюбленне, что всегда бы душа во удивлении и исступлении была. Отсюду видишь, что душевных чувств не имеют, и не чувствуют, и не знают Бога, которые грешат и бесчинствуют. Слепы таковые люди и бесчувственны и, как правду сказать, живности в души никакой не имеют.— Видишь убо чувства души, видишь и немощи ее. Помолимся Иисусу, милостивому Врачу, да исцелит немощи душ наших. На сие бо Он и пришел. Аще бо исцелял телеса смертные, кольми паче исцелит души бессмертные. О, Иисусе! исцели нас, Господи, и исцелимся.— Помышляй сие, и внимай.

Спасайся.

Реклама

Письмо сто второе: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.