Интервью с Романом Вершилло, гл. ред. сайта «Антимодернизм»

«Живой журнал» Сергей Ларин

Встретиться с Романом Вершилло, православным публицистом и редактором православного сайта «Антимодернизм.ру», меня побудила не только новость, что он духовное чадо о. Александра Шаргунова (РПЦ МП), но и его призыв ко всем вносить предложения и замечания по его сайту. Сайт «Антимодернизм.ру» — это объемная работа над богословскими ошибками нынешнего времени, выполненная редактором во многом в одиночку. Подобные обзоры были у любимого мною автора архим. Рафаила (Карелина), но местами, вкраплениями.

— Роман, можно ли сказать, что модернизм — это те самые «263 ереси», которые упоминал прп. Иустин Попович в его знаменитой статье о экуменизме? (- С.Л.) (Мы отвергаем богочеловеческую православную веру, эту органическую связь с Богочеловеком и Его Святейшим Телом: православную Церковь святых Апостолов и Отцов и Вселенских Соборов — и мы хотим стать «органическими членами» еретического, гуманистического и человеко-поклоннического общества, состоящего из 263 ересей, из которых каждая есть духовная смерть).

— Св. Иустин говорит в данном случае о крупнейшей экуменической организации — Всемирном совете церквей, мы же говорим, в большей мере, о тех воззрениях, которые бытуют с некоторого времени внутри самой Православной Церкви. К этим неправославным воззрениям можно отнести и представление об органической, а не духовной связи со Христом.

В целом, мы хотели бы говорить на нашем сайте об этих проблемах сдержанно, обдуманно, корректным языком. Кстати, мы приглашаем всех православных к участию в совместной работе!

— О вас говорят, что Вы (разумеется, опуская суть ваших статей) пишете без любви и даже с ненавистью Ваши статьи.

— Пусть говорят. Такие обвинения невозможно опровергнуть, то есть они являются шулерскими в своей сути. Если спорят два человека, и один из них нечестен, то нечестный всегда переспорит честного. Но об этом не стоит печалиться. Для нас главное — чтобы нам самим не оступиться в правом исповедании, не поколебаться в вере, как говорил св. Григорий Богослов: Не беда, если победят кого словом, потому что не всем дан дар слова. Учи одного только бояться, а именно: своими лжеумствованиями подкапывать Веру.

— Это то самое, о чем говорит свт. Игнатий: Изучи дух века сего, чтобы по возможности избегнуть влияния его («Послесловие к Отечнику»)?

— Безусловно. Если мы сознательные христиане, то нам следует знать то время, в которое мы живем. И это время ужасно, говоря кратко. Спасение от этого ужаса — только в вере в Бога.

— Вы как-то заметили, что Вас спрашивают: «Как Вы дошли дошли до жизни такой»?

— В 1988 году я уверовал в Бога после тяжелой болезни, нескольких операций. Казалось, что все для меня кончилось: моя жизнь, моя работа, мое здоровье. Но на самом деле началась моя жизнь в Церкви. После недолгого увлечения «либеральным христианством» я встретился со Стефаном Красовицким (позднее ставшим священником в Зарубежной Церкви). Для меня наступил полный переворот, который поставил все с головы на ноги.

Мы создали в 1989 г. фонд им. святителя Иоанна (Максимовича), который собирал материалы для его прославления. Вместе с о. Олегом Стеняевым я издавал журнал «Амвон» (по-моему, вышел один номер). И 10 номеров журнала «Пчела» со Стефаном Красовицким. Этот журнал был уже в зачатке сайтом «Антимодернизм», который возник спустя 20 лет.

Довольно долгое время я был членом РПЦЗ. Во время процесса объединения двух частей Русской Церкви я долго раздумывал, и даже был в РПЦЗ (В), но затем вернулся в РПЦ МП, и сейчас я прихожанин московского храма свт. Николая в Пыжах, где настоятель о. Александр Шаргунов.

— На портале «Антимодернизм» есть много критики советских участников экуменистического движения. Но откуда взялась критика деятелей 19 столетия, о. Сергия Булгакова (покаявшегося социалиста, создавшего в Париже православный институт.- С.Л.), даже Федора Михайловича Достоевского?

— Как только мы начнем исследовать современные искажения веры, то увидим, что они выросли из заблуждений прошлого. Ничего оригинального никто из современных модернистов пока еще не придумал. Здесь очень важны фигуры Владимира Соловьева, полузабытого ныне С.Н. Трубецкого, о. Павла Флоренского, упомянутого вами о. Сергия Булгакова. У них есть все, что сегодня в облегченном виде мы читаем на сайтах «православия-лайт»: «Православие и мир», в журналах «Фома» и «Нескучный сад».

Даже самые значительные модернисты нашего времени — о. Александр Мень, митр. Никодим (Ротов), митр. Иоанн (Зизиулас ), о. Александр Шмеман — всего лишь повторяли то, чему учили модернисты XIX — начала XX века. В дореволюционное время состоялось такое значительное событие, как Религиозно-философские собрания 1901-1903 гг. Это было первое открытое проявление модернизма в Русской Православной Церкви, обнаружившее существование в ней модернистского “подполья”. Там уже все было…

— Даже экуменизм?

— Конечно. Модернизм и экуменизм неразрывно следуют друг за другом. К тому же в экуменизме нет ничего нового. По сути уже Готтфрид Арнольд (1665-1714) сформулировал принципы экуменизма как собрания всех ересей. В XIX веке свят. Филарет Московский писал против проекта объединения Церквей, предложенного Палмером.

— Профессор Алексей Федорович Лосев (монах Андроник), как известно, был ещё и богословом. Какие искажения православия можно в его работах указать, ведь симпатии к имяславству он не навязывал?

— Во-первых, пантеизм он продолжал тиражировать в своих трудах и в советское время. Во-вторых, какое имеет значение, как он поступал со своими взглядами? Он их придерживался, и для нас этого должно быть достаточно.

— Кстати, как Вы относитесь к митроп. Никодиму (Ротову), ведь он не только участник экуменистических контактов, но и рукополагал нынешнего Святейшего Патриарха?

— Это был самый крупный модернист и экуменист в Православной Церкви за всю ее историю. Его деятельность не была тайной, и с ней можно ознакомиться, перечитав подшивку ЖМП за 60-70-е гг. годы. Это было бы поучительное чтение. Митр. Никодим пытался соединить не только православных и католиков, но и протестантов, монофизитов, атеистов, старообрядцев. Вдумайтесь, ведь старообрядцы ведь точно против католицизма, а атеисты и подавно против всех? То есть, весь этот проект был рассчитан на какое-то коллективное безумие, которое должно было охватить все и вся.

— И что же помешало, на Ваш взгляд?

— Трудно сказать однозначно. Есть мнение, что его «подкосил» тот Поместный собор, который выбрал Патриархом Пимена, а не его (тот самый Патриарх Пимен, отменивший неканоничное постановление, продвинутое митроп.Никодимом о причащении католиков в православных храмах и в завещании оставивший рекомендации не принять т.н. Восьмой вселенский собор, если он будет противоречить православной вере.-С.Л.). К сожалению, мы ничего документально не знаем об обстоятельствах отвержения митр. Никодима. Документы Совета по делам религий недоступны исследователям.

— Роман, что Вы думаете о твердой антиэкуменистической позиции Патриарха иерусалимского Диодора (+2000) и патриарха александрийского Николая (+1992); и таких о наших современниках — архиереях Элладской Православной Церкви — как митрополит Пирейский Серафим выступающих против экуменизма (митроп. Серафим Пирейский включил анафему экуменизму в чинопоследование Недели православия.- С.Л.) и модернизма?

— Не могу сказать ничего о Патриархе Николае, но Патриарх Диодор был святой человек, поистине столп веры. Прекрасно помню, как нас всех вдохновил и укрепил его отказ участвовать в экуменической деятельности (1989 г.). Много делается в защиту Православия в Греции и сегодня. Достаточно упомянуть еще одного замечательного православного автора: протопресвитера Феодора Зизиса, из статей и выступлений которого можно составить не один хороший православный сайт. Газета Элладской Православной Церкви «Ортодокс типос» (« Ορθόδοξος Τύπος») часто публикует хорошие статьи с , например, антилатинской полемикой. В этом смысле у греков, кажется, положение гораздо лучше чем в России, но есть одно «но»…

— Какое?

— Некоторые богословские моменты в греческом богословии оказались размыты в сравнении с Святоотеческим Преданием, как оно сохранилось в Русской Церкви. Например, тот же о. Иоанн Романидис, учитель митроп. Иерофея Влахоса, с одной стороны предстает перед нами как антилатинист, противник экуменизма; с другой — как участник экуменистического диалога с иудеями и противник учения Церкви об Искуплении. Как это сочетается? На подобные недостатки у греков указывал ещё свт. Филарет Московский.

Вообще члены Русской Церкви — это счастливые люди, если они не увлекаются новыми учениями. В русском богословии XIX века есть все необходимое для спасения и возрастания в вере: верность Апостольской вере, полнота, чистота, ясность… Нам надо лишь хранить то, что нам предано.

— Роман, в 1990-е у нас тоже были свои антиэкуменисты: о. Андрей Кураев и Вадим Миронович Лурье (к несчастью последний ушел в раскол.- С.Л.) были авторами статьи против скоропалительного объединения с нехалкидонитами; архим. Рафаил (Карелин) и о. Лазарь Абашидзе взывали в Грузинской ПЦ за выход из ВСЦ; игумен новвоткрытого после репрессий в СССР Валаамского монастыря игумен (теперь епископ) Панкратий с братией написал открытое письмо Патриарху Алексию II…

— Если уж мы говорим об о. Кураеве и Лурье, можно напомнить еще одно имя: это Константин Душенов. В 90-е гг. он был гораздо влиятельнее, чем все упомянутые Вами авторы. Тогда он был секретарем влад. Иоанна (Снычева).

— Вернемся к РПЦЗ. Интересно Ваше мнение об о. Серафиме (Роузе). Известен факт, что его писать по догматической критике экуменизма благословил писать свт. Иоанн Шанхайский, канонизированный всей полнотой РПЦ МП.

— Странно было бы мне высказывать свое «мнение» о таком подвижнике, как о. Серафим (Роуз). Я глубоко почитаю его память. Остается только сожалеть, что он мало успел. Перед ним был открыт путь к широкому и полному противостоянию с модернизмом, с миром, который так страшно вторгается в Церковь.

Его благословил на издание журнала «The Orthodox Word» св. Иоанн (Максимович), сказав при этом, что не следует смущаться и подвергать критике Патриарха Афинагора. Об этом о. Серафим писал в своих письмах.

Мне приходилось общаться несколько раз с о. Глебом Подмошенским, когда он приезжал в Москву. Мне думается, что существовала большая разница в темпераментах и устроениях двух платинских отцов. Если о. Глеб — идеалист и активист, то отец Серафим был настоящим православным мыслителем.

— Он ведь окончил престижный в США университет Беркли, имел хорошую научную подготовку?

— Да, но, к сожалению, рано умер. Ведь сейчас ему было бы только 78 лет. Мы с вами могли бы сейчас с ним разговаривать о модернизме и экуменизме…

— Есть мнение,что это наказание Божье…

— Да, так Господь наказывает за грехи. Значит, мы недостойны быть современниками такого человека.

— Ну, ещё и за то, что мы не ценим бесценные мысли отцов и часто о них забываем…

— И за это тоже. Надо сказать, что в наше время есть расхожее мнение, тиражируемое из монографии в монографию, что Святые отцы противоречили друг другу. Сводится все к тому, что нет четкого для всех Св. отцов учения. Это в принципе не может быть так. Есть одна общая истинная вера.

Но дело не только в согласии отцов, т.н. consensus patrum. Есть еще и разный авторитет Святых отцов. Неслучайно же именно свв. Григорий Богослов, Василий Великий, Иоанн Златоуст названы Церковью «великими учителями и святителями». Все прочие Святые по определению не могут им противоречить и должны пониматься в духе этих трех великих учителей. Часто критикуют наследие Святой Руси, говорят о каком-то «богословском молчании», но при этом забывают, какое место занимало в Древней Руси наследие св. Иоанна Златоуста (а его очень внимательно читали у нас). Святая Русь избрала своим учителем именно св. Златоуста, находила у него ответы на все богословские и нравственные вопросы. Это ли не богословская работа? И насколько это правильно!

— Каким Вам запомнился владыка Лавр?

— Это был пастырь-монах, который говорил не много и не витиевато. Настоящего монаха трудно понять мирянину, учтите это.

— Говоря о РПЦЗ, как не вспомнить о т.н. нью-йоркских и парижской духовных школах. В этой связи очень интересен Ваш материал о Свято-Сергиевской (модернистской- С.Л.) академии в Париже обстоятельным подходом.

— Да, это старейшее модернистское «православное» учебное заведение, как и Свято-Владимирская семинария в США. Они по своей направленности противоположны Джорданвилльской семинарии, которая возникла позднее в Зарубежной Церкви. Кстати, я благодарен главному редактору «Благодатного огня» Сергею Носенко за эту перепечатку.

— Священники-авторы отреагировали на снятие грифа (издательского отдела РПЦ МП-С.Л.) как-то спокойно.

— Я, напротив, думаю, что «Благодатный огонь» все в душе поддержали, но открыто — лишь немногие. Это обычная картина, которая не изменилась с советских времен, когда все поддерживали заключенных за веру, но мало кто следовал их путем.

— Говоря о духовных школах, нельзя не сказать о бурно развивающихся дисциплинах духовных школ, таких как библеистика, исагогика, апофатическое богословие..

— При внешнем расцвете духовного образования, открытии Общецерковной аспирантуры и докторантуры и т.п. картина довольно безрадостная. Некоторые критические материалы на эту тему размещены у нас на сайте, в частности об о. Ианнуарии (Ивлиеве) и Андрее Десницком. Духовные школы во многом следуют западным образцам и идеям. Это буквально низкопоклонство перед Западом, которое тем более смешно, что на Западе гуманитарные науки находятся в глубоком кризисе. Почитайте крупнейших филологов нашего времени — Гарольда Блюма или Наума Хомского, что они говорят о состоянии науки…

— А кого Вы могли бы назвать православным библеистом?

— Трудно сказать. Может быть, о. Грилихес из МДА. Конечно, в Русской Церкви есть православные ученые — филологи, историки, но не они определяют общую картину.

— Недавно один из авторов портала «Православие и мир» иер. Филипп Парфенов, основываясь на новейших исторических исследованиях, утверждал,что события со св. Николаем Мирликийским во многом вымышленны, даже — что это были два разных человека.

— О. Филипп Парфенов — это, так сказать, не модернист, а карикатура на модерниста. Поэтому он также подвергался критике на нашем сайте, как «яркий представитель».

Не вступая в унизительный для имени свт. Николая спор, можно спросить: что такое «новейшие исторические исследования»? Сегодня они одни, завтра другие, а через 50 лет над нашими открытиями будут смеяться… Разве не то же самое происходит во всех науках, и естественных, и гуманитарных, потому что такова природа человеческого знания? Ведение есть состояние само в себе твердое и не изменяемое разумом,- говорит св. Василий Великий. Можно ли это сказать о знаниях, которые дают частные науки?

Такие споры вокруг святыни — это забвение того, что такое Христианство, какого рода знание оно предлагает людям. Мы ищем и находим во Христе вечную истину, вечное знание, обретаемое через веру. Частные науки с их выводами и открытиями ни в коей мере не достигают до этой вечной Истины.

— Библеист Андрей Десницкий пишет про Ваши статьи о нём «что отправил им (редакции Антимодернизма) вежливый отзыв с указанием на фактические неточности. Отзыв не был опубликован, неточности не были исправлены. Это правда?

— Я не помню буквально содержание его письма, поскольку это было 2 года назад. Точно могу сказать, что все его фактические поправки я внес, не исполнив лишь просьбу не называть его «библейским критиком».

— Часто упрекают Антимодернизм в том, что он во многом основан только на критике, отрицании. Что скажете?

— Во-первых, мы предлагаем читателям не только полемические сочинения. Но ведь и сочинения свт. Феофана Полтавского (готовившего в начале XX века материалы для осуждения модернизма на Вселенском соборе), cвт. Иоанна Шанхайского, отца Серафима (Роуза), архимандрита Рафаила (Карелина), к которому отношусь с большим почтением, — все это не какой-то нигилизм, голое отрицание. Это изложение истин нашей веры. Какое же это «отрицание»?

— Может ли быть неумеренное следование отцам Церкви?

— У нас куда чаще встречается противоположная беда: равнодушие, цинизм, разочарованность, очерствение. Не надо забывать, что знаменитая теплохладность в Апокалипсисе относится и к равнодушию к основам веры.

Реклама

Интервью с Романом Вершилло, гл. ред. сайта «Антимодернизм»: 10 комментариев

  1. Ваша позиция, уважаемый Роман Алексеевич, высказанная в интервью и высказываемая везде в ваших работах, — является вином и елеем, врачующим души ваших читателей. Души, постоянно травмируемые натиском всех возможных «измов» на Святое Православие.

    Нравится

  2. Роман, больше всего работа Вашего сайта напоминает навешивание ярлыков (или тэгов?) на людей, чад православной церкви. В целом, у Вас хороший вкус, и люди категоризированные Вами в большинстве своем оказались здесь не случайно — встретил здесь многих, о ком я раньше и не знал.
    Очень жаль, что составленная Вами система не оставляет шанса для встречи и диалога — расскажи я Вам о своих взглядах думаю Вы быстро определите меня в нужную категорию. Буду молиться о Вас (это не ирония) и надеяться, что до Царства Небесного эти разделения все-таки не дойдут.

    Нравится

  3. Дмитрию.
    А можно узнать, на каком конкретно «чаде православной церкви», «навешанный ярлык» находится безосновательно? На самом деле, очень интересно.

    Нравится

    • Олег, навешивание ярлыков есть вещь недостойная сама по себе, вне зависимости от того, обоснована она или нет. Т.е. когда человека судят не по тому, кто он в очах Божьих, а по тому, «правый» он или «левый», «фундаменталист» или «модернист» и.т.п. Такая позиция препятствует всякому диалогу, уничтожает надежду на общение. Помните, «я Кифин, я Апполосов… разве Христос разделился?!». К сожалению мы разучились искать этого единства во Христе, даже сами эти мои слова могут подпасть под подозрение в какой-нибудь либирально-эккуменической ереси…
      Мне будет трудно составить для вас список, потому что в списке тэгов находятся люди от Достоевского до еп.Михаила (Мудьюгина), о.Павел Адельгейм, академик С.С. Аверинцев и десятки других уважаемых мною чад РПЦ, многие из которых были исповедниками веры, новомучениками, святыми людьми. Дело не в личностях, тут порочен сам подход.
      Например, практически все люди, приводимы Романом в пример (Тихон Задонский, Феофан Затворник, Иоанн (Максимович) и др.), мною также почитаемы и любимы, вне зависимости от того, под каким ярлыком они где бы ни проходили, вне зависимости от их «правизны» или «левезны». Они были Христовы, и мне этого достаточно. Я бы с радостью поддержал такой ресурс, который бы говорил о таких святых — собирал, а не рассеивал.

      Понятна ли Вам моя позиция?

      Нравится

  4. ))) Повеселил пятый комментарий. Классика обновленцев — всех «любить» и всех «объединять».

    Роман, спаси Господи за интервью и за принципиальную твердую позицию. Да укрепит Вас Господь на продолжение сего богоугодного дела! Многая и благая лета Вам, аминь!

    Нравится

  5. Вера в собственную исключительность до добра не доводит. Я у вас больно раздутое, смотрите не лопните. Это о вас Роман.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.