Жизнь в вере есть жизнь в свете вечности и радости

К прославлению Страстотерпцев Российских

Протопресвитер Михаил Помазанский

«Бог Свет есть»

Бог Свет есть, и тьмы в Нем несть ни единыя (1 Ин. 1:5). Что значит это именование Бога Светом? — Ясно, что в этом мыслится Божие совершенство: совершенное Добро, в совершенной Чистоте, совершенная Святость, совершенная Истина, совершенная Благость и Любовь и соединенное с ними Блаженство, совершенная творческая Сила, совершенное Промышление о мире, созерцание его и Ведение его.

По наставлению отцов Церкви, Свет однако не есть сущность Божия, он только полнота свойств Его и их проявление. И псалмопевец выражает в 102-м псалме это их проявление словами: Одеяйся светом, яко ризою.

Св. Григорий Богослов наставляет:

Бог есть Свет высочайший, неприступный, неизъяснимый и умом непостижимый и словами неизрекаемый (Слово на святое Крещение). — Потому Божество по существу Своему даже не именуемо… Мудрейшие и древнейшие из евреев не терпели, чтобы одними и теми же буквами писалось и имя Божие и имена тварей, — и могли ли когда решиться рассеявающимся голосом произнести само имя Естества превечного и единственного?… Лишь только некоторым образом применимо к Нему слово «Сый», не только потому, что Сам Вещавший Моисею нарек Себе имя сие, и повелевший сказать народу: «Сый (Иегова) посла мя» (Исх. 3:14)… но и потому, что не было и не будет чем-либо оно ограничено или пресечено (Слово 30, о богословии четвертое).

Видехом Свет истинный

Светлость Божия изливается в мир. Снисходит она и проникает и в души человеческие. Смеем думать, что не только в душу христианина, но проникает и вообще в души тех, у кого есть стремление сердца ввысь, есть жажда познания Бога.

Важно помнить, что слова «свет веры» не являются лишь «символом» чувства веры, а выражают подлинное просветление, или осияние души. Тот же святитель Григорий дает нам в своих словах на праздник Крещения («праздник Света») такие образцы этой веры, даже еще ветхозаветнаго человека, из Псалтири:

Просвети очи мои, да не усну в смерть (Пс. 12:4).

Свет воссия праведнику, — и сопряжено с сим веселие (Пс. 96:11).

Просвещаеши Ты дивно от гор вечных (Пс. 75).

Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? (Пс. 26:1).

Посли ми свет Твой и истину Твою: та мя настависта (Пс. 42:3).

Знаменася на нас свет Лица Твоего (Пс. 4:1).

Во свете Твоем узрим свет.

В новозаветной Церкви это сияние света обильнее и сильнее. Его предсказывал пророк Исаия пророчески: И свет луны: будет, как свет солнца, а свет солнца будет всемеро светлее, как свет семи дней, в тот день, когда Господь обвяжет рану народу Своему (гл. 40)… И еще: Восстань, светись, Иерусалим, ибо пришел свет твой, и слава Господня воссияла над тобою,… и приидут народы к свету твоему (гл. 60).

Осуществление Исаиина пророчества знаменается уже в первых строках Евангелия, именно Евангелия Иоанна, в первом «зачале» (пасхальном), составляющем начало всех евангельских годичных зачал, читаемых на литургиях. В этом первом зачале слово о явлении Света в мире имеет место шесть раз, как бы всему миру возвещая свет любви Божией (гл. 1, ст. 4, 5, 7, 8, 9).

И Спаситель поучал Своих учеников: Вы — свет мира… Так да светит свет ваш перед людьми, чтобы они видели ваши добрые дела… И о Самом Себе пред фарисеями: Аз есмъ Свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни

Нельзя не сказать, хотя бы кратко об апостольских посланиях новообращенным.

Апостол Петр так освещает значение вступления в Церковь Христову: Вы — род избранный, царственное священство, народ святой, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в Свой чудный Свет (2-ое посл.).

Апостол Иоанн Богослов: Жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем и возвещаем вам сию вечную Жизнь, которая была у Отца и явилась нам… Бог есть Свет… Если ходим во свете подобно, как Он во свете, то имеем общность друг с другом, и Кровь Иисуса Христа очищает нас от всякого греха… (2-ое посл.).

Апостол Павел: Вы сияете, как светила, в мире (Филиппийцам).

Бог озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа (Коринфянам, 2-ое посл.).

Мы же все открытым лицом, как в зеркале взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ, от славы в славу, как от Господня Духа (2 Кор.).

Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор.).

С этим озарением душ, с этим высшим просвещением разума, — поучает нас Слово Библии, — вносится в душу некая радость, или дыхание блаженства.

Воссия свет праведнику, и правым сердцем веселие (Пс. 111; Пс. 96).

Предтеча Господень Иоанн говорит о себе: Друг Жениха радостию радуется: сия то радость моя исполнилась, Ему должно расти, а мне умаляться (в деле общественного служения). Апостол Павел, свидетельствуя о себе: Я сораспялся Христу (таковы были его злоключения от врагов проповеди его), — полон христианского радования и передает его своим духовным чадам: Радуйтеся всегда о Господе, и паки реку: радуйтесяБратия мои возлюбленные и вожделенные, радость и венец мой, возлюбленные… (в послании к Филиппийцам, что читаем и в других его священных письмах). Наперсник Христов апостол Иоанн выражается еще сильнее: И сие пишем вам, чтобы радость ваша была совершенна. Здесь выражена истина, что с совершенствованием нравственным растет в душе радостное состояние. Одновременно растет, как видим уже в этих кратких выдержках из посланий, и любовь, любовное, кроткое, благожелательное отношение к окружающим. Притом стремящийся к Свету тем отчетливее видит свои недостатки, тем более свои падения, не любуется своими делами,— и это создает естественное благородное смирение, а в особенности — создает страх Божий, того особого рода страх, какой выражен в псалме 85-м, а также в иерейской молитве вечерни: Да возвеселится сердце мое боятися имене Твоего… Такова гамма христианских душевных состояний. Вот это все и значит: «Жить во Свете». Так — Светлость Божия изливается в мир.

Два вида «просвещения»: Божие Просвещение («с большой буквы») и Эпоха просвещения («с малой буквы»)

Мы, люди современной так называемой «Западной культуры», живем поневоле в двух духовных сферах: а) в сфере сверхвременного христианского «Просвещения» и б) в эпоху «просвещения», начавшегося на Западе Европы от конца Средневековья; живем в эпоху рационализма, или практического мышления, постепенно отмежевывавшуюся от религиозных начал, особенно в век «вольтерьянства»; в наш век оно достигло прямого гонения на Христианство, падши практически на Православную Церковь, особенно на Русскую. По задачам этой общей эпохи, только земные житейские цели достойны права на общественное внимание и даже на само существование; думам же и заботам о вечной жизни нет места, как нет места и в совершенствовании в духе евангельском. А для охраны «общественной этики» и порядка вполне достаточно общего школьного обучения и полицейской бдительности и, конечно, мест заключения для преступников. Таковы принципы этой эпохи. Действительность же — перед нами. Миллионы убитых за твердость веры, тысячи в тюрьмах и ссылке за протест против гнета физического и морального, разгул международных и внутренних войн, рост преступности, развал нравственный, обилие личных страданий нравственных и физических.

Казалось бы, даже при равнодушии к религии, можно было бы не забывать того, что эта практическая западная культура в ее лучшей стороне развилась на христианской почве, — будет ли это книгопечатание (Гуттенберг, Библия, церковные книги); будет ли то художественная литература, «романы» (от житийной литературы романского схоластического периода); творчество ли знаменитых музыкальных композиторов (от исполнения богослужения на музыкальных «органах» в католических храмах); живопись ли (от церковной живописи), или архитектура (от сложных задач церковной архитектуры, особенно Востока).

С другой стороны, — видим, знаем, что христианская вера не отвергает земной культуры и удовлетворение житейских потребностей, чему свидетельство Священное Писание. Так, в период «сорокадневия» по Воскресении Христовом, как читаем в Евангелии, ученики Господа отправились на ночной труд, на ловлю рыбы. Так же апостол Павел, весь преданный апостольской проповеди Воскресения Христова и Христова учения, отдавал время труду делания палаток, чтобы не обременять других пропитанием его. Евангелист Лука был и врачом и живописцем, и притом ему принадлежит написание двух больших священных книг: Евангелия и Деяний Апостольских.

Но, по слову Господню: Не хлебом единым жив будет человек. И наше личное самосознание внушает нам, что достоинство наше, а значить, и назначение наше выше потребностей нашего простого существования, и ограничивать себя этой животной стороной значит лишать себя полноты жизни. Но мы скажем с христианской точки зрения: не только лишать духовных радостей на земле, но и блаженства вечной жизни в Боге, а это уже — духовная смерть!

Свет и тьма. — Свет христианского мировоззрения

Поскольку проникает современное знание в прошлое человечества, видно, что изначала человеку были присущи эти два великих понятия: вера в Бога и мысль о вечности (в Библии — о райском «древе жизни»). Сознавалось, что если вообще нет вечности в Боге, то и для человека впереди, после краткого и всегда непрочного, — а хотя бы и «счастливого» пробега жизни, — впереди смерть, а это значит — провал, пустота, тьма. И это безнадежное второе — смерть — зачеркивает весь смысл первого: земной жизни. В самом «мировоззрении» неверующего человека последняя строка — пустота и тьма.

Не таково христианское мировоззрение, именуемое кратким словом «вера». О нем наставлял наш Господь Иисус Христос Своих учеников и народ в Нагорной проповеди. Собирайте себе сокровище для небеси, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. — Светильник телу твоему есть око. Если око твое будет чисто (в слав.: «просто», т.е. в прямом, здоровом направлении), то все тело твое будет светло, (мы будем ясно видеть самих себя, свои шаги, свои действия). Если же око твое будет худо (в слав.: «лукаво»), то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, — то какова же тьма!? (в слав.: «то тьма кольми?», т.е. во сколько же раз она сильнее! — Мф. 6:21-23). — Какая же тьма ожидает человека в будущем, когда он еще на земле выключил себя от Божественного Света… Храни же себя, человек, чтобы не объявить самому себя неверующим, атеистом, атеисткой, этим наперед предназначив себя во тьму «кромешнюю» («кроме», «без» — Божия света), внешнюю по отношению к Богу вездесущему…

Писатель неканонической, но почитаемой Церковью, книги «Премудрости Соломоновой» в последних двух главах книги дает устрашающий образ абсолютной «египетской тьмы», поразившей Египет пред исходом оттуда иудеев, — это как бы символ той иной, «вечной тьмы».

Для верующего же человека, для христианина, свет во тьме светится, и тьма его не объят. К приведенным выше словам Нагорной проповеди евангелист Лука присоединяет следующие слова Господа: Если же тело твое все светло и не имеет ни одной темной части, то будет светло все так, как бы светильник освещал тебя сиянием (Лк. 11:36).

Вот, на таких светильниках веры стоит от начала своего бытия и утверждается единая, святая, кафолическая апостольская Церковь.

Публикуется по изд.:

Православная Русь. 1981. № 22. СС. 3-4

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.