Двойная мораль философа И.В. Силуяновой

И. Силуянова

31 декабря 2011 г. о. Максим Обухов решил преподнести всем новогодний подарок и разместил в своем блоге интервью философа И.В. Силуяновой ТВ компании «Совершенно секретно», касающееся законопроекта «Об основах охраны здоровья граждан РФ». Он также снабдил выступление Силуяновой своим хвалебным комментарием, написав: Хорошо Ирина Васильевна парирует.

Посмотрев интервью, мы в очередной раз убедились, что члены группы депутата Мизулиной Е.Б. (о. Максим Обухов, о. Димитрий (Першин), Силуянова И.В. и др.) занимают и упорно пропагандируют проабортную позицию. При этом Силуянова, как, впрочем, и все другие вышеназванные персонажи, пытается создать впечатление, что ее мнение и ее теория «малого зла» – это истинная позиция Православной Церкви, соответствующая Священному Писанию и Преданию.

С самого начала интервью обращает на себя внимание упорное нежелание Силуяновой говорить о Боге, и даже упоминать о Нем в дискуссии. Она как будто боится, что ведущая Екатерина Шергова обличит ее в конфессиональном фанатизме, и заявляет: Я не говорю о Боге, я говорю о природе… Давайте оставим в стороне религию

Силуянова отмечает, что будет говорить об общественной нравственности, то есть о морали, но всем известно, что морали без Бога и без религии не существует. И если человек не хочет говорить о Боге, он не может говорить и о морали. Но, тем не менее, Силуянова неоднократно употребляет в интервью слова «нравственные жизненные ценности», «человеческая мораль», и даже предполагает, что наше законодательство должно быть моральным. Что же стоит за словом «мораль» у Силуяновой, и в чем конкретно проявляется двойственность ее собственного понятия морали?

Обрисовывая границы дискуссии в разговоре с Шерговой, Силуянова сразу же открещивается от возможности запрета абортов в России. Делает она это весьма эмоционально, и в повышенных тонах восклицает: Об этом и речи не идет! Впрочем, ничего нового она здесь и не говорит, так как еще в 1998 г. она недвусмысленно заявила об этой своей позиции в учебнике, изданном на деньги фонда Сороса: С запрещением абортов в СССР еще больше упрочивалось господство государства, тоталитарной системы власти над личностью (Введение в биоэтику. Институт «Открытое общество». Гл. VII. С.203).

Далее она заявляет в интервью, что все поправки связаны с регламентацией выбора и дополнительными правами женщин и врачей на совершение подобного действия. Обратите внимание, что Силуянова пытается не произносить слово «аборт» и тем более слово «детоубийство», потому что, если она скажет правду, то все тайное и греховное, что она пытается замаскировать под выражением «подобное действие», сразу же будет явным, и предложение будет выглядеть следующим образом: «Все поправки связаны с регламентацией выбора аборта и дополнительными правами женщин и врачей на детоубийство». Но именно о таком выборе и идет речь.

Силуянова уже не в первый раз предлагает изменять правила детоубийства путем их новой регламентации. Этот метод сегодня во всех странах используют людоеды из так называемого цивилизованного общества. Вежливо и культурно, применяя научные и статистические аргументы, обосновывается и оправдывается самое отвратительное и самое кровавое сатанинское деяние – убийство во чреве своих собственных детей.

Позывные людоедов: «Против заповедей Божьих». Их пароль: «Против запрета абортов». По критерию отношения к заповеди Божией «Не убий» они узнают своих врачей, которые помогают им убивать их собственных детей. По критерию отношения к запрету абортов они выбирают законодателей, которые обеспечивают им легализацию регламентированного детоубийства.

Шергова прекрасно знает эти позывные мира, этот зов охотников в погоне за человеческой жизнью. Аборты делаются в случае крайней необходимости, и должен быть список определения этой необходимости,– говорит Шергова. Силуянова с этим соглашается. Заметьте, что опять никто не говорит про аборты, назвав детоубийство списком определения крайней необходимости.

Откуда же у Силуяновой взялись идеи по «регламентации и ограничению» смертного греха? Мы знаем, что многие сегодня поддерживают эти богоборческие идеи. Весь мир, лежащий во зле, их поддерживают, потому что эти регламентации и оправдания смертного греха есть его неотъемлемая часть. Только при оправдании детоубийства его может совершить нормальная женщина. Она будет хвататься за эти оправдывающие ее причины, как за соломинку, потому что только психически ненормальные будут убивать своих собственных детей, зная, что они убивают человека, которому Господь уже дал бессмертную душу. Только маньяки будут участвовать в казни своего младенца, зная, как его будут убивать, и как он будет кричать от ужаса и боли. Только фашисты и людоеды-врачи будут подталкивать и уговаривать женщину сделать аборт, таким образом, извиняя и оправдывая свое многолетнее участие в Иродовом грехе. И все эти ситуации Силуянова сегодня предлагает регламентировать и упорядочить законодательно. Даже не обсуждая запрет, оправдать миллионы детоубийств, а потом создать удобные для всех людоедов новые условия для выполнения абортов. И это оправдание может заключаться, например, в крайней необходимости, о которой говорит Шергова, проявляющейся в медицинских или социальных показаниях.

Кто мог придумать такие «веские» причины для абортов? Кто мог призывать не идти в другую дверь за пастырем добрым, за Христом, который полагает жизнь свою за овец (Ин. 10:11)? Сатана — человекоубийца от начала. Его идеи стары как мир и вошли в сознание принимающих их с грехопадением, после которого человек стал убивать себе подобных. А чтобы люди не имели духовной ясности и не различали, что такое зло, человеконенавистник предлагает сегодня различные оправдания абортов под видом регламентации или ограничения этого смертного греха. Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить.(Ин. 10:10). И эту сатанинскую идеологию зав. кафедрой биоэтики Медицинского университета Силуянова уже не первый год распространяет не только по ТВ, но и среди своих студентов, а также в православной среде.

Вот конкретные примеры одной из людоедских теорий — теории «малого зла» Силуяновой:

С точки зрения морали аборт – всегда трудный, мучительный моральный выбор. Признав за эмбрионом статус человеческого существа, мы должны каждый случай искусственного аборта оценить как зло. Женщина, решающаяся на искусственное прерывание беременности, всякий раз стремится избежать «большего зла». Современное общество подтверждает справедливость такого выбора четкой юридической регламентацией практики прерывания беременности (Введение в биоэтику. Учебное пособие. Глава «Морально-этические проблемы искусственного аборта». С.212).

То, что у Силуяновой аборты – это практика «меньшего зла», подтверждают следующие ее слова:

Даже допуская практику абортов по принципу «меньшего зла», следует иметь в виду, что он представляет собой серьезную травму (моральную и физическую) для женщины, а также является злом, прерывающим уже начавшуюся жизнь нового человека (Введение в биоэтику. С.197). И далее: Как и в 1920 году отмена уголовного наказания за «аборт по просьбе» стала выбором меньшего зла. К сожалению, в последующие десятилетия альтернативные аборту способы и методы контроля над рождаемостью не получили в нашей стране достаточного развития (Введение в биоэтику. С.204).

Здесь Силуянова уже скорбит о том, что контрацептивные методы борьбы с деторождением не получили должного развития в России. Но, несмотря на свою очевидно проабортную позицию, Силуянова в ходе интервью ведет себя так, как будто она представляет христианскую позицию Церкви, говоря о так называемом нравственном правовом регулировании абортов, которым Церковь уже занимается несколько последних лет. Но неправославная Шергова сразу же чувствует подвох, искренне спрашивая ее: Но если эти поправки исходят от РПЦ, работающей уже не первый год против абортов, почему же тогда растут цифры абортов в России? На это Силуяновой ответить нечего.

Зато на самый главный вопрос всех времен и народов «Что делать?» зав. кафедрой биоэтики отвечает в своем учебном пособии «Введение в биоэтику» (С. 221):

В каком же достаточно строгом смысле следует понимать столь привычный для каждого врача, для медицинских работников в целом тезис о необходимости борьбы с абортами? В условиях нашей страны этот тезис предполагает прежде всего следующее:

1) всемерное снижение доли небезопасных абортов;

2) совершенствование служб планирования семьи, компетентное применение альтернативных аборту методов контроля над рождаемостью, что приведет к общему снижению числа абортов.

После этих предложений Силуяновой о «всемерном» развитии абортариев, где должны делать безопасные аборты, после которых умирает часто не только внутриутробное дитя, но и сама мать, становится понятным, почему в России количество абортов год от года растет. Когда христианская позиция подменяется проабортной позицией Силуяновой и иже с ней, узурпировавших право говорить от лица Церкви, тогда размывается заповедь «Не убий» и подменяется ее Божественная суть. Под видом регламентации и изменения правил абортов сегодня убивают детей в абортариях под названием «Доброта» и «Преображение».

«Добрые» воры, крадущие у человека жизнь, законодательно ограничивают смертные грехи без конца и края. А «добрые» разбойники, пытающиеся уничтожить у него и душу, и тело, рассуждают об упорядочении причин и показаний для детоубийства. И наконец, «добрые» служители бионравственности-биоэтики пытаются подменить заповедь «Не убий» оправданиями и причинами для абортов.

Если служители биоэтики предлагают сегодня внести очередные изменения в абортное законодательство, то самих абортов от этого меньше не станет. Наоборот их будет больше, потому что даже неверующие люди отлично понимают, что если не говорить о прекращении Иродова греха в России, то значит, аборты делать можно. В условиях демонстрации противоабортных кинофильмов, при прослушивании сердцебиения младенца, откладывании срока абортов, но убивать можно.

И если Вы спросите людей, почему же они выбирают детоубийство и идут прямой дорогой в ад, они Вам ответят: «Но ведь аборты можно делать по медицинским и социальным показаниям. Мы выдержали неделю тишины, а теперь у нас есть свои причины и оправдания для детоубийства».

В сегодняшней ситуации для членов Церкви уже неадекватно просто призывать женщин, называющих убиенных детей «штуками», к покаянию. Детоубийц уже недостаточно просто прощать, говоря: «Иди и больше не греши». В условиях демонического восстания человека против Бога и против самых маленьких и беззащитных на земле нужно это восстание подавить. Для этого необходимо пресечь корень и основание смертного греха детоубийства, потому что долг верующих в Бога и заповедь «Не убий» — защитить невинных и беззащитных и прекратить рукотворный геноцид младенцев в России.

Бог сотворил человека свободным, но разве мы не должны остановить нацию, которая убивая своих собственных детей, катится в бездну погибели? Разве мы не схватим за руку человека, который хочет выпрыгнуть из окна?

Мы в доме Отца и мы свободны всегда идти на все четыре стороны. И больше того – Бог предлагает нам десять дорог свободной вольной жизни, десять Своих заповедей. Отвержение Отца приводит к презрению Его закона. Будучи неспособны жить по заповедям, мы бунтуем против них, попираем их и отвергаем их. И хотя человек свободен в своем выборе отвергнуть лучшее, что дает ему Бог и Церковь, он не свободен выбрать или предопределить последствия этого выбора (Прот. Александр Шаргунов).

Главное последствие многолетнего многомиллионного детоубийства в России – это смерть ее народа. Это результат даже не чисто духовного, а демографического закона. И это будет полная и окончательная смерть, когда русский народ пройдет точку демографического невозврата. Русские исчезнут с лица земли, как некогда исчезла Спарта. А Церковь будет в это время принимать участие в очередной регламентации процесса детоубийства. Но смерть русской нации для Православия бесследно пройти не может.

Выберем жизнь сегодня, и Господь может помиловать страну, некогда бывшую Святой Русью. Мы уже прошли страшный путь отступления от истинной веры до открытого сатанизма, но за наше стремление преодолеть зло, за нашу решимость стоять в истине, Господь может не оставить нас и дать нам шанс вернуться к истинной вере и к истинному покаянию.

О.А. Селихова,
директор межрегиональной
общественной организации «Жизнь»

Двойная мораль философа И.В. Силуяновой: 8 комментариев

  1. О.Максим о прямой угрозе жизни матери в статье «Аборт и «трудные случаи»:»Хотя Церковь не может благословить аборт, но при угрозе неминуемой смерти женщина не принуждается к мученичеству, которое может быть только добровольным.» Например, врач говорит беременной: «У Вас есть опасность того-то и того-то». «А я могу умереть?», — спрашивает женщина. «Можете», — отвечает врач, которому легче сделать аборт, чем выхаживать больную беременную и ее больного младенца. «Неминуемая смерть» — кто поставит такой диагноз, врач, священник? Списка заболеваний, приводящих беременную к неминуемой смерти НЕТ и НЕ МОЖЕТ БЫТЬ. Понятно, что внематочная беременность здесь не имеется ввиду, так как эта хирургическая полостная операция не является абортом. Сегодня о.Максим выступает за изменение срока аборта с 12 до 8 недель: до 8 недель, обрекая детей на убиение. Кто ему дал право решать судьбу внутриутробных младенцев до 8 недель? Кто дал ему право устанавливать сроки смерти? Вместе с Силуяновой и Осиповым он выступает за биоконтрацепцию. И т.д.

    Нравится

    • «Понятно, что внематочная беременность здесь не имеется ввиду, так как эта хирургическая полостная операция не является абортом.»
      Убивается оплодотворенная яйцеклетка, а там угодно назовите.

      Нравится

  2. Русь Святая, храни Веру Православную!

    «В последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся» (2 Тим.3,1-5).

    «И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь» (Мф.24,12).

    СТРАШНОЕ ВРЕМЯ

    Как страшно жить, когда в зверей
    Мы превратились из людей
    И не способны понимать,
    Что человека убивать
    Нельзя! Но спрашивают: «Почему?»
    И настоящую войну
    Своим же детям объявили,
    И миллионы истребили
    Несчастных крошек на земле
    Еще у мамы в животе.

    Когда девица молодая,
    Капризно губки надувая,
    Заранее уж говорит,
    Что будет сын ее убит,
    Что станет жертвою аборта,
    Что ей так хочется комфорта,
    Одежды, золота, вещей,
    Любви плотской, но не детей, –
    Что это, как не преступленье?
    Но кто предъявит обвиненье,
    Когда и все – и там, и тут
    По этим принципам живут?

    О, страшное какое время!
    Народ, как людоедов племя,
    Живет за счет других людей –
    Своих же собственных детей!

    2008г

    «Сенека говорил: страшно не то время, когда совершается много пороков, а когда порок становится нормой жизни. Уже который десяток лет аборт воспринимается как нормальное, естественное явление нашей жизни.
    В 1913 году в США была основана Национальная лига контроля рождаемости. Главным инициатором такого движения стала Маргарет Зангер. Ей принадлежат следующие слова: «Наибольшее благодеяние, которое большая семья может совершить для своего маленького члена, – это его прикончить». Конечно, ведь это лучше, чем обречь ребенка на голод, – вторят сегодня тысячи, сотни тысяч «цивилизованных» людей. Нова ли эта идея?
    Послушайте, что утверждали фашистские эксперты, вынашивая план всемирного господства: «Любое средство пропаганды, особенно прессу, радио и кино, а также фельетоны, брошюры и лекции надо использовать для внушения русскому населению идеи, что вредно иметь несколько детей. Мы должны подчеркивать затраты, которые они вызывают, говорить о хороших вещах, которые можно приобрести на деньги, затраченные на детей. Надо также намекать на опасное влияние деторождения на здоровье женщины… Необходимо будет открыть специализированные учреждения для проведения абортов и подготовить персонал для этой цели. Население будет тогда прибегать к абортам более охотно… Добровольная стерилизация должна быть рекомендована…»
    Гитлер пытался распространить контроль над рождаемостью на восточных территориях. Там он желал окончательно прекратить рост населения (сегодня эта идея в России осуществилась)» (Валерий Духанин, православный писатель).

    Господи, помилуй!

    Нравится

  3. «О.Максим о прямой угрозе жизни матери в статье «Аборт и «трудные случаи»:»Хотя Церковь не может благословить аборт, но при угрозе неминуемой смерти женщина не принуждается к мученичеству, которое может быть только добровольным.»»

    А почему тогда младенец без добровольного согласия принуждается? Где логика о. Максим?

    Нравится

Добавить комментарий для Николай (Москва) Отменить ответ

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.