Идеологическая фантастика на страницах журнала «Фома»

"Теодицея" для супермена

Журнал «Фома» публикует путаную статью своего сотрудника В. Каплана «Сырье для намека». В ней Каплан пытается построить Теодицею на повести Стругацких «Трудно быть богом», что является заведомо невозможным.

Понятно, что журнал «Фома» не ставит и не решает вопросов веры, а лишь блуждает в кругу либеральных и модернистских идеологем типа «абсолютной свободы» и «безусловной ценности» человека. Этим легко объясняется выбор идеологической писанины братьев-фантастов в качестве исходной точки для нравоучений.

В. Каплан считает, что Теодицея должна объяснить существование зла в мире. Всемогущий Бог не может, по мнению Каплана, исправить зло мира, потому что личность для Бога — безусловная ценность.

Каплан приводит следующую мудрость атеистов Стругацких, где житель планеты обращается к «земному богу» Румате:

Будах тихо проговорил:

— Тогда, господи, сотри нас с лица земли и создай заново более совершенными… или еще лучше, оставь нас и дай нам идти своей дорогой.

— Сердце мое полно жалости, — медленно сказал Румата. — Я не могу этого сделать.

Каплан теоретизирует: Зло в человеческих взаимоотношениях произрастает из внутреннего несовершенства человека. Недостаточно изменить внешние условия, чтобы люди перестали друг друга мучить. Именно потому Бог и не может справиться со злом, просто наказав негодяев и установив справедливые порядки.

Заметно, что Каплан рассуждает тоже как неверующий, поскольку его «оправдание Бога» ограничивается земной жизнью, в рамках которой к тому же не действует Промысел Божий. Это укладывается в модернистский миф об «абсолютно значимом человеке», но представляет собой серьезно искаженную версию Христианства.

В мире Каплана Бог может быть и не всемогущ, как не всемогущ Румата. В этом же ключе мыслил и Н. Бердяев, который признавал Благого, но не Всемогущего Бога. Оно и понятно, поскольку наряду с Богом модернизм всегда воздвигает еще одного «творца и промыслителя» в лице человека. К этому приходит и автор «Фомы»: Невозможно запрограммировать волю человека, оставив при этом её свободной.

Согласно Каплану, зло мира объясняется очень просто: есть злая воля человека, а за нее Бог не несет ответственности. Каплан продолжает: Бог не может,- якобы,- сохранить людям свободу воли, лишив их свободы действий. А ведь все варианты принудительного осчастливливания предполагают именно лишение человека свободы, то есть — если смотреть на это с богословских позиций — вынимание из человека образа Божия.

Можно сказать сразу, что с Христианством данное учение не связано, хотя в наши дни успешно распространяется под Его видом.

Во-первых, человек возник не сам собой, а сотворен Богом из ничто, и следовательно, абсолютно невозможно ограничить Божественную власть и Его ответственность за человека.

Человек уже был «принудительно осчастливлен», потому что бытие лучше небытия. Отсюда следует также, что человек не может быть безусловно ценен и абсолютно свободен: Получившему начало бытия путем изменения нельзя, конечно, быть неизменным, — говорит св. Григорий Нисский.- Ибо перехождение из небытия в бытие есть уже некоторого рода изменение, потому что тут небытие Божественной силой прелагается в бытие.

Бог уже сотворил человека совершенным, вселив в него любовь к истине. Поэтому св. Григорий Нисский говорит о человеке, что его воля и разум уже «запрограммированы» на то, чтобы поступать согласно природе: Существа, которые сотворила из ничего несозданная Природа, как начавшие бытие прямо с перемены, всегда шествуют путем изменения, то если они поступают по природе, изменение в них всегда клонится к лучшему, а если совращаются с правого пути, то такое стремление приводит их к злу.

Проявлением свободы является только следование добру, поскольку человеку дан светильник разума, который указывает ему на то, чего требует его Богосозданная природа. Уклонение же ко злу есть проявление несвободы и порабощения человека тем, чему не должно подчиняться: ложью и страстями. Если все это и упраздняет мнимую свободу человека, тем лучше.

Правда, в вечной жизни за гробом будет установлен порядок, который Каплан вместе со Стругацкими осуждает как невозможный, несправедливый и тоталитарный, потому что, будто бы, нельзя сохранить людям свободу воли, лишив их свободы действий.

Человек и в земной своей жизни весьма ограничен в свободе действий и в свободе выбора своей посмертной участи, потому что есть Суд Божий, и в конце времен, кто не был записан в книге жизни, будет брошен в озеро огненное (Откр. 20:14-15). Это относится даже и к праведникам, потому что не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2:9).

Каплан устраняет из своей «Теодицеи» Божий суд, вечные награды праведным и наказания грешных. А именно и только Божий суд и устанавливает тот благой и совершенный миропорядок, который должен составлять суть философской Теодицеи.

Когда человек поступает вопреки природе, это ни в коей мере не искажает Богоустановленный порядок, Или, говоря словами блж. Августина: Богом, Творцом и Промыслителем вселенной устроено все прекрасно. И эта красота всего сотворенного остается неприкосновенной, благодаря следующим трем: осуждению грешников, воспитанию праведников и совершенству блаженных.

Этот прекрасный миропорядок кажется несовершенным и несправедливым с точки зрения гностической идеологии, что достаточно ясно свидетельствует об ее духовной сущности.

Роман Вершилло

Реклама

Идеологическая фантастика на страницах журнала «Фома»: Один комментарий

  1. Прекрасно!

    Два догмата модернизма:

    1. У человека есть право на грех. Выбором греха человек реализует право выбора, «онтологически» высшее в глазах модернизма чем само добро.
    2. Человек абсолютно свободен.

    Два догмата Православия:

    1. У человека нет права на грех. Добро выше чем реализация человеком себя.
    2. Человек не свободен, так как призван к добру по природе. И этим призванием связан.

    Отсюда следует с неизбежностью один и только один вывод.

    Добро для православных христиан является предметом веры.

    Для модернистов добро не является предметом веры. Ее предметом является не Сущее вечное, живое и личное Божественное Благо, а возведенный в предмет религиозного поклонения произвол человека: «хочу» или «не хочу».

    Вот и все.

    Нравится

  2. Екатерина, добрый день,
    1. Вы наверное неточно выразились. Человек воздерживается от греха по своей любви к Богу.
    И как быть тогда с таинством исповеди? Помните как написано в отечнике о царе и отшельнике? «Этот царь за всю свою жизнь сделал только одно доброе дело …» . И еще — «…ныне же говорю тебе, будешь со мною в раю..»
    2. Человек создан по образу и подобию Бога и именно по этому свободен. Любовь — это высшая свобода, Есть правда один неприятный штрих, о котором повествует Библия — человек удобопреклонен ко злу, но, к счастью по страстям своим.
    Скажите пожалуйста, а что такое «добро», которое является предметом веры христианина?
    Страсти же человеческие, они во все времена были предметом поклонения своих последователей. Тут и удивлятся не чему. Современному обществу потребления как раз и нужен человек, следующий за своими страстями и полностью подконтрольный им. А уж возжигать ту или иную страсть в таком человеке — вопрос чисто технический.

    Нравится

  3. По-моему, Екатерина выразилась весьма точно.

    Человеческая свобода ограничена Творцом.
    У человека нет не только «права», но и «свободы» творить грех.
    Так как любой грех наказуем, и человек это знает.
    Исповедаясь, человек свидетельствует о своей подчиненности Богу, зависимости от Него.
    Но и не исповедаясь и отвергая Бога, человек остается подзаконным Ему. Его ожидает Суд. Какая же это свобода? Очень относительная.
    У Ангелов, например, свободы больше, так как они неудобопреклонны к злу.
    Но, по модернистам, у Ангелов свободы «меньше», так как они не могут выбирать грех.
    Это абсурд!

    Нравится

  4. Полагаю, если не играть в относительность, у человека нет свободы. Истинная свобода только в том, что Бог не склоняет человека к вере в Него, а позволяет ему выбор между верой и безверием (ложной верой). В безверии человек раб страстей, даже тогда когда он действует по своему произволению. В вере человек ищет быть рабом Божьим, стремясь к этому, он также подвластен страстям, но Господь, давая ему познавать человеческую немощь и духовную нищету, укрепляет его в борьбе со страстями Своей благодатью. Ибо вера всегда сопряжена с Его любовью к нам.

    Нравится

    • т.е. человек свободен выбирать, быть ему рабом(а в перспективе и сыном) Господа Творца вселенной, или рабом презреннейшей проклятой твари. Как только выбор сделан, свобода на этом кончается.

      «Человек сотворен Богом. Господь наделил человека разумом и совестью, чтоб он различал доброе и злое. И даровал свободу выбора .
      Священное Писание называет всякого вообще человека домом, обителью, сосудом. Тот человек, который не захочет быть домом Божиим, сосудом Божественной благодати, соделывается домом и сосудом греха и сатаны» (св. Игнатий Брянчанинов).

      Нравится

      • Часто приходится слышать, что дескать Христос принимал грешников и сам к ним шел. Поэтому видно что Он уважал свободу и личный выбор тех людей. И когда отвечаешь на это, что самым главным качеством ТЕХ грешников являлось раскаяние в своих греха, и что поэтому то Христос и шел к ним, это является для них каким то откровением.

        Нравится

    • Как это «Бог не склоняет человека к вере в Него»? Именно склоняет!
      Никакого «уважения к выбору человека» у Бога нет.
      Как нет и никакого «права выбора». Ьог ясно объявляет человеку: аще снеси от древа сего, смертию умреши. Что, по — Вашему, человек выбирает смерть? Нет, конечно. Это модернистский бред. Никакой свободы выбора у человека нет. Есть запрет зла и призыв к добру. Пока человек в уме и памяти, он это помнит и знает. Мы не обсуждаем скотское бессловесие, а говорим о сознательном выборе. Что, Адам сознательно выбрал смерть? Нет, под воздействием страсти неповиновения, неблагодарности и забвения. Но он наказан, так как получил заповедь и поэтому виновен. У человека есть только одна свобода: соблюдать заповедь, не грешить.
      Никакой свободы выбора Господь не признает за человеком.
      Когда Господь говорит во Второзаконии: жизнь и смерть предложил Я тебе, то не добавляет: делай что хочешь! Но строго приказывает: избери жизнь и отвергни смерть.
      Это приказ.
      Какая же свобода у приказного и подзаконного?
      Вот если бы человек знал: что он ни сделает, все будет благо, то это была бы свобода выбора. Такой свободы нет ни у кого из сотворенных существ, так как все призваны Творцом из тьмы к свету и Им же связаны нравственным законом и Заповедью.

      Нравится

      • «Что, Адам сознательно выбрал смерть? Нет, под воздействием страсти неповиновения, неблагодарности и забвения.»

        Адам сознательно выбрал грех. Змей не насилует, а предлагает и уговаривает. И Адам свободно! сознательно! без принуждения! соглашается совершить грех. А иначе в чем его вина? Не вменяемым, даже самоубийцам не вменяют.

        «Фарисеи, которые были с Ним, слышали это и спросили: — Что? Мы, значит, тоже слепы?
        Иисус сказал: — Если бы вы были слепы, то греха не было бы на вас, но так как вы заявляете, что видите, то грех ваш на вас остается.»

        «Никакой свободы выбора Господь не признает за человеком.»
        Признает но осуждает. Этой свободой Он его наделил при сотворении.

        «Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее.»

        «Какая же свобода у приказного и подзаконного?»

        Свобода приказ нарушить. И получить предусмотренное наказание.

        Нравится

      • «Се стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним и он со Мною.” (Откр. 3:20)

        А если кто свободно! не захочет, тот не отворит. Но это не значит, что Господь примет нечестивца таким, каков он есть.

        Нравится

      • «Как это «Бог не склоняет человека к вере в Него»? Именно склоняет!»

        (Матф.19:21-22) «Рече ему Иисус: аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое и даждь нищым: и имети имаши сокровище на небеси: и гряди вслед Мене. Слышав же юноша слово, отиде скорбя: бе бо имея стяжания многа».

        Где же здесь склонение? Господь предлагает, а юноша выбирает, ведомый страстью сребролюбия.

        Нравится

      • Владимиру Р.
        В том то все и дело, что свобода нарушить повеление Бога — это абсолютное безумие, у нее нет никакого разумного основания. Об этом говорит отец Владимир.

        Нравится

      • Роману Чиорня:
        не спорю, просто хотелось не много уточнить:
        между разумностью и безумием, человек выбирает сознательно.

        Нравится

      • Напрасно Андрей и Владимир пытаются представить Бога субъектом прав человека.
        Склоняет к добру Бог. И голосом совести (отиде скорбя) и воззрением на человека, и призывом Своим. Так что человек безответен. По-Вашему юноша и подошеел, и отошел свободным, так как осуществил свободный выбор. Нет, он отошел не свободным, а связанным Судом Божиим.
        Владимир, Вы явно преувеличиваете значение выбора человека. Господь избирает Сам. И Сам дает благодать веры тем, вто отворяет ему.
        Не вы Меня избрасте, но Я избрал вас.
        Благодатию вы спасены, и сие несть ваше, Божий дар.
        Вам Господь дал веру. Благодарите Его. И не приписывайте сего Вашему «выбору».
        Господь ясно глаголет: не вы Меня избрасте.
        Адам виновен не в том, что «выбрал грех» (о, модернистская свобода выбора!), а в том, что не поверил в Заповедь Божию и попрал ее. Пал в вере.
        Никакого «уважения» к выбору греха у Бога нет.
        Бог уважает только свободное подчинение Своей Заповеди, свободный подвиг стояния в вере.
        «Что делаешь, делай скорее» не является «уважением» к выбору Иуды (о, нечестие! так любят носиться с Иудой все модернисты — от Леонида Андреева до Кочеткова), но свидетельством Господа о нераскаянности Иуды, в которого уже вошел сатана. Если бы Церковь «уважала» выбор Иуды, то не проклинала бы его.
        И если бы это был «свободный выбор», то Церкви были бы интересны его «причины»: ну почему, все-таки, он так поступил?!
        Но Церковь настаивает на том, что не знает и не хочет знать этих «причин».
        Подумайте об этом.
        Подождите, прежде чем отвечать.
        Подумайте. И помолитесь.

        Нравится

      • Вы не понимаете, что преступление Адама объективно.
        И ответственность для виновного наступила сразу, прежде чем виновный осознал содеянное.

        Нравится

      • «Напрасно Андрей и Владимир пытаются представить Бога субъектом прав человека.»

        мы неумело пытаемся сформулировать православное учение о синергии Бога и человека, а Вы похоже в этом вопросе учите вопреки Святым Отцам:

        «Православное понятие о предопределении основано на учении Святого апостола Павла: «ихже бо предуведе, тех и предустави сообразных быти образу Сына Своего (…) а ихже предустави, тех и призва; а ихже призва, сих и оправда: а ихже оправда, сих и прослави» (Рим. 8, 29-30). Здесь апостол Павел говорит о тех, предузнанных и предопределенных Богом к вечной славе, разумеется, в полном контексте христианского учения, где предопределение предполагает также свободный выбор человеком спасения; здесь мы снова видим таинство синергии, соработничества Бога и человека. Святой Иоанн Златоуст пишет в своем толковании на это место (Омилия 15 на «Послание к Римлянам»): «Говорит же здесь (апостол) о предуведении для того, чтобы не все приписать званию… ведь если бы достаточно было одного звания, то почему не все спаслись? Потому он и говорит, что спасение званных совершено не одним призванием, но и предуведением, призвание же не было вынужденное и насильственное. Итак, все были призваны, но не все послушались». И епископ Феофан Затворник разъясняет еще дальше: «Касаясь свободных тварей, оно (Божие Предопределение) не стесняет их свободы и не делает их невольными исполнителями своих определений. Свободные действия Бог предвидит как свободные; видит все течение свободного лица и общий итог всех его деяний. И, видя то, определяет, как бы то было уже совершившимся… Не действия свободных лиц суть следствие предопределения, а само предопределение — следствие свободных дел» («Толкование на Послание к Римлянам», гл. 1-8. М„ 1879, С.496).»

        http://orthodox-lib.narod.ru/library/SeraphimRose/vkus-istinnogo-pravoslavia.html#%D0%A1%D0%9F%D0%9E%D0%A0%20%D0%9E%20%D0%91%D0%9B%D0%90%D0%93%D0%9E%D0%94%D0%90%D0%A2%D0%98%20%D0%98%20%D0%A1%D0%92%D0%9E%D0%91%D0%9E%D0%94%D0%9D%D0%9E%D0%99%20%D0%92%D0%9E%D0%9B%D0%95

        «Что делаешь, делай скорее» не является «уважением» к выбору Иуды»

        В своих комментариях, я неоднократно подчеркивал, что:

        «Но это не значит, что Господь примет нечестивца таким, каков он есть.»
        17.12.2011 в 9:25 дп

        Господь не уважает выбор грешника, он с гневом отвращается и ненавидит зло!

        «По-Вашему юноша и подошеел, и отошел свободным, так как осуществил свободный выбор.»

        Вы, наверное, не заметили:

        «Как только выбор сделан, свобода на этом кончается.»
        17.12.2011 в 1:17 дп

        «Что делаешь, делай скорее»

        Господь насильно не остановил проклятого Иуду и позволил ему сполна реализовать употребленную на злое предательство свободу. И я не собираюсь оправдывать мерзавца!

        «Вы не понимаете, что преступление Адама объективно.
        И ответственность для виновного наступила сразу, прежде чем виновный осознал содеянное.»

        я это понимаю, но Адам знал что он делал, нарушая запрет Творца. У него не было «аффекта» «помутнения сознания» и других смягчающих вину обстоятельств. О сознательном и осознанном свободном выборе зла Адамом, свидетельствует и все последовавшие события(отказ признать себя виновным).

        «Вы явно преувеличиваете значение выбора человека.»

        я только пытаюсь следовать Святым Отцам

        С Уважением

        Нравится

      • Не надо неумело пытаться сформулировать православное учение о синергии Бога и человека. Такое «учение» есть модернистский штамп. Странно, конечно, что о. Серафим этого не заметил.
        У синергии есть два порока: она уравнивает Творца и тварь в «едином богочеловеческом процессе» (В.С. Соловьев), а второй порок состоит в том, что она не решает никаких проблем. Есть только две позиции — все благое приписывать Богу или приписывать человеку самоспасение. Середины между этими религиями нет.
        Надо обязательно сделать статью для нашей энциклопедии о синергии. Она отчасти готова.

        Нравится

      • «В том то все и дело, что свобода нарушить повеление Бога – это абсолютное безумие, у нее нет никакого разумного основания. Об этом говорит отец Владимир».
        Роману Ч.

        В нашей реальности безумие относительное, а не абсолютное. Но в перспективе (спасения) вечности – абсолютное. Этот век чувственно реален для человека, век будущий – едва уловим, гадателен. И путь спасения для него, полагается на основание веры, вот почему так болезненно вопиет страждущий. (От Марка 9:23,24) «Иисус же рече ему: еже аще что можеши веровати, вся возможна
        верующему. И абие возопив отец отрочате, со слезами глаголаше: верую, Господи: помози моему неверию». Вопрос не в том, как красиво или твердо сказать о Евангельской истине, ибо сказано: (Иакова 2:19) «Ты веруеши, яко Бог един есть: добре твориши: и беси веруют, и трепещут», а как стоять в Истине.

        Нравится

  5. Нарушающий заповедь основывается на двух иллюзиях: либо на том,что Бог его не видит и не увидит;либо вообще отрицает существование Божие.Поэтому грешащий человек является полным банкротом,если обратиться к образам,используемым преп Серафимом,а выбор абсолютно ущербным,несуществующим.

    Нравится

  6. Владимиру Р. «Свобода приказ нарушить».
    Нет такой свободы.
    Иначе, приказывая, генерал говорил бы войску: приказываю! но даю вам свободу приказ нарушить!
    А в диспозиции статьи 105 УК писалось бы: граждане имеют право убивать. И потом — санкции за убийство.

    Вы путаете свободу с произволом.

    Нравится

    • Не смотря на приказы генерала, свобода выбора у солдат сушествует. И существует военный требунал, для тех, кто свою свободу реализовал вопреки приказу.

      Нравится

    • «А в диспозиции статьи 105 УК писалось бы: граждане имеют право убивать.»

      Право убивать не имеют, но убивают миллионами!

      Нравится

  7. Мы говорим об отсутствии выбора в контексте понятия «узник совести». Но поскольку совесть подлежит испытанию, то нельзя говорить о неком фатуме. Человек не биоробот. Его склонность ко греху тоже мотивирована. Почему Святые учат отсекать греховные помыслы, ведь в беседе с помыслом еще нет греха? Но лукавый запутывает рассуждение не опытного и в результате убеждает его в том, что в этом предмете как бы нет греха. Иначе говоря, согрешающий на тот момент не считает себя грешником, хотя допускаю и сознательный грех. Иуда пошел вешаться уже после осознания. Смертельное преступление Иуды не столько в факте предательства, сколько в гордости, ибо и у него была возможность покаятся. Да, Господь избрал Апостолов, но этим не лишил их выбора: (Иоанн.6:67,68) «Рече же Иисус обеманадесяте: еда и вы хощете ити? Отвеща убо ему Симон Петр: Господи, к кому идем? глаголголы живота вечнаго имаши». Т.е. здесь мы видим мотивацию выбора в словах Петра. Адам нарушил заповедь, мотивированный тем, что будет подобен Богу, т.е. диавол положил в сознании Адама сомнение в честности Творца. А прятаться Адам стал по причине обличения собственной совестью, ибо она указывала ему, что он усомнился в честности Бога. Если бы человек был лишен выбора, то за что бы подлежал Суду? Да, мы понимаем, что между жизнью во Христе и грехом нет выбора, но мы грешим не по фатальной склонности ко греху, а мотивированной желанием «сладости» греха. Между этими полюсами и происходит духовный рост, либо падение. Господь мог бы сделать нас не падательными, но Он ждет от нас личного участия в этом.

    Нравится

    • По святым оцам собеседование с помыслом (прилогом) уже является грехом. Всегда понимал термин «свобода» как физическую возможность совершить какое то действие или состояние. И только в этом, без какой либо оценки вариантов. На сколько позволяет мне рассуждать доступная литература свет еще не слышал о раскаявшемся ангеле. Так что у ангелов с одной стороны свободы меньше, но с другой стороны это наверняка объясняется их большей сущностной целостностью. «Яко семя тои во мне есть…» Ангелы, на сколько свидетельствуют источники лишины этого семени. .
      Совершенно естественно, что я даже и не помышлял о равнозначности вариантов выбора пред лицем Бога вообще и пред лицем человеков в частности. Грех к погибели, но вспомним что отец разделил наследство между своими сыновьями, а затем так же принял назад блудного сына. Это не говорит о предоставленной свободе выбора? На счет стремления человека стать рабом Божьим, как быть с тем что «раб не пребывает в доме вечно- сын пребывает»? Святые отцы учили, что человек в становлении веры по большей части проходит три стадии — рабства, наемничества и усыновления. И еще «Блаженны миротворцы, яко сынами Божьими нарекутся». Можно конечно протягивать разные параллели, но на всякое «не согрешишь — не покаешься, не покаешься — не спасешься» есть Господнее «В чем застану, в том и сужу». Но пока жив виноградник человека, хоть одна лоза в нем следует стремится взращивать виноград добродетелей и не опускать руки перед грядками пусть даже полными плевелов.
      Прошу прощения, за возможные ошибки и невежество. Просто мне показалось что несколько неправильно понят. Если прибываю в каком соблазне — прошу указать.

      Нравится

      • «По святым оцам собеседование с помыслом (прилогом) уже является грехом».

        Св. Феофан Затворник: «…святые отцы, внимавшие себе, виды и степени восстания страстей и увлечения ими замечают такие: набег мысли, помысл, услаждение, пожелание, страсть, влечение, решение, а за ним и дело. В образе явления своего иногда они развиваются постепенно, одно за другим, иногда же каждое является отдельно, как вне порядка, кроме решения, которое всегда есть акт не непосредственный, а предшествуемый размышлением и склонением свободы: пока его нет, чистота цела и совесть чиста. Потому все до него акты обозначаются одним словом: помысл — просто или с приложением, помысл простой, страстный, похотный; потому, что он является в нас или как просто помысл, представление только греховного предмета, или как похоть, вожделение, желание, или, наконец, как страсть, как влечение. Все они позывают, искушают ум или дух на страстное, греховное, но это еще не зло, не грех, пока ум не соизволяет на них, вступает с ними в борьбу каждый раз, когда они появляются, пока не изгонит их».

        Отсечение помыслов – усвоенная практика благочестия, ибо мало кто выходит не поврежденным из собеседования с ними.

        «На счет стремления человека стать рабом Божьим, как быть с тем что «раб не пребывает в доме вечно- сын пребывает»? Святые отцы учили, что человек в становлении веры по большей части проходит три стадии – рабства, наемничества и усыновления».

        (От Матфея 12:50) «Иже бо аще сотворит волю Отца моего, иже есть на небесех, той брат мой, и сестра, и Мати (ми) есть».

        Наше дело, как понимаю, творить волю Отца Небесного, а усыновление дело милости Божией. Ибо верного раба Своего не усыновит ли Господь?

        Нравится

  8. Роману Вершилло:
    «Проявлением свободы является только следование добру, поскольку человеку дан светильник разума, который указывает ему на то, чего требует его Богосозданная природа. Уклонение же ко злу есть проявление несвободы и порабощения человека тем, чему не должно подчиняться: ложью и страстями. Если все это и упраздняет мнимую свободу человека, тем лучше.»

    И с этим ни кто не спорит! Речь о том, что помимо справедливо указанной Свободы с Богом и рабства дьяволу, есть еще «свобода выбора» Свободы или рабства.

    С Уважением

    Нравится

    • Владимир! Не стоит сразу забрасывать оппонента цитатами, которые Вам попали под руку. Вы лучше разберитесь с вопросом: Богодарованная свобода и «свобода выбора» — это одно и то же или разные свободы? В либеральном мифе «свобода выбора» — это выбор любого решения, правильного или неправильного. Христианство же допускает только свободу выбора, сделанного по разумным основаниям.
      У отдельного человека есть возможность грешить, но это не свобода в Христианском смысле.
      Еще учтите, что мы берем проблему не в ее богословско-философской полноте. Она недоступна нам в формате комментариев. Мы лишь боремся с мифом о «свободе» грешить, «свободе» ошибаться, «свободе совести» и т.п. Это тоже очень важно. Для сведения посмотрите хотя бы статью либерализм в нашей энциклопедии.

      Нравится

      • Владимир, то, чем Вы занимаетесь, это демагогия. Если Вы не хотите понимать сказанное, то это, к сожалению, проявление Вашей ложной «свободы». Но поскольку Вы мешаете понимать и другим, то я вынужден устранить Ваши комментарии.
        Вопрос свободы воли — один из самых сложных в философии и в богословии, если его разрешать основательно. Слава Богу, у нас нет необходимости это делать. Перед нами лишь неразумное воспроизведение либерального мифа об абсолютной свободе. Я писал об этом в статье либерализм и в некоторых других.
        Миф о свободе гласит, что Бог наделил человека свободой произвольно выбирать между истиной и ложью, добром и злом. Такая свобода выбора – это любое решение, правильное или неправильное. Выше этой свободы, будто, нет ничего, и ее, якобы, бесконечно ценит и не смеет нарушить Сам Господь Бог.
        Можно сказать вначале, что такого учения о свободе нет ни в Писании, ни в Священном Предании.
        Бог сотворил человека не только свободным, но и наделенным разумом. В душу человека при сотворении были заложены вера в Бога, разум и различение добра и зла (совесть). Все это составляет природу человека, и свобода, которая дарована Богом человеку, состоит в следовании своей природе, в действиях в соответствии с верой, разумом и совестью.
        Наряду с этой Богодарованной свободой у частного человека есть возможность поступать и вопреки природе. Эту возможность нельзя приписывать дару Творца, иначе получалось бы, что Бог есть виновник зла, потому что Он, якобы, наделил человека свободой лгать и грешить. Но нет, такой свободы у человека нет, потому что свобода — это действие в соответствии с разумными и нравственными основаниями.
        Грех и ложь не имеют под собой никаких оснований и порождены злой волей. Грех — это не дар Творца, а бунт — бессмысленное и бессильное восстание против Него. Это антихристианство, сатанизм.
        Этот бунт бессилен, потому что Бог судит дела и мысли людей. Грех уже в момент совершения несет наказание в самом себе, и он будет вечно осужден на Страшном суде. Если учесть, что грех наказывается, а добродетель награждается, и не только в жизни временной, но и в жизни вечной, то станет понятно, насколько абсурдно представление модернизма о свободе произвольно выбирать добро и зло. С таким же успехом можно обвинить уголовный кодекс в том, что он разрешает разнообразные преступления, тогда как на самом деле он их осуждает.
        Столь же абсурдны представления модернистов о Боге и о природе человека. Мифу о свободе соответствует представление о человеке, как «бесконечно значимом и ценном», в которого «верит» Сам Бог (см. у митр. Антония Сурожского и др.).
        В.Н. Лосский также утверждает, что Бог Библии «это Тот Бог, Который пошел на риск, создавая вселенную, совершенство которой непрестанно будет зависеть от свободной воли того, кто сам должен стать венцом ее совершенства», то есть человека.
        Как видно из цитаты, В. Лосский считал, что Творец был причиной того, что в мире появилась случайность. И «риск» он видит в том, что совершенство вселенной вверено воле человека, а чтобы у читателя не осталось никаких сомнений, он неоднократно повторяет это неудачное выражение о «божественном риске».
        В. Лосский пишет, что совершенство вселенной непрестанно зависит от свободной воли человека, и пишет неверно.
        Господь Бог создал человека благим, наделил его Своим образом – способностью познавать Творца – непрестанно поддерживал его Своей благодатью, просвещая, научая, помогая ему исполнять свое благое назначение по свободной воле, а не принужденно. Если же после всего этого человек свободно уклонился ко греху, то не свободная воля была тому причиной, а несвободная – поработившаяся греху.
        Но «свобода», о которой говорят модернисты,- это вовсе не совершенный дар Божий, а равносильная способность выбирать добро или зло, если тебя не принуждают к тому ни внешние условия, ни внутренняя необходимость; то есть произвол.
        Ни такого произвола, ни такой способности ко злу Господь не сотворил.
        Как пишет св. Афанасий Великий: «Душа, уклонившись от созерцания того, что добро, и от обращения на это своей деятельности, в заблуждении своем обращает уже ее на противоположное. Потом… усматривая свои способности и злоупотребляя ими, воображает, что может обратить и телесные члены на противоположное. Поэтому, вместо того чтобы рассматривать тварь, обращает она глаз на вожделения, доказывая этим, что и это ей возможно, и думает, что, однажды устремив свою деятельность, сохраняет она свое достоинство и не погрешает, делая, что можно; не знает же, что сотворена не просто устремлять свою деятельность, но устремлять на что должно».
        Свободно выбирать добро нас заставляют именно внешние условия, потому что добро и зло различаются между собой сильнее, чем свет от тьмы, и небо от земли.
        Не существует равносильной способности к добру и злу, как не существует свободы выбора между хлебом и камнем, рыбой или змеей, яйцом или скорпионом (Лк. 11:11-12), хотя по произволу человек «может» выбрать несъедобное.
        Добро настолько прекрасно, что человек и в греховном помрачении продолжает его хотеть. Зло же настолько ужасно, что и преступники, желающие зла другим, не желают его самим себе.
        Свободно выбирать добро нас заставляет также и внутренняя необходимость, потому что мы созданы Благим Творцом для благой цели.
        Свобода воли, которой человек был одарен при сотворении, состоит в свободе поклоняться Творцу. В первородном грехе человек сам в себе повредил эту способность и уже не свободно, а принужденно следовал греху.
        В своем чистом виде миф об «абсолютной свободе» предполагает и отсутствие наказания за грех, отсутствие ада и рая, наказаний и наград. Более того, согласно модернизму и непосредственно с ним связанному аморализму получается, что свободный выбор человек осуществляет именно в грехе, потому что только грех и ложь «абсолютно свободны» от каких-либо оснований.
        Наконец, я хочу спросить «защитников» свободы воли: от кого и от чего они ее защищают? Я признаю свободу воли. Человек не принужденно, а свободно творит добро и зло, и этим отличается от животных, движимых только природой. Еще свобода воли означает, что деяния и мысли человека подлежат награде или осуждению.
        Какое это имеет отношение к проблемам обсуждаемой статьи? Кто с этим спорит, кроме тех же обсуждаемых на нашем сайте модернистов?

        Нравится

      • Благодарю, дорогой Роман Алексеевич.
        Именно это и только это я и хотел сказать.

        Нравится

  9. Кажется, кто-то из Святых сказал, что любовь Божия безгранична но и она имеет свой предел – это свобода человека, ибо предоставление свободы (самостоятельного принятия решения) одно из качеств любви.

    Нравится

    • Если предоставление свободы — свойство Божественной Любви, то в понятие свободы не входит свобода грешить. Свобода — самостоятельное принятие решения, а грех — несамостоятельное принятие решения.

      Нравится

  10. Простите, отцы, братья, но не понятен предмет спора.
    Послание патриархов восточно-кафолическия церкви о православной вере 1723 г.:
    «О употреблении же свободы мы рассуждаем следующим образом: поелику благость Божия даровала Божественную и просвещающую благодать, называемую нами также предваряющею, которая, подбно свету, просвещающему ходящих во тьме, путеводит всех; то желающие свободно покоряться ей (ибо она споспешествует ищущим ее, а не противящимся ей), и исполнять ее повеления, необходимо нужные для спасения, получают посему и особенную благодать, которая, содействуя, укрепляя и постоянно совершенствуя их в любви Божией, т.е. в тех благих делах, которые требует от нас Бог (и которых требовала также предваряющая благодать), оправдывает их и делает предопределенными; те, напротив, которые не хотят повиноваться и следовать благодати и потому не соблюдают заповедей Божиих, но, следуя внушениям сатаны, злоупотребляют своей свободой, данной им от Бога с тем, чтобы они произвольно делали добро — предаются вечному осуждению.»
    Свобода выбора человека и Божие действие спасающие человека, свободно желающего этого, является ли модернизмом?
    «Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы, кому повинуетесь, или рабы греха к смерти, или послушания к праведности?… когда вы были рабами греха, тогда были свободны от праведности.» (Рим.6:16)
    «Истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха.» (Ин.8:34)
    «…зло самого человека, порождение произволения. — И что мы подлинно грешим по своему произволению, об этом ясно говорит негде пророк: Аз насадих тя виноград плодоносен, весь истинен; како превратился еси в горесть, виноград чуждий? (Иер. 2, 21)… Творец, будучи Сам благ, и нас создал для дел благих, а творение по собственному произволению обратилось на зло. Итак грех, как сказано, есть ужасное зло, но не неизлечимое.» (Кирилл Иерусалимский)
    Очевидно, что человек добровольно выбирает (зло) грех, а выбрав, умаляет свою свободу, порабощая себя греху. Адам согрешил по произволению, всякий его потомок грешит по произволению, но уже с большей преклонностью ко злу. Если грех не есть «самостоятельное принятие решения», то за что Богу осуждать человека, если решение делать зло не человека?

    Нравится

    • Олег, почитайте внимательнее. То, что человек грешит — это НЕсвобода.
      «в тех благих делах, которые требует от нас Бог», видите? Требует!

      Нравится

      • Роман, обратите внимание на то, что те, которые «злоупотребляют своей свободой, данной им от Бога с тем, чтобы они произвольно делали добро – предаются вечному осуждению».
        Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Не очевидно ли, что каждый по своей воле избирает нечестие или добродетель? Если бы было не так, если бы нашей природе не была присуща власть, то не следовало бы ни тем терпеть наказание, ни этим получать награду за добродетель. Но так как все, после вышней благодати, зависит от нашего произволения, поэтому и согрешающим уготованы наказания, и живущим добродетельно воздаяния и награды».
        Если «То, что человек грешит – это НЕсвобода», то снова вопрос: За что судить грешника?

        Нравится

    • Именно поэтому свободными становились Святые — укоренялись в Истине, стояли в Ней и Она сделала их свободными.

      Нравится

      • Возможно, мы говорим о разном, или, может, я говорю о чем-то отстраненном.
        Итак «…когда вы были рабами греха, тогда были свободны от праведности», говорит Апостол Павел, он же говорит: «стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства». Свобода во Христе — освобождение от рабства греха. И с этим я согласен, следует Ангелы Божии свободнее человека. Но есть свобода воли, благодаря которой человек может любить и ненавидеть, делать добро или зло. Иное есть навык, ущемляющий свободу воли, можно сказать — привычка, зависимость, это то, кажется, и значат слова Павла: «Доброго, которого хочу, не делаю», но ведь хочу, значит воля направлена к Богу и благу и нужна Его помощь. Вот здесь и есть синергия: «Боже, я хочу, но не могу, помоги мне грешнику!». А если не хочу, если хочу делать злое, это ли не свобода воли. Свобода любить, свобода противиться.
        Некоторые говорят, что душа не может не любить Бога, если познает Его. Выходит божественный концлагерь какой-то. И возникает вопрос, диавол не знал ли Бога? Адам не знал ли?..
        Роман, Вы сказали, что Бог требует благих дел. Да, возможно. Как родители требуют от детей послушания, но слушать ли решает сам ребенок, и соответственно получает либо благосклонность родителей, либо наказание. Также действуя по воле родителей, дитя может сохранять в себе дух противления родительской воле, и мечтает избавиться от родительской опеки.
        Но святые не так. Святые, как мне кажется, добровольно возжелали, а затем и трудами согласовали свою волю с Божественной. Это не внешнее послушание и исполнение требований, а именно свободное желание соединить себя с Богом по благодати.
        Как и разбойники на крестах около Господа, оба, очевидно, были наказаны по делам. И, как известно, один просил его помянуть, другой хулил. Оба разбойники, оба несвободны, но один в Раю, второй — нет. Если же человек не сам порабощает свою волю Богу или диаволу, а кто-то делает это за него, то (моя песня хороша, начинай сначала) за что не взят второй разбойник в Рай?

        Нравится

      • Вы правы, Олег, Вы говорите о свободе воли в отвлеченном смысле. Относительно свободы воли в философско-богословском плане спору нет. С этой стороны рассматривать этот серьезный вопрос очень трудно, и в данном случае излишне.
        Спор идет о другом: даровал ли Бог человеку свободу грешить? Очевидно нет, и отсылки к учению о свободе воли здесь не действуют.
        Абсолютна ли свобода человека? Тоже нет, потому что подлинная свобода состоит в следовании природе (об этом см. в моем предыдущем комментарии). То есть подлинная свобода ограничена верой, разумом и совестью, дарованными человеку Творцом.
        Какая свобода не ограничена верой, разумом и совестью? Очевидно, «свобода» грешить, потому что только грех ничем не вызван, кроме злой воли человека.
        Откуда здесь путаница? От незаметного проникновения в головы православных христиан либерального мифа об «абсолютной свободе» человека, о «бесконечной ценности и значимости» человека.

        Нравится

    • Роман Ч., не кажется ли Вам, что Вы уже дошли до игры понятий. Иное дело «свобода», иное дело «совершенство». И то и другое относительны, применительно к человеку.
      Отчего Апостол говорит: (Кор.6:3) «Не весте ли, яко аггелов судити имамы, а не точию житейских?»
      Давайте вернемся к Началу. Адам до грехопадения находился в Раю, из этого следует, что был достоин Рая, разумеется, по воле Божией. Однако диаволу был доступен вход в Рай, т.к. он искусил Еву. Обладал ли Адам большей свободой чем мы, до того когда еще не знал греха? По логике он был свободен от греха, тогда почему совершил его?
      Сегодня мы, обладая свободой Адама, находимся в еще более трудном положении, ибо в нас умножился грех. Исходя из Писания: (Откр.21:27) «И не имать в него внити всяко скверно, и творяй мерзость и лжу, но токмо написаныя в книгах животных агнца». Следовательно, Будущий Век (Рай) будет иметь новое качество, не доступное для «диавола» как субъекта лжи, который будет уничтожен. Это значит, что и спасенные будут в новом качестве Нового Адама. Это значит, что понятие «свобода» для нас имеет новый характер, не ветхого Адама имевшего возможность преступить Заповедь, но также и свобода избрания распятия мiру, следуя Пути Христову. И это значит, что мы еще свободнее Адама! И это наш свободный выбор между свободой во грехе, свободой от греха, и восхождением на Крест. Для бОльшего качества требуется и бОльшая свобода, и бОльшая помощь Божия. И мы знаем это: (Иоанн.1:17) «Яко закон Моисеом дан бысть, благодать (же) и истина Иисус Христом бысть».

      Нравится

      • Уважаемый Андрей, Вы говорите, что существует свободный выбор между свободой во грехе, свободой от греха, и восхождением на Крест. Вы правы только в самом общем плане.
        На самом деле между добром и злом, истиной и ложью выбор не равный, и в этом смысле не свободный. Я пытался это объяснить в одном из своих предыдущих комментариев. Больше того, даже грешники выбирают не грех в его чистом виде, а под видом добра. Грабитель совершает преступления не ради зла как такового, а ради того, что он неправильно считает добром. То есть никак не получается придти к чистой и абсолютной свободе выбора, а нужно учитывать, что человек одарен разумом, совестью и вложенной в него верой в Бога. Поэтому Господь говорит не просто о свободе, Он говорит: И познаете истину, и истина сделает вас свободными (Ин. 8:32). То есть никак нельзя ограничиться разговорами о свободе, нужно говорить об Истине.

        Нравится

  11. Ладно, родные, не буду спорить, так как вижу, что сам не силен. Быть может в дальнейшем внесётся ясность.

    Нравится

  12. С Праздником!

    Для Христиан Истина выше выбора.

    Для либерала же сам экзистенциальный момент выбора: «хочу приму Истину, хочу — отвергну» является самостоятельным религиозным абсолютом, стоящим над Истиной. Не свобода обусловлена Истиной, но Истина обусловлена свободой личности. Это чистый атеизм.
    Еще раз скажем: свобода воли, о которой говорит преп. Иоанн Дамаскин и другие Отцы, является свойством разумной души, подобием Божиим в человеке. С этим никто не спорит.
    Но «свобода выбора» — это не свобода воли.
    Это именно одномоментная внутренняя реализация в себе самом «права» на грех.
    И в этот момент человек вне личной сознательной зависимости от Бога.
    То есть вне веры.
    В православную среду этот экзистенциализм проник через Шмемана и В. Лосского.

    Нравится

  13. Почему Святитель Николай — Угодник Божий?
    Потому что он свободно поступал по Заповеди, не «выбирая» между добром и злом, а избирая добро, не рассматривая зла.

    Поэтому он и успевал вовремя.

    Для либерала чтобы осуществить «свободу выбора» необходимо рассмотреть не только добро, но и зло.
    И взвесить их на весах своего «я».
    Христианин не рассматривает зло, но поступает мгновенно по вере в Заповедь. А если и не мгновенно, то не от того, что рассматривает зло, но оттого, что ищет, какую Божию Заповедь исполнить.
    В этом рассуждение духовное, а не в соединении Божественной Заповеди с опытом жизни, откуда и происходит «свобода выбора».

    Нравится

    • Уважаемый о.Владимир, согласен с Вами, и не вижу предмета для спора, как и противоречия в том, что сейчас добавлю к сказанному:
      И так, Адам не знал греха, прежде вкушения плода. Что заставило его нарушить заповедь? Очевидно, что он хотел познать нечто новое, а именно – большую степень свободы, ибо вкушение запретного плода указывает на предмет если не зависти, то, как минимум, любопытства к Творцу – «будете как боги». Сам факт запрета указывает на подчиненность Адама Богу, которую он Адам, не воспринял как благо, но как некое вынужденное неудобство. Это значит, что у Адама был некий орган оценки между своими желаниями и действительностью. И этот «орган оценки» указал ему на личную неудовлетворенность своего положения в Раю. Сей факт говорит о том, что Господь вложил в сознание первого человека свободу испытывать пределы блага, ибо Господь зла не творил. Нарушение заповеди стало выходом за предел благодати. Таким образом, Господь позволил Адаму осознать иной мир, лишенный той степени благодати, которая была в Раю. И через это осознание человек учиться различать категории добра и зла, ибо не редко они трудноразличимы. И когда он обнаруживает свою немощь, то уже сознательно принимает Заповеди, понимая, что лучшее благо это послушание Творцу. Это ли не свобода? И мы видим, как это не прискорбно, многие наши братья по Адаму, вовсе не считают себя немощными. И различными средствами, в т.ч. и научно-техническим прогрессом укрепляют гордость падшего ума. Ведь гордость по сути – это вызов немощи. Господь же говорит устами Апостола: (Кор.12:9) «И рече ми: довлеет ти благодать Моя: сила бо Моя в немощи совершается. Сладце убо похвалюся паче в немощех моих, да вселится в мя сила Христова». Но познание немощи еще не полная реализация свободы, есть еще и духовная брань, в которой подвижник вкушает ее (свободу) до конца.

      Нравится

  14. Дорогой Андрей.
    Я вижу в Ваших рассуждениях много серьезных ошибок.
    Во -первых, «грехопадения кто разумеет». Грех грешен не вследствие детерминизма обстоятельств. У греха нет причины. У первородного греха нет причины кроме злой воли Адама, воли свободной. Почему пал Адам, Церковь не выясняет. Пал неблагодарностью, неверностью и непослушанием. Это и был сам его грех. Нельзя говорить, что у падения были какие-то органические причины, заложенные в естестве Адама.
    «Что заставило его нарушить заповедь?» — пишете Вы.
    Ничто не заставило — отвечает Церковь.
    Вы ищете причины греха в естестве: «у Адама был орган оценки», якобы заложенный Богом, с помощью которого Адам «сравнивал свои желания с действительностью» и который «указывал ему на его неудовлетворенность». Все это чистый гностицизм, «органическое богословие».
    Нет. Только совесть.
    Совесть разумной свободной души была в Адама вложена Богом вместе с дыханием.
    Совесть и память препятствовали греху.
    А «что» толкало на грех — во-первых, не имеет значения, во-вторых не подлежит исследованию, в третьих совпадает с самим грехом и является им и ничем другим.
    Кто толкал на грех — знаем. Дьявол и прельщенная дьяволом Ева.
    А «что» — не знаем и знать не хотим.
    В этом, между прочим — наша свобода.

    Нравится

    • Человек, верующий стараясь творить добро, иногда не ведая, совершает зло. Кто-то из Святых сказал, что различение добра и зла, без должного совершенства, подобно всуе пытающемуся измерить вес ветров. Если бы мы делали добро все одинаково.., но сказано:
      (Матф.13:23) «А сеянное на добрей земли, се есть слышай слово и разумевая: иже убо плод приносит и творит ово сто, ово же шестьдесят, ово тридесять». И полагаю, что эти различия не только в количестве благодати Божией. Благодать живое и разумное свойство Духа Святаго, а «не бензин – сколько залил, столько и проедешь», извините за грубый пример. Человек соработник благодати и от его личного усилия зависит также приплод. Т.е. в стремлении жить во Христе, есть процесс обучения и соотв. возрастания в Духе Святом. Но какое же обучение без свободы (в нашем случае – сделать как лучше)? Сам рост обусловлен не только усилием, но разумным усилием, а разум предполагает варианты – т.е. свободу, а в вариантах и ошибки, т.е. – грех.

      Нравится

  15. Дорогие мои. Я не претендую на то, что мной здесь сказано – верно. Но лишь выражаю рассуждение относительно Писания. Если бы Совесть имела силу инстинкта.., однако, не так и это факт. Совесть – не инстинкт, но Нечто Живое в нас. Сказать: связь с Богом, Закон написанный на Сердце, — не ответить, почему Первочеловек пошел, и сегодня уже падший идет иногда против совести, ибо Бог не желает погибели человеку. Но таким сотворен Адам, а мы знаем, что Вездесущий Всеведущий Бог ошибок не делает. Вы говорите – а и не к чему знать, — исполним Закон Христов и будем пребывать блаженны с Ним. Я и рад бы так и молюсь: Господи – сделай меня верным рабом Твоим, ибо я немощен и окоянен, — хочу не грешить, а грешу… А Он не торопится, говоря как бы: «сам по трудись, упадешь – вставай и снова иди и с рассуждением! – Не дело на одни и те же грабли наступать. Поступай по заповедям. Согласен! Но вот заповедь: (Матф.22:39) «вторая же подобна ей: возлюбиши искренняго твоего яко сам себе:»
    Но и любовь моя к себе иногда до ненависти…
    Все сложнее: тесны Врата и узок Путь, и теснота в свободе…
    Помяни нас Господи в Царствии Твоем.

    Нравится

  16. И последние несколько слов о свободе. Вот мы причащаемся Тела и Крови Христовой. Но и после этого грешим. Ужели не способны Сии Таинства исцелить нас? – Несомненно способны, ни сколько в этом не сомневаюсь! Да и грех большой сомневаться в этом. Если Господь словом воскресил Лазаря, то Плоть и Кровь Христовы несомненно исцелят всякого. Но что же происходит: вот мы скрестя на груди руки, алчем: Господи исцели от всякия скверны, меня недостойного! Однако, хотя и происходит в нас изменение, но не настолько. Ответ один – от недостойного, каждого в своей мере Причащения. Т.е. Господь не нарушает нашу свободу, ибо греховность, человека препятствует в должной мере соединиться со Христом. Таким образом, Христос не делает нас сразу сынами Царствия, но оказывая причастнику одному Ему(Господу) известную меру помощи, призывает нас трудиться над очищением себя от греха. Отчего же от недостойного причащения, говорит Апостол:(Кор.11:29,30) «Ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня. Сего ради в вас мнози немощни и недужливи, и спят доволни». Отчего не падаем сраженными, как Анания? – По милости и долготерпению Божию. Почему Господь терпит наши недостатки, не делает нас сразу праведниками, даже тогда, когда мы просим Его, и принимаем Таинства? Ответ один – Он не желает нарушить свободу, которую должно использовать, обретая с помощью Божией искусство спасения.

    Нравится

  17. «Уклонение же ко злу есть проявление несвободы и порабощения человека тем, чему не должно подчиняться: ложью и страстями. »
    1. Я правильно понимаю, что в данном случае «несвобода» — это не полное уничтожение свободы? Ведь полная несвобода — предопределение, неизбежность, а мы же знаем, что падение Адама и Евы не было ни предопрелено Богом, ни неизбежно при искушении сатаной.
    2. Если причина зла — ложь и страсти, как же в таком случае пал сатана, если не было ни лжецов вокруг него, ни страстей в нем самом?

    Нравится

    • Есть только одна источная причина зла — злая воля. Что касается свободы, то ее можно понимать как голую возможность для человека выбирать между добром и злом. Однако при этом необходимо помнить, что на деле такой выбор не равносильный и не равновесный, и человек свободно выбирает только благо, а зло выбирает несвободно, будучи рабом греха.

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.