Назначение реставрации и отказ от нее

Протоиерей Владимир Переслегин

Архитектурная реставрация в отличие от ремонта и музеефикации есть осознанная оппозиция масскульту. Бесконфликтно заключить музейный экспонат в контекст массовой культуры, сделав его частью постмодернистского ландшафта – возможно. Объект подлинной реставрации – нет.

Дело в том, что, выходя из-под рук реставратора, такой объект диктует и подчиняет.

Диктует весьма убедительный и простой в употреблении для разумного и нравственного человека, сохранившего классическую систему координат в рукотворном предметном мире, код ориентации в пространстве, заключенный в памятнике монументальной культуры.
Реставратор есть лицо, вооруженное высокой степенью понимания коммуникативных потребностей нравственного человека.
Он делает указанный код общедоступным, не расшифровывая его, но лишь выявляя и усиливая своим пониманием.

Этого-то и не прощает ему массовая культура: властной трансляции чуждого ей кода.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Если бы реставратор все разжевал и раскодировал, но — нет. От зрителя требуется ответное понимание, прохождение через полупрозрачную призму неочевидности, преломление своих вкусов, о которых якобы «не спорят» в подчиненную и упорядоченную систему принципов и точек отсчета классического искусства, искусства реализма. К этому подчинению и упорядоченности стремится душа нормального человека, рождающегося в этот мир с совестью и стремлением к добру. Против этого подчинения выступает либерализм и постмодернизм, навязавший обывателю несколько убийственных для души штампов, в числе которых: «я так вижу», «у меня Бог в душе», «красота у каждого своя» и: «о вкусах не спорят». Поэтому смутный дискомфорт и инстинктивное отторжение испытывает вовлеченный в поток массового сознания индивидуалист при встрече с этим учительством. Ему неприятно, что его учат. И он не будет учиться, если его не будут к этому принуждать.

Ибо любое учение предполагает выход из себя, насилие над собой: либо собственное, либо внешнее.

Дидактизм реставрации невозможен без власти государства. Если искусству трагедии кто-то может научиться, открыв старый шкаф и найдя в нем Эсхила, Софокла и Еврипида, то архитектура, как искусство, связанное с весьма дорогостоящей субстанцией земельного участка, физическим объемом постройки и ее неархитектурными функциями: обеспечением крова и тепла – предполагает власть большую, чем власть художника над холстом или писателя над бумагой. В еще большей степени эта специфика архитектурного творчества распространяется на архиархитектуру, ее квинтэссенцию – архитектурную реставрацию, так как содержанием последней является опровержение массовой культуры в дидактичной, выношенной и заостренной авторской форме и монументальном масштабе, невозможное без протекции «кесарева», гражданского государства, по природе своей противостоящего агрессивному беззаконию масскульта.
Реставратор – архитектор, вооруженный пониманием историка, искусствоведа и филолога
в одном лице. Воссоздавая ампирный иконостас, он знает, что ампир, как художественное явление русской культуры, был вызван к жизни высочайшим за всю историю России подъемом духа Русских. Для него Пушкин – ампирный писатель. Он понимает характер ампирных форм как выражения специфическим языком идей стройности, простоты, ясности, подчиненности частного целому, характерных для Русского общества в короткий период между подавлением бунта декабристов и началом либерального разложения, когда в России, по выражению Святителя Игнатия Брянчанинова «было хорошо». Он понимает — как искусствовед и филолог — звучание, восприятие, ментальный ответ на ампирные формы и линии в душах зрителей-современников ампира как удовлетворение их стремлению к монументализму, лаконизму и исчерпывающей ясности высказывания.

Правильный реставратор, воссоздавая, к примеру, Андреевский собор Кронштадта, будет осознавать, что Пространный Христианский катехизис Митрополита Филарета — не подлежащий критике и обязательный для всех православных вероучительный текст, ставший Преданием Церкви – есть памятник Ампира, того самого стиля, в котором архитектор Захаров построил и украсил сей собор, ставший местом молитвенного сосредоточения и самоуглубления, а также и — материальной средой, вызывавшей своей визуальной гармонией умиление и восторг великого пастыря, пророка и чудотворца – отца Иоанна Кронштадтского. Он, реставратор, обязан осознавать их стилистическое сходство: чеканный слог твердости, лаконизма и непостижимой глубины ответов Филарета, и чеканный шаг коринфских колонн на фоне скупых фасадов в церковных постройках Воронихина, Стасова и Захарова.

Следствием этого понимания является неизбежная рефлексия зодчего на современность и отторжение им — со скорбью и негодованием — основанных на гнозисе и декадансе маргинальных оценок и взглядов на русское искусство, питающие массовую культуру – и не требующих для их рецепции (привития) никакой внешней власти.

Они распространяются «сами собой».

Взгляды Ирины Языковой, считающей русское церковное искусство эпохи Пушкина и Гоголя, как якобы основанное на западном влиянии и «схоластических принципах классицизма», несуществующей величиной, парадоксально совпадают со взглядами огромного числа современных «миссионеров», оправдывающих свой крайний индивидуализм и адогматизм апелляцией к «внутренней естественной составляющей человека», то есть – отказом от подчинения внешнему Авторитету, то есть – отказу от Веры.

Для такого «органического» взгляда на мир и на себя самих – никакая реставрация не нужна.
Не нужна никакая правдивая ретроспектива.
Не нужна никакая боль невосполнимой утраты. Все хорошо, никакого трагизма.
Хорошо уже здесь и сейчас.

Ибо неактуальным становится ожидание конкретного и точно обещанного нам конца времени и культуры как избавления от безвременья и бескультурья.

Неактуальным становится ожидание и взыскание Грядущего града и трезвое испытание и укрепление себя в неимении «зде пребывающаго».

Напротив, такие квазиархитекторы, квазиреставраторы и квазихудожники и горе-иконописцы, прекрасно вписываются и плодотворно трудятся в условиях разложения большой культуры.

Их град – здешний.

Они по сути бесконфликтны, так как не влияют на массовую культуру, не противостоят ей, но лишь «обогащают» ее своим мнимым историзмом, мнимой, «символической» духовностью, отвлеченностью и необязательностью ни для кого высказываний своих произведений. В реставрации это дворянские особняки, «приспособленные» под офисы, в иконописи – приспособленные под менталитет «Ивана, не помнящего родства» иконы «под 15 век», подменяющие реализм образа произволом символистского, в духе Соловьева, Флоренского, Трубецкого, Вячеслава Иванова и Блока, восприятия красок, линий, цветовых пятен, одежд и ликов – как источника особых знаний и посвящений, дающих непосредственное, помимо обязательной призмы Веры и Догматов, причащение Божественной Жизни. И тесно смыкающееся с эзотерикой, магией и суеверием современного потребителя. И так как такое органическое «причащение» бесконфликтно, не требует самоотвержения и подчинения внешнему для собственного «я» Авторитету – оно может паразитировать везде и всюду, не требуя никаких особенных условий.

Но не так с истинной реставрацией.

Без условий она не может.

Когда реставратор хорошо понимает, каким образом плод его вторжения в ткань современности будет воздействовать на человека – тогда в его руках сильное противоядие массовой культуре, и даже – оружие против нее. Подлинная реставрация несет в себе вызов представлениям массового человека о прошлом и декларативное, в заостренной и сознательной форме, опровержение их. Она несет в себе демонстративное, программное смирение перед отброшенным и забытым. Она выявляет, назидает, ориентирует и настаивает на подчинении единой мере.

Воспользоваться этим оружием реставратор может, употребив ту Богом данную власть (Рим. 13:1), распоряжаться которой он, как и учитель, следователь, врач – может, лишь будучи орудием государства.

Реставратор – профессия, ставшая возможной в период существования сильного социального государства, одной из политических задач которого являлось спасение памятников архитектуры и возвращение их в современную культуру в качестве свидетелей прошлого и образцов монументального искусства для воспитания патриотизма и обучения правильному зодчеству новых поколений архитекторов и художников.

Хотя в Царской России и существовали архитекторы-реставраторы, действовавшие в одиночку: Покрышкин, Рихтер, Щусев, они пользовались огромной властью, предоставленной им государством. Они выступали не только как ученые – исследователи, но и как главные и единственные руководители объекта, производители работ и полноправные заказчики по отношению ко всем привлеченным на реставрацию силам и средствам. Они сами распоряжались деньгами, отпущенными им Царем, или Правительством, или Археологическим Обществом, или Земством.

В советское время реставратор памятника был начальником для всех участников восстановления. Можно указать на пример А. И. Зеленовой, восстановившей Павловск после оккупации.

Позже, в 70-80 годы 20 столетия, функция архитектора-реставратора как руководителя объекта стала принижаться и выродилась в функцию привлеченного заказчиком специалиста. Работать стало сложнее, однако возможность работы сохранялась благодаря тому, что заказчик был связан историко-охранными законами государства и вмененной ему государством в обязанность провести реставрацию памятника в соответствии с проектом, разработанным проектной организацией. Поэтому, хоть и с конфликтами, но удавалось провести научно обоснованную реставрацию многих памятников, невзирая на вкусы и предпочтения тех или иных пользователей, подчас весьма влиятельных.

В наше время, когда социально и исторически ориентированное государство прекратило существование, оставив место лишь власти олигархических групп и властному режиму криминализированной администрации современного Кремля, реставрация как процесс под руководством архитектора – реставратора возможна лишь в том случае, если в такой именно реставрации заинтересован и требует ее частный заказчик.
В этом случае реставратор имеет шанс провести в натуре свои проектные решения.
Однако даже в этом случае его реставрация не будет иметь того статуса неприкосновенности и законности, закрепленного в научных отчетах, архивах технической документации, публикациях, обязательных аннотациях на самом памятнике, обязательной паспортизации достигнутых результатов, который реставрация имела при наличии сильного правового государства, вооруженного государственной политикой охраны и реставрации памятников.

В этих условиях архитектору-реставратору, занятому делом спасения архитектурного наследия Старой России, следует сосредоточиться на фиксации еще сохранившихся его объектов.
Плоды такой фиксации могут храниться и в частных руках, и в еще продолжающих существовать государственных фондах и архивах. Там они могут дождаться того времени когда Богу будет угодно дать Русским новую государственность.

Покушаться же на капитальную реставрацию, доверяясь неосновательным, расплывчатым и шатким «гарантиям» тех или иных пользователей и заказчиков, желающих отремонтировать старый комплекс на свой вкус, увы, всегда в наше время подчиненный массовой культуре и сформированный им – есть легкомыслие и неосновательность, граничащие с грехом.

Реставратор должен понимать, что задача его труда – не продление агонии памятника путем его более или менее щадящего ремонта и сохранения его значимых частей для грядущих варваров. Нет. Задача его труда – подчинение окружающей среды памятнику, а не адаптация памятника к ней. Задача его труда – дидактичный вызов массовой культуре и закрепление его в сознании поколения. Задача его труда – пощечина массовой агрессии безвкусицы и фиксация этой пощечины на лице этой массовой безвкусицы, на общем лице Киркорова, Охлобыстина, Кураева, Пугачевой, и — «чего-то снежного, похожего на айсберг», рекламируемого журналом «Интерьер+дизайн» в качестве «роскошной простоты».

Он должен понимать, что это – дело государства, что это – настоящая политика.

Он должен понимать, что, покушаясь нанести этот удар без соответствующей юрисдикции, без Эскизного проекта, подписанного министерством, без министерства, стоящего на страже культуры, без политической воли государства – его ждет крах еще худший, чем Барановского, когда страна предоставила ему власть отреставрировать огромные палаты Голицыных в Охотном Ряду и немедленно после этого снесла их.

При бескультурной Фурцевой и хаме Хрущеве страна внимала музыкантам Юдиной и Ойстраху, восхищалась реставрацией Г. М. Штендера (церковь Параскевы Пятницы на Торгу в Новгороде) и стремилась в музей Корина. Вектор развития общества был иной – не то, что сейчас. Поэтому малейшего кредита той власти хватало, чтобы делать то, что нужно специалисту — касалось ли дело реставрации памятников «Золотого кольца» или разрешения деятельности ВООПиК по защите церквей от сносов.
В наше же время, наоборот: лично интеллигентный федеральный министр культуры Соколов не смог спасти Царицыно от Батуриной.

Результатом авантюры неизбежно будет тяжкая моральная травма реставратора. Эта травма будет обязательно двойная.

Первое – памятник будет непоправимо искажен и изуродован – вопреки высказанным в начале намерениям «все сделать правильно». Под «правильным» реставратор и заказчик подразумевали совершенно разное. Надежда, что эти представления могут почему-либо сойтись, есть вредная иллюзия. Это в принципе невозможно кроме тех случаев, когда заказчик сам реставратор. Ибо правильная реставрация – очень специфическое понятие. Надеяться на это так же неверно, как думать, что заказчик строительства космического корабля (Хрущев, например) знал, какими должны быть его основные параметры. Нет, об этом знал Королев, и только он. И все его слушались. В период государства произвол в определениях правильности был невозможен, так как был прописан в законе и обязателен к исполнению под страхом административного и уголовного наказания заказчика, если бы он последовал своему вкусу вопреки воле архитектора, закрепленной в согласованном проекте. Теперь же проект носит лишь рекомендательный характер или вообще отсутствует как главный регулятор стройки. У реставратора нет собственной власти повлиять на ход и результат стройки. Она была ему предоставлена государством (а государству – Богом) и отнята после разрушения государства.

И второе – памятник будет изуродован и непоправимо испорчен при активном собственном участии реставратора, согласившимся участвовать в беззаконии – вмешательстве в объект национального достояния без полномочий государства (по сути отсутствующего) и без делегированной ему на то власти. У современного реставратора не будет даже того утешения, что было у реставратора снесенной Китайгородской стены Д. П. Сухова или того же П. Д. Барановского: реставрация проведена правильно.

Вторая травма намного тяжелее первой, ибо, как сказал А. С. Пушкин, «жалок тот, в ком совесть нечиста».

Итак, фиксировать и исследовать – можно, реставрировать (по крайней мере, большие объекты) – нельзя. Практически нельзя.

Частный сыщик может и в наше время расследовать преступления олигарха-миллиардера. Но как только он на основе сыска станет требовать практического результата: наказания – будет наказан он, а не преступник. То же в реставрации.

Что ж, исследования нужны и жизненно необходимы. Их значение невозможно переоценить, так как в них содержится попытка понять, нравственно осмыслить и произвести суд эпохе, без чего невозможно созидание подлинной культуры будущими поколениями. В этом смысле книга убиенного Павла Хлебникова «Крестный отец Кремля Березовский» является памятником научной фиксации катастрофы и основой для реставрации Русского государства – не меньше, чем кроки и обмеры спаленных, снесенных и варварски уничтоженных памятников, сделанные архитекторами Харламовой, Подключниковым, Гунькиным, Тороповым, В.Л. Тыдманом, В.И. Якубени – для возрождения Русской культуры.

В этих заметках мы коснулись разных пластов жизни и разных по характеру искушений, испытываемых в наше время христианской душой. Искушений, возникающих как в Церкви, так и в миру. Они имеют нечто общее: провоцируют душу на самонадеянность и гордыню, а приводят к безверию и отчаянию.

Средством против них является отвержение себя и, как говорит Святитель Тихон Задонский, «угодия мирского», то есть всякой «органики» в миссии, всякой надежды на «естественность» нашей деятельности в глазах мира, лежащего во зле, отвержение надежды на мир и надежда на Единого Бога и Его Святой Промысл.

То есть исполнение своего христианского долга. Мы должны делать то, чего не имеем права не делать.

Назначение реставрации и отказ от нее: Один комментарий

  1. Владимирскую икону евангелист Лука писал не реалистично.
    Реалистичное искус!ство очень ценили содомиты греки-римляне!
    А потом «возрождали» паписты!
    А потом калькировали Великодержавные.
    Это странно — противопоставлять масскультуры разных веков.
    В советское время, между прочим, культ!урное государство не только реставрацией памятников занималось…
    А Ваш ампир-Пушкин, между прочим, ради гордыни пошел на убийство-самоубийство!!!

    С Уважением

    Нравится

    • «При бескультурной Фурцевой и хаме Хрущеве страна внимала музыкантам Юдиной и Ойстраху, восхищалась реставрацией Г. М. Штендера (церковь Параскевы Пятницы на Торгу в Новгороде) и стремилась в музей Корина. Вектор развития общества был иной – не то, что сейчас.»

      В обоих случаях вектор развития общества не в Царство Небесное.

      Нравится

      • Взыскание погибших
        Владимирская икона Божией Матери, Иверская и Взыскание погибших — в высшей степени реалистичны и являют перед людьми образ Всемилостивой.
        Заступничество Божией Матери всегда являлось восстановлением порядка, избавлением от хаоса и духовного смятения.
        Вектор жизни души Пушкина — к порядку и жизни вечной, о чем свидетельствовал священник, принявший его последнюю исповедь, а также творчество великого поэта.
        Написать неуважительный документ и подписать «с уважением» — свидетельство хаоса, так же как и ваши представления об искусстве

        Нравится

      • Прошу прошения за двусмысленность, я использовал слово «не реалистичная» по отношению к канонической иконе в системе координат академической живописи(нарушение пропорций, отсутствие прямой перспективы)
        В смысле реальности — реализмом являются обе манеры иконописания.
        Под реалистичным письмом я подразумеваю: отказ от принятой в древней иконописи системы стилизации образа, направленной на создание неразвлеченного молитвенного настроения. Это произошло в латинской ереси во многом благодаря искажению Догматов в эпоху возрождения языческой культуры эллинов. Не последнюю роль здесь сыграла и ересь гуманизма. Художники запросто меняли на мольберте изображения Святых на групповые вакханалии языческих божеств(бесов).
        В процессе разложения нравственной жизни, утратившего живую связь с Господом католического мира, на протяжении столетий, постепенно, от еще имеющих какие-то представления о стыде Мазаччо-Донателло до совершенно бесстыжего Микеланджелло и далее. Европейское падение в преисподнюю как в зеркале отражается в истории европейской живописи.
        В Православной Руси византийское(изначальное, каноническое) понимание задач иконописи держалось, пока держалось благочестие.
        С поворотом на запад, через небезизвестное петрово окно пришла на Русь и европейская манера писать иконы. И вот уже Иванов лихо меняет сюжеты — то явление Христа, а то содомско-педофилические будни апполона, :( фу, гадость какая! И картины этого корифея (например явление Христа Марии Магдалине) до сих поклонники ампира в Храмах благословляют писать! Или Васнецов поупражнявшись на бесовских баснях — принимается за роспись! Имя им лигион…
        «11Течет ли из одного отверстия источника сладкая и горькая вода? 12Не может, братия мои, смоковница приносить маслины или виноградная лоза смоквы. Также и один источник не может изливать соленую и сладкую воду.» Иакова 3:11-12

        Да, по неизреченной милости и снисхождению Своему Господь изливает обильно Благодать и на иконы реалистичного письма. Но византийский канон способен точнее передать образ Святости.

        «Вектор жизни души Пушкина – к порядку и жизни вечной, о чем свидетельствовал священник, принявший его последнюю исповедь, а также творчество великого поэта.»

        Творчество Пушкина свидетельствует о мире человеческих страстей.
        И о религиозной растерянности автора. Упокой Господи его душу.

        Не уважительный — это не согласный с гневными обличениями автора?

        Иконопись это не искусство. Искусство от слова искушать.

        C Уважением

        Нравится

    • Поддержу мнение Владимира о недопустимости привнесения искусства в иконографию и отклонения от канонов и идеалов православной иконописи. Иконы передают образ как бы в Фаворском свете, а он теней не отбрасывает. Привнесение полутонов и теней в икону как бы сразу приземляет чувства (я говорю за себя) возвращает их к нашему павшему миру. И хотя, как отметил Владимир, Господь изливает обильно Благодать и на иконы реалистичного письма, смотреть через эти окошки в третью, будущую вселенную становится сложнее: приходится проходить взором пелену искусства. Возможно, такие трудности возникают только у меня.
      Хотел также заметить касательно «вектора жизни души» Пушкина, он на наше спасение, как и все творчество гениального в этом мире поэта, не влияет. Александр Сергеевич ответит перед Господом за свою жизнь, а мы за свою. Какой смысл оглядываться на него вообще?

      Спаси, Господи!

      Нравится

      • Вы и Владимир против внесения искусства в иконопись, а Святые Отцы Седьмого Вселенского Собора — за.
        Читаем в деяниях 7-го Собора Блаженного Астерия, епископа амасийского, повествование о мученице Евфимии:

        Занявшись чтением довольно долгое время и чувствуя, что внимание мое уже ослабело, я решился дать себе покой и прогуляться, чтобы дух мой несколько успокоился от труда. Вышедши из своего дома, я с знакомыми людьми ходил несколько времени по городской площади и потом пошел в храм Божий помолиться на досуге. Входя в него, увидел я в одном портике картину, вид которой чрезвычайно поразил меня. Можно было подумать, что она написана Евфранором или другим древним живописцем, которые довели искусство живописи до великого совершенства и представляли картины свои почти одушевленными.

        Читаем в деяниях также такое:

        Все низкие искусства, отвлекающие от цели заповедей Божиих, должны быть отвергаемы, но искусства иного рода, искусства полезные в жизни, не носят на себе ничего непристойного и не презирались и не отвергались Святыми отцами нашими. Так и искусство живописное. Если им кто-либо пользуется для изображения чего-либо позорного, то оно должно быть презираемо и отвергаемо… Никто из благомыслящих не будет также позорить искусства, если посредством его приготовляется что-нибудь полезное для нужд этой жизни. Нужно только иметь ввиду цель и образ, каким совершается произведение искусства: если оно для благочестия, то оно должно быть принимаемо, если же для чего-либо позорного, то оно ненавистно и должно быть отвергнуто.

        Нравится

      • Это глубоко неверно, Евгений. Вы допускаете грубую ошибку. Икона изображает то, «что видели очи наши» (1 Иоанн 1:1). В этом — вера Церкви самовидцам и слугам Слова. В этом — вера Церкви Самому Господу, оставившему нам икону Своего вочеловечения в Нерукотворном Образе. Но Господь по плоти ходя по земле, ел, уставал, страдал, проливал пот и слезы, наконец, пролил Кровь Свою, вися на Кресте. Вы хотите сказать, что Он «не отбрасывал тени»? Нет, Он смирился до плоти. Если Он не «отбрасывал тени» (это сущая ересь!), то не мог и «утрудиться от пути» (Ин 4:6), не мог и алкать и жаждать в пустыне и на Кресте. Значит, Его плоть — мнимая (это ереси Аполлинария и Евтихия). Да не будет! Если же Он
        отбрасывал тень — зачит и Его лик имел светотень, без которой Он был бы неизобразим.
        Не только на иконе Распятия или Спаса Нерукотворного, но и на иконе Воскресения Христова и Преображения Господня Христос изображается со светотенью на лике. Являясь Источником Света и Солнцем Правды, Он благоволил описаться плотью. «Неописанное Слово Отчее из Тебе, Богородице, описася, воплощаемь…» — поет Церковь. Он вошел в этот трехмерный мир и подчинился его законам. И в переписи кесаря Августа, и в непрозрачности Своей плоти для лучей физического солнца. Он добровольно покорил себя законам нашего немощного естества во всем кроме греха. В том, чтобы отбрасывать тень — нет греха. Поэтому Он и отбрасывал тень. Поэтому-то мы и пишем Его на иконах со светотенью — с собственной Его тенью. Других земных способов изобразить конкретное лицо, сделать личность узнаваемой — не существует. Господь пользовался человеческим языком, человеческой письменностью. Без этого бы Евангелие Царства Его не достигло бы нас. Пользовался и светотенью для узнавания Себя. И пользуется доднесь. Пользуется и искусством земного изображения — в Лике, и искусством письма — в обязательной подписи изображения. И через эти два земных искусства мы имеем возможность совершить чисто духовный, выше всякого искусства, акт веры: узнать в Изображенном и Обозначенном как ИС ХС, или СЫЙ, СУЩИЙ — своего Искупителя и Спаса. Господь не побрезговал земным изображением, не брезгуйте и Вы.
        Что же касается символов, то они в православной иконописи имеют лишь вспомогательное и строго обусловленное значение и место. Они употребляются в рамках церковной культуры, то есть ОБОЗНАЧАЮТ то, что общепринято для всех людей. Не ИЗОБРАЖАЮТ (как в парижском «богословии иконы»), а лишь обозначают. И лишь то, что доступно пониманию любого человека. Например, белый свет Преображения, который настолько бел, что не может быть изображен никакой краской («якоже белильщик не может выбелить на земли»), изображается в сиянии или лучах именно белой или светлой краской (или золотом), которая в данном случае лишь СИМВОЛИЧЕСКИ изображает тот неприступный белый свет, который неизобразим. Вот он — символизируется в условный знак. Но при условии, что все это понимают. То есть в символическом виде символ в православной иконе указывает на сходный признак в неизобразимом изображаемом, обозначает этот всем известный признак. В данном случае — белизну и светлость. Символ в православной иконе — как вспомогательный иероглиф, в сокращенном виде доносящий до зрителя текст Евангелия, но впомогательный по отношению к главному содержанию иконы и ее задачи — донести до зрителя содержимый Церковью Образ Христа. Эта главная задача иконы решена в Первой иконе – Нерукотворном Образе, Самим Господом созданная. В этой Божией иконе мы видим Его снисхождение к нашим законам визуального восприятия реальной действительности. Господь – реален. И поэтому дал нам Себя в реалистическом изображении со светотенью.

        Нравится

      • Евгению:
        «Поддержу мнение Владимира о недопустимости привнесения искусства в иконографию и отклонения от канонов и идеалов православной иконописи.»

        я не считаю недопустимым применение живописных приемов в иконописи. Даже в самой строгой стилизации всегда присутствует светотень. «богословие иконы» считаю не приемлимым, согласен с аргументами о.Владимира.

        Роману Вершилло:

        Поддерживаю мнение Отцов, и являюсь противником чрезмерной стилизации.
        Но дошедшие до нас иконы той эпохи, тем не мение, значительно отличаются от латинских и иконы ампира.

        Нравится

      • Владимир! Некоторые Ваши комментарии носят демагогический характер., и чтобы не превращать все в словесную «борьбу без правил», я убрал их. Попробуйте обойтись без этих ненужных приемов. С этим уточнением я бы с удовольствием поставил вашу статью на эту тему в порядке полемики. Повторю еще раз: о. Владимир не уравнивает и не смешивает нигде религию и искусство. Его мысль совершенно иная, и я искренне не понимаю, что можно против нее возразить. О. Владимир резюмирует свою статью так:

        В этих заметках мы коснулись разных пластов жизни и разных по характеру искушений, испытываемых в наше время христианской душой. Искушений, возникающих как в Церкви, так и в миру. Они имеют нечто общее: провоцируют душу на самонадеянность и гордыню, а приводят к безверию и отчаянию.
        Средством против них является отвержение себя и, как говорит Святитель Тихон Задонский, «угодия мирского», то есть всякой «органики» в миссии, всякой надежды на «естественность» нашей деятельности в глазах мира, лежащего во зле, отвержение надежды на мир и надежда на Единого Бога и Его Святой Промысл.

        Нравится

  2. Какие ужасные комментарии.
    Что ж, трудно было рассчитывать на другое, слишком глубоко проникло агрессивное невежество, смешанное с высокомерным снобизмом «Парижской школы».

    Отвечаю, хотя может быть лучше и не отвечать на такое мракобесие.

    1. Евангелист Лука написал Божию Матерь реалистично. Это реализм. И Господь наш Иисус Христос изобразил Себя на убрусе реалистично, как есть, с мокрой брадой. И Феофан Грек — реалист.
    Богословие же этих икон — Догматическое богословие. Благодаря ему и только ему мы и понимаем, Кто изображен.
    2.Про «греков-римлян содомитов» я оставляю на Вашей совести — Святые Отцы 7 вселенского Собора тоже были «греки-римляне» (ромеи) и они призвали к реализму, о чем прямо сказано в соборных Определениях. На данном сайте они приводились, потрудитесь изучить.
    Прошу модератора уважаемого Романа Вершилло не пропускать более подобных богохульств.
    3.Великодержавные — это Удерживающие, это Православные монархи. При них — в их царствования — Русская Церковь получила Иконы Всех Скорбящих Радосте, Взыскание Погибших, Ахтырскую, Песчанскую, Неувядаемый Цвет, Остробрамскую, Ченстоховскую, и многие дркгие Святые иконы, прославленные чудотворением и Божественной благодатью несмотря на то, что написаны с использованием западных приемов живописи. Это реализм, причем весьма одухотворенный. Дух дышит идеже хощет, было бы благочестие. У Вас его мало.
    4. Пушкин пошел не на самоубийство, а на поединок ради чести жены. И он каялся перед смертью о. Петру из Конюшенной церкви, и Бог ему простил то, в чем он каялся. Никто никогда не дерзал Пушкина называть «самоубийцей», ни Святитель Филарет Дроздов, ни Иоанн Кронштадский, никто. А Вы кто такой? Так отзываться о великом Русском поэте может только большевик, желающий столкнуть Русскую культуру «с корабля истории».
    5. Относительно советского времени — Вы не поняли, что и в советское время у государства была «кесарева», гражданская составляющая. Не антихристова, а кесарева. То есть борьба с криминалом, всеобщая диспансеризация, обязательное десятилетнее образование, и т. д. Вот это-то «кесарево», которому, по Апостолу, «подати платим» оно и занималось, вопреки антихристову, вопреки марксистской идеологии, реставрацией памятников.
    6. Вектор развития общества всегда горизонтальный. Это грубая ересь, хилиазм и гнозис — считать, что вектор развития общества может быть «в Царство Небесное». Вы что?!! В Царство Небесное ведет только Православная Церковь и никто кроме нее! Никакое общество не может туда вести. Задача общества — земное устроение. И у него земные векторы. Их совокупность может создавать более или менее благоприятные земные условия для Церкви и спасения душ, и только. А спасает Церковь.
    У Вас путаница. Вы путаете земное и Небесное.
    Боюсь, не Вы один.

    Нравится

    • Благодарю Романа Вершилло за нелицеприятие!

      Протоиерея Владимира Переслегина благодарю за ответ, христианское уважение и любовь к собеседнику и снисхождение к моему убогому мракобесию.

      «Агрессивное невежество, смешанное с высокомерным снобизмом «Парижской школы»» если по русски — «Злой дурак , гордый еретик »
      Оставим на суд Божий.

      1.

      Реализм реализму — рознь!

      «Богословие же этих икон – Догматическое богословие. Благодаря ему и только ему мы и понимаем, Кто изображен.»

      Кроме Богословия есть еще и стиль. Стиль древней византийской, сербской, русской иконы отличен от модернизма последних веков как душа отлична от тела. Когда люди не угашали Духа ходя пред Богом, и святых изображали соответственно. А вот когда пошли по музеям и театрам…

      2. Из истории мы знаем, что содомия в языческом риме-греции была явлением распространенным, например см. Платона о любви.
      Святые Отцы 7 вселенского Собора содомитами не были.
      Где Вы усмотрели хулу на Господа?
      И Отцы знать не знали ни о каком ампире! Византийская икона того времени — это как раз то, что чаще всего и копируют в «Даборе»
      Соборные Определения, потрудился, изучил.

      3.А как по-Вашему сушествовала Церковь без монархии ? А как существует теперь?
      В те времена была мода поновлять строгое древнее письмо согласно с запросами масс.Какой слой вы предлагаете реставрировать? Я не отрицаю Благодать Божию на православных иконах написаных под влиянием латинства. Господи Слава снисхождению Твоему!
      Откуда Вы знаете сколько у меня благочестия, даже не зная меня лично?

      4. Православный Протоиерей оправдывает дуэль? Какая честь, о чем Вы говорите? Гордыня бесовская — «Ах, что о моей жене скажут в свете!»
      Из-за этого в создание Божие из пистолета стрелять??? Как сказал о.Дмитрий Смирнов: «о.Иоанн Охлобыстин человек Особый, а к Особому человеку Особый подход!» :)
      Я не называю Пушкина самоубийцей, я называю тот поступок на который он покусился убийством-самоубийством. А за то, что попытка не удалась, Слава Господи долготерпению твоему!

      16 По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы?
      17 Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые.
      18Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые. Мф 7

      Сказка о Попе и работнике его Балде с какого дерева?

      «Течет ли из одного отверстия источника сладкая и горькая вода? 12Не может, братия мои, смоковница приносить маслины или виноградная лоза смоквы. Также и один источник не может изливать соленую и сладкую воду.» Иакова 3:11-12

      «Евгений Онегин» каков на вкус?

      «А Вы кто такой? Так отзываться о великом Русском поэте может только большевик, желающий столкнуть Русскую культуру «с корабля истории»»

      я Христианин который помнит заповедь :
      2 Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства;
      3 да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.
      4 Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли;
      5 не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня,
      6 и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои. Исход 20

      Люди возвысили Пушкина на пьедестал и весь мир считает его Великим.

      «Тогда Иисус сел, созвал двенадцать и сказал: — Кто хочет быть первым, тот пусть будет последним из всех и всем слугой.» Мк 9:35
      «Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир» (Ин. 15:19).

      А русская культура, как и вообще всякая культура, как и вообще «корабль истории» останется никчемным багажом старых тряпок на сгоревшей в огне Апокалипсиса Земле.

      5. «Относительно советского времени – Вы не поняли, что и в советское время у государства была «кесарева», гражданская составляющая. Не антихристова, а кесарева.» Это я понял.
      «То есть борьба с криминалом( всю деревню превратили в воров ), всеобщая диспансеризация(у кого на медосмотре нательный крестик), обязательное десятилетнее образование(что нет Бога и человек это животное), и т. д.(и т.д. и т.д. и т.д.)
      «Вот это-то «кесарево», которому, по Апостолу, «подати платим» оно и занималось, вопреки антихристову, вопреки марксистской идеологии, реставрацией памятников.»

      Ну почему вопреки? Очень даже в духе антихриста Храм Божий превратить в ПАМЯТНИК :отреставрировать, законсервировать, и превратить в музей-заповедник, где развращенный гид будет под хохот толпы в Святыню наглый палец тыкать.

      6.»Задача общества – земное устроение. И у него земные векторы. Их совокупность может создавать более или менее благоприятные земные условия для Церкви и спасения душ, и только. А спасает Церковь.
      У Вас путаница. Вы путаете земное и Небесное.»

      Никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне. («Еванг. от Луки», гл. XVI, ст.13.)
      Вектор развития общества это сумма векторов развития лиц сие общество составляющих. А уж каждому из оных лиц решать, или по горизонтали ему развиваться, или со всяким усердием, оставив всякие земные попечения радеть о стяжании небесных благ.

      «19Не скрывайте себе сокровищ на земли, идеже червь и тля тлит, и идеже татие подкопывают и крадут:

      20 скрывайте же себе сокровище на небеси, идеже ни червь, ни тля тлит, и идеже татие не подкопывают, ни крадут:

      21 идеже бо есть сокровище ваше, ту будет и сердце ваше.» Мф 6

      я не еретик, не хилиаст и не гностик. А Вы не модернист?

      С Уважением

      P.S. Прошу Благословения и Молитв о моем убожестве

      Нравится

      • Веленью Божию, о муза, будь послушна,
        Обиды не страшась, не требуя венца,
        Хвалу и клевету приемли равнодушно,
        И не оспоривай глупца.

        21 августа 1836

        Нравится

      • Му́зы (греч. Μοῦσα — мыслящие) — в древнегреческой мифологии дочери бога Зевса и титаниды Мнемосины, либо дочери Гармонии, живущие на Парнасе богини — покровительницы искусств и наук. От муз происходит слово «музыка» (греч. прилагательное μουσική, подразумевается τέχνη или ἐπιστήμη), первоначально обозначавшее не только музыку в нынешнем смысле, но любое искусство или науку, связанные с деятельностью муз. Музам посвящались храмы, которые назывались мусейонами (от этого слова и произошел «музей»).
        Как «муза» может быть послушна воле Божией?
        «И не оспоривай глупца.»
        Если Вы обо мне то:
        “Кто же скажет брату своему: “рака”, подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной” (Матф.5:22).

        С Уважением

        Нравится

  3. «Какая честь, о чем Вы говорите?»

    Ну да, вы правы. Никакой чести, не о чем говорить. Я забыл, где живу. Ни девственности до брака, ни верности супружеской, ни девической чести, ни женской, ни мужской, ни отцовской, ни материнской.

    «Господи, Боже наш! Славою и честию венчай я!»

    Вот какая честь.

    «Но я другому отдана и буду век ему верна».

    Вот какая честь.

    «И сказали Иуде, говоря: Фамарь, невестка твоя, впала в блуд. Иуда сказал: выведите ее, и пусть она будет сожжена».

    Что в ветхозаветном обществе наказывалось сожжением, то в христианском обществе наказывалось отвращением и презрением. От этого огня бесчестия и позора Пушкин спас жену и детей своей кровью.
    Это дело не гордыни, а человеколюбия. Любви к жене и детям.

    Тут уже не до Ампира. И мне уже не до Ампира, вы перешли грань, разделяющую культуру и Религию.
    Я не модернист, поэтому в моем сознании она незыблема. Честь ближнего, его достоинство — понятие духовное. Относится к религиозной жизни. К Христианской Вере. Ибо «больше сея любви никтоже имать, аще кто душу свою положит за други своя». Человек вышел на честный бой чтобы защитить своих ближних — жену и детей — от поношения и позора. Не себя, а их.

    Мы обязаны подставлять свою щеку.
    А ближнего беззащитного защищать.

    Ваши слова: «Какая честь, о чем Вы говорите?» затрудняют для меня исполнение вашей последней просьбы. Я не достиг этой меры.

    Нравится

    • Блажени есте, егда поносят вам, и изженут, и рекут всяк зол глагол на вы, лжуще Мене ради. Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех.

      Если бы его семье грозила смерть или другое насилие, тогда Вы правы.

      Девственность до брака, верность супружеская — все это честно и если кто с насилием посягает — тогда хоть топором!

      Но Вы забыли
      «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь»

      Или хотя бы мстил по Ветхому Завету — слово за слово! За слово пулю разве этому нас Христос учил?

      «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф 5, 44-48).

      » Ваши слова: «Какая честь, о чем Вы говорите?» затрудняют для меня исполнение вашей последней просьбы. Я не достиг этой меры.»
      Помоги Вам Господи
      Ин.13:35 По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою.

      С Уважением

      Нравится

      • Тут уже не до Ампира. И мне уже не до Ампира, вы перешли грань, разделяющую культуру и Религию.

        О какой грани Вы говорите?
        Сердце Христианина должно всецело принадлежать Христу
        Культура — это то что служит для насыщения души человека помимо Творца. Культура — это часть того мира о котоком говорит Господь:
        «Аще кто грядет ко Мне, и не отречется от мира и от себя, не может Мой быти ученик.»
        далее по еп.Игнатию Брянчанинову:
        Нерешающиеся на произвольное отречение от себя и от мира, насильно вынуждаются совершить то и другое. Когда придет неумолимая и неотразимая смерть: тогда они расстаются со всем, к чему были привязаны: самоотвержение простирают до того, что скидают с себя самое тело свое, повергают его, отставляют на земле в снедь червям и тлению.

        Самолюбие и привязанность к временному и суетному — плоды самообольщения, ослепления, душевной смерти. Самолюбие есть извращенная любовь к себе. Безумна и пагубна эта любовь. Самолюбивый, пристрастный к суетному и преходящему, к греховным наслаждениям — враг самому себе. Он — самоубийца: думая любить себя и угождать себе, он ненавидит и губит себя, убивает себя вечною
        смертью.
        По причине душевного расстройства нашего, нам необходимо для спасения благовременное самоотвержение и отречение от мира. Никто же может двема господинома работати: любо единаго возлюбит, а другаго возненавидит: или единаго держится, о друзем же нерадити начнет [17]. Опыты постоянно утверждают справедливость того воззрения на нравственную болезненность человеков, которое выразил всесвятый Врач в приведенных нами словах, сказанных с решительною определенностью: за удовлетворением суетных и греховных пожеланий всегда следует увлечение ими; за увлечением следует плен, умерщвление для всего духовного. Допустившие себе последование своим пожеланиям и плотскому мудрованию увлеклись ими, поработились им, забыли Бога и вечность, истратили земную жизнь напрасно, погибли погибелию вечною.

        Попытка усидеть на двух стульях, услужить двум господам: Творцу и культуре — вот настоящий модернизм.

        Само слово «КУЛЬТура» о себе красноречиво свидетельствует

        С искренней любовью во Христе владимир

        Нравится

      • Владимиру Р.
        Вы спорите не с тем тезисом, который отстаивает о. Владимир, так что весь Ваш пафос неуместен. О. Владимир всегда писал о том, что культура второстепенна по отношению к вере. Это самый главный аргумент против модернизма и символизма.
        Культура второстепенна — но не значит, что она не нужна. И государство второстепенно сравнительно с Церковью, и семья по сравнению с Церковью, и есть и пить — тоже второстепенно. Но сказать, что все это не нужно или существует помимо Творца и Промыслителя, будет просто ложью.
        Читать Пушкина не значит его религиозно почитать, или ему поклоняться. Мы целуем своих детей и учим разговаривать, читать и писать не потому, что поклоняемся всему этому религиозно или служим. Поэтому совершенно демагогическими выглядят ваши ссылки на Писание.
        Культура — от слова «возделывать» — это далеко не только Пушкин, а например, сам русский язык. Тогда давайте не будем учить детей разговаривать — ведь это тоже второстепенно, это тоже служение двум господам?

        Нравится

    • Протоиерею Владимиру Переслегину

      Простите, батюшка, за дерзость.

      Нас так мало осталось на Земле, православные…

      С Любовью

      Нравится

  4. ВЛАДИМИРУ Р.: Между прочим, никакого «слово за слово» в Писании нет, Владимир Р., не добавляйте от себя! Потому что словом и убить можно, и именно им, а не пулей в конечном счете, Пушкин был убит, т. к. живой человек честь жены не считает пустым словом, не ждет, когда руками набросятся. А по-вашему выходит «мели Емеля-Дантес», христиане только рады будут! К слову у Вас несерьезное отношение, Владимир, что и понятно, раз Вы культуре принципиальный оппозиционер.

    Нравится

  5. «»»Если бы его семье грозила смерть или другое насилие, тогда Вы правы»»»(Владимир Р.)

    Как же все-таки очерствело и опримитизировалось наше общество.Единственное,не понимаю,как Владимир,сможет возлюбить ближнего своего,если даже понимание о чести и достоинстве человека воспринимается как нечто странное для него и даже,мне показалось,совсем лишнее для христианина.Странное христианство.

    Спасибо о.Владимиру,который часто комментирует на сайте.Все-таки мудрое слово сейчас нечасто услышишь.

    Нравится

  6. Прошу прощения за излишнюю резкость. Никоим образом не собирался восставать против мнения Святых отцов, упаси Господи, или деяний Соборов! Просто находился под излишним впечатлением от статей подобных этой и описывал исключительно свои чувства. Позвольте ссылку:
    nesusvet.narod.ru/ico/books/tarabukin/tar5.htm
    Извините, если был резок и категоричен. Грешен, да.
    Искренне благодарю за наставления.

    Нравится

  7. Уважаемый О. Владимир!
    Прочитал и скопировал. Каждое предложение Вашего труда (в этой «своей» копии, для лучшего восприятия и понимания) начну с Красной строки. Профессиональный — т.е. честный труд в реставрации сегодня это личное сопротивление человека «современному» хаосу и разрушению. Комментарии уже опубликованные даже и не обращаются к сути Вашей работы.
    С благодарностью, архитектор-реставратор Гевель Е.З.

    Нравится

  8. Благодарю Вас, дорогой Евгений Зиновьевич!

    Ваш отзыв доказал мне, что мы не ошиблись, поставив этот материал на данном сайте.
    Ошибкой было бы предложить его на обсуждение лишь чисто профессиональному сообществу реставраторов.
    Так как главная тема этой статьи — тот трагизм уничтожения культуры, который никто не чувствует, так, как реставратор — сей трагизм побеждается в душе реставратора отрешением от всех иллюзий, очищением своей совести от любых компромиссов со злом, и, в конечном счете, упованием на Единого Бога. Без этого реставратор — если он настоящий профессионал — сойдет с ума. Но не он один, а и всякий нравственный человек. Мы наблюдаем атрофию этого трагизма в современниках, что является признаком не только раскультуривания, но и явного бесчеловечия.

    Будем исполнять свой непосредственный долг и надеяться на Господа.

    Как написал перед расстрелом Царь Николай Второй: «Долго ли еще нашей Родине быть раздираемой внешними и внутренними врагами! Кажется, уже не знаешь, чего ждать, на что надеяться. А все-таки, никто, как Бог! Буди воля Его святая над нами!»

    Низкий поклон Вам и всему Красноярску и Минусинску. Храни Вас Бог!

    Нравится

  9. Уважаемый О. Владимир!
    Спасибо Вам за добрую весть и душевный отклик, сразу воспрянул и вспомнил о крутой ситуации в Красноярске, когда несмотря на старания краеведов, письма министру культуры и председателю правительства края, всё же выводятся из реестра объектов культурного наследия народов Российской Федерации ценные деревянные дома под видом их переноса… – а это равносильно сносу в нашем историческом центре. Подлинно лишь историческое здание в окружающей его среде временных напластований культуры и это все понимают.
    Трагизм уничтожения культуры «По-красноярски» таков: дом – святое место, где проживал Св. Лука, закончил научный труд «Очерки гнойной хирургии» (Сталинская премия, большую часть которой он перечислил сиротам войны) – решением правительства края назначен к переносу в квартал католического костёла, где для такого обширного усадебного дома из казачьего квартала XVIII-ХIХ веков просто нет места и по стилевым параметрам он туда не подходит — в среду ХХ века. Практика показала, что такие переносы это промежуточная фаза уничтожения памятника архитектуры. Святые места, как и Родину не переносят! Решение красноярского правительства опирается на заключение приглашенных гос. экспертов историко-культурной экспертизы из Иркутска. Иркутские «эксперты» абсолютно не зная исторической канвы Красноярска и охранных зон объектов наследия не нашли архитектурной ценности объекта, а историческую подвергли сомнению. По их заключению уже снесён в сентябре ценный памятник – дом № 50 по ул. Ленина, с которого прежде частным владельцем были сняты все предметы охраны – вот иркутяне и не смогли увидеть этих достоинств, а то, что дом градостроительно держал линию исторической застройки вблизи федерального объекта наследия и составлял старинную городскую среду в охранной зоне – им и невдомёк было… Видимо кроме резьбы и крылечек больше ничем не интересуются… даже не посмотрели паспорта и учётные карты, согласованные академиком, специалистом по Сибирскому региону – В.И.Плужниковым.

    Основные сведения из П А С П О Р Т А ПАМЯТНИКа ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ РОССИИ (составитель паспорта Гевель Катерина В., архитектор):
    I. НАИМЕНОВАНИЕ ПАМЯТНИКА
    Дом Потехина Е. И.
    IV. АДРЕС (местонахождение) ПАМЯТНИКА
    г. Красноярск, ул. Вейнбаума, 21
    VI. ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ
    Формирование усадьбы Потехиных началось в середине ХIХ века в пятой куртине городского плана. Дом был построен основательно — на каменном фундаменте и цоколе.
    В 1881 году от загоревшегося хозяйственного строения усадьбы начался большой пожар, (но — ветер изменил направление), в котором выгорела большая часть города с восточной стороны, а дом Потехиных уцелел. В 1906 г. значатся «по Гимназическому переулку 2 деревянных дома, амбар и конюшни мещанина Е.И.Потехина.»
    В настоящее время сохранился один дом — до весны 2008 г., когда дом был в частном владении, сохранялись яблони и участок заплота с воротами.
    Этот замечательный дом с богатой историей упоминается в книге «Чёрный тополь» А.Черкасова.
    В период Великой Отечественной войны (с 1939 г. – уточнение В.М. Баруткина) здесь – у врача-стоматолога Сусанны Степановны Потылицыной жил Святитель Лука – В.Ф. Войно-Ясенецкий, известный хирург, оперировавший в красноярских эвакогоспиталях. С 1941 г. профессор Св. Лука вызывался во многие города сибирского региона (Иркутск, Томск и др.) для проведения сложных операций и учёбы молодых фронтовых хирургов. Доктор С.С. Потылицына училась у В.Ф. Войно-Ясенецкого местной анестезии – новым методам, изобретённым учёным-хирургом ещё до войны, он оперировал и спас её сына – В.М. Баруткина, вспоминавшего, как Св.Лука, живший в их доме в 1939-41 гг. беседовал с молодыми людьми в этом доме — о вере, о душе и Духе.
    VII. ОПИСАНИЕ ПАМЯТНИКА
    Добротный деревянный дом на каменном цоколе под железной вальмовой крышей вытянут в глубину участка, и имеет уступчатое очертание плана по северной стороне. По структуре – это дом «шестистенок» с большим прирубом с запада.
    В соответствии с ближайшими домами улицы, бывшей Гимназической, восточный фасад обшит нарядным тёсом. После пожара 1881 г., дом был оштукатурен по южному и северному фасадам.
    Уличный фасад в четыре крупных окна, отмеченный досчатыми пилястрами, имеет и парадное крыльцо, что не характерно было для красноярских казачьих домов с боковыми красными крыльцами. Горожане окрестили его по образу – «украинским домом».
    Особый интерес представляет его резной декор с элементами характерной пропильной резьбы сухариками и фестонами — богатого ярусного фриза под профилированным карнизом широкого выноса. Достойна сохранения и редкая резьба с древними символами рисунка пропильного орнамента. Фриз опоясывает весь дом, особенно выделяясь на побеленных дворовых фасадах. Все окна снабжены филёнчатыми ставнями, а на южном фасаде окна сгруппированы попарно. Эффектна парадная дверь, обшитая «в ёлку» с фигурными филёнками. В узоре сандрика над дверью включена буква «П».
    В планировке внутренних помещений прочитывается первоначальное анфиладное расположение, сохранились даже падуги, профилированные тяги и потолочные плафоны.
    б) общая оценка общественной, научно-исторической и художественной значимости памятника
    Своеобразный по отделке деревянный жилой дом усадебного типа, сохранивший основу первоначальной планировочной структуры 1 половины ХIХ века, охраняется в комплексе исторической зоны Губернской гимназии. Объект культурного наследия регионального значения – посвящён трудовому подвигу Святителя Луки в Сибири.
    В настоящее время дом свободен и мог бы послужить православным паломникам и горожанам как музей святого и хирурга В. Ф. Войно-Ясенецкого, охраняемый штабом городского казачьего круга.
    VIII. ОСНОВНАЯ БИБЛИОГРАФИЯ, АРХИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ, ИКОНОГРАФИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ:
    — ГАКК Ф. 161, оп.1, д. 236; — оп. 2, д.2834 – 1906 г., л.154.
    — ГАКК Ф. 173, оп. 1, д. 30 – 33.
    — Телеграмма ветерана В.М. Баруткина из г. Железноводска, подтверждающая хирургическую операцию и проживание профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого в доме № 21 по ул. Вейнбаума.

    Мы просим о помощи российской православной общественности на Вашем сайте по спасению ценной усадьбы Потехина в охранной зоне Губернской гимназии, возможно Железноводский священник навестит Василия Михайловича Баруткина и запишет его воспоминания, придаст им форму документа Ставропольской епархии, что требовалось экспертам из Иркутска как доказательство – Слава Господу, что жив спасённый В.М. Баруткин, и это явно повлияет на сохранение святого места, связанного с героическим трудовым подвигом в Сибири В.Ф. Войно-Ясенецкого.

    Кланяемся Вам, Отец Владимир и Ангела Хранителя!
    Катерина и Евгений Гевели
    Адрес В.М. Баруткина сообщим по эл. почте.

    Нравится

  10. Дорогой Евгений Зиновьевич!
    Мне кажется, нужно сделать вот что. Обратиться к Архиепископу Красноярскому и Ачинскому Антонию с прошением о благословении Его Высокопреосвященства на немедленное создание инициативной группы верующих Красноярска по спасению общероссийской Святыни — дома Святителя Луки и открытии в нем мемориальной квартиры Святого,с его облачениями, рукописями, портретами и иконами, собранными красноярцами — подобно тому как это сделано в Кронштадте с квартирой Отца Иоанна Кронштадского.
    Одновременно проводить там пикеты и молебны Святителю Луке.
    Просить Епархию назначить смотрителя этой Святыни из числа неравнодушных священников.
    Распространить сведения о Квартире Святого врача и угрожающей ей опасности среди врачебного сообщества Красноярска.
    Не дожидаясь отмены решения о разборке усадьбы сделать на доме и рядом с домом крупные щиты с информацией и призывом к защите Памятника.

    Со своей стороны буду предпринимать все от меня лично зависящее.

    Ваш о. Вл.

    Нравится

  11. Здравствуйте, уважаемый, Отец Владимир! Архиепископу Антонию сразу по получении телеграммы из Железноводска передали копии вместе с паспортом и картой дома с прошением благословения для казачьей охраны дома, пока не будет принято решение о создании музея и ждём…

    С почтением, Катерина и Евгений

    Нравится

  12. Здравствуйте, уважаемый Отец Владимир!
    Только что вернулся из отдела охраны памятников минкульта края. Сообщили /устно/:
    1. В отношении «Дома Потехина» проведена повторная Гос. историко-культурная экспертиза силами красноярских Гос. экспертов. Эксперты подтвердили ценность объекта и предложили его на Гос. охрану как ОКН регионального значения.
    2. В отношении же его исторического окружения — вопрос «решенный» т.е. дома начала 19 -го, конца 19-го вв. будут снесены, один будет перемещен. Очевидно, расчищают площадку под новое строительство. «Дом Потехина» будет сохранен, его историческое окружение — уничтожено. Перемещен будет «Дом Юшкова», Вейнбаума, 23 — соседний дом, неоцененный иркутянами в «наши» дни, но в 70-е гг. выявленный /как образец деревянного классицизма нач. 19 в./ Гнедовским. Сегодня — последний такой дом в городе. И потому по критерию «редкость» безусловно, должен быть внесен в Госреестр ОКН. Но не внесен.
    С благодарностью и надеждой, Евгений.

    Нравится

  13. Трудно возвращаться в нормальное состояние, узнавая об очередном уничтожении дореволюционных объектов Киева, жителем которого я являюся. Причем демонтажу подвергаются здания связанные именно с «русским» периодом истории города, как напр. доходные дома нач. века, «комбинированные» купеческие дома со вторым деревянным этажом и пр. Последние три года вообще стараюсь, по мере возможности, минимизировать число поездок в центр. часть города. Проходя мимо новых пустырей я теряю душевный мир и начинаю молиться о наказании разрушителей. Хотя, наверное, такая молитва — грех.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.