Что такое «православная психология», и зачем она нужна?

Недоумения по поводу воззрений о. Андрея Лоргуса

Роман Торчагин

Помнится, в одной из статей на сайте «Антимодернизм.ру» о. Владимир Переслегин указал на существование в современном мире болезни смешения Божественного и земного.

Он справедливо говорил о том, что не надо трогать и употреблять Святыню – слово Православие – в связи со специфически земными сторонами жизни. В том числе о. Владимир говорил и о «православной психологии». Хотелось бы подробнее остановиться на взглядах о. Андрея Лоргуса, являющегося ректором «Института христианской психологии».

Итак, каковы же задачи «православной психологии» в понимании о. Андрея Лоргуса?

Он говорит: Церкви приходится проповедовать и работать среди нехристианского мира, среди людей, которые еще только идут к Церкви. А человеку неподготовленному аскезу как способ жизни предложить невозможно, для этого надо дорасти, созреть.

Тогда что это — как бы «облегченный вариант» аскетики? Или ее дублирование под другим именем? Непонятно. Тем более, что в другом месте того же интервью о. Андрей говорит: Так что, конечно, аскеза могла бы обойтись без психологии — для уже сформировавшихся христианских личностей, но большинство людей таковыми не являются. Поэтому знания и способы практической христианской психологии очень востребованы.

Следующая задача — оказание помощи психически больным христианам. Из того же интервью: А в случае психического заболевания? Ведь заболевают на только неверующие люди, заболевают и христиане. А для людей психически слабых, для детей, подростков? Однако здесь происходит смешение понятий о психологии и психиатрии. Душевные заболевания лечит именно последняя. На психиатров учат в медицинских ВУЗах, на психологов — в совершенно иных учебных заведениях. Так что вопрос опять повисает в воздухе.

Еще одна задача (из того же интервью): В традиционной культуре роль психолога выполняли бабушки, дедушки, дядюшки, тетушки…Вглядитесь — каково количество одиноких людей?! А ведь одинокие люди — это потенциальные клиенты психотерапии, потому что человек не предназначен Господом жить в одиночку.

То есть, по сути, «православной психологии» уготовляется роль некого «костыля» и заменителя душевного общения при отсутствии такового в быту. Проблема такая есть. Однако зачем для этого иметь образование психолога, если с этим с успехом может справиться бабушка или тётушка?

Некоторые «задачи» с первого взгляда вызывают недоумение: Бывает, что у священника нет сил и времени объяснить человеку, что тот сам себе лжет. Он приходит на исповедь и говорит то, что не соответствует правде. А я вижу, что он сам себя обманывает. И, стало быть, лжет и Богу. Я хотел бы, чтобы ему психолог помог себя понять, найти свою правду, увидеть, кто он есть на самом деле. Потому что на исповеди очень часто люди уклоняются от правды. Уклоняются не потому, что они хотят обмануть, а потому, что они не обладают нужным механизмом самоанализа.

То есть труд пастыря перекладывается на психолога. Однако пастыри прошлых веков не прибегали к помощи каких-нибудь «психологов» того времени, даже в лице упоминавшихся выше «бабушек и тетушек». Не его ли это прямая задача — приводить человека к покаянию? Кажутся странными слова о том, что люди на исповеди лгут потому, что «не обладают механизмом самоанализа». Чтобы знать заповеди Божии и виды их нарушений, не надо быть семи пядей во лбу. Надо лишь знать учение церковное, хотя бы на уровне Катехизиса. Если человек настолько страдает слабоумием, что не может осознавать значение своих действий, то он невменяем. Вряд ли этих людей имел в виду о. Андрей. Если же человек не хочет каяться и придумывает отговорки, то насильно его никто не исправит.

Похоже, зыбкость и неопределенность задач «православной психологии» понимает и сам о. Андрей: Возникает вопрос: где проходит черта, разделяющая представления о двух служениях? В чем их самобытность и необходимость для современной церковной жизни? Кто может сказать: «Вот эта линия! Здесь, пожалуйста, работайте психологи, а здесь – место пастыря». Для меня этот вопрос остается безответным пока.

Итак, получается, что нет никакой нужды в «православном психологе» как таковом, так как он по сути дублирует задачи духовника (или другого собеседника в духовных вопросах), психиатра или просто душевного собеседника.

Конечно, «православный психолог» может принести и определенную пользу в духовном плане, но просто как православный человек. Для этого нет смысла становиться психологом. Чтобы вести благочестивые беседы на духовные темы, достаточно быть православным верующим, знающим хотя бы основы веры.

Может «православный психолог» принести пользу и тем, что просто по-человечески выслушает и утешит кого-то. Опять-таки, для этого не требуется специального образования. И еще. Заподозрить душевную болезнь и рекомендовать сходить к психиатру сможет и «неправославный» психолог.

Все это говорилось о практической стороне. Но есть также и опасения насчет «теоретических обоснований».

Для обоснования «православной психологии» берутся зачастую модернистские писания, появляются высказывания о возможности каких-то «открытий» в аскетической области. Слова о. Андрея Лоргуса: Современная психология, вся целиком, во всем видимом многообразии и многоцветии, вырвалась гораздо далее, в понимании внутренних механизмов психики и личности, чем богословское понимание личности. Нужно было дождаться учения В.Н. Лосского, Х. Яннараса, вл. Каллиста (Уэра), чтобы осмыслить путь, пройденный психологией в ХХ веке. Да, психология забежала вперед, как когда- то астрономия, в лице Джордано Бруно и Галилео Галилея [Выделено мной.- Р.Т.].

Его слова оттуда же: Действительно, учение о молитве (например) разработано в православии так глубоко и достоверно, что едва ли кто будет искать иного, однако оно чаще всего касается высот духа. Начальная же практика удержания внимания, смысла внутренней речи, условий внутренней тишины, значения смысла и работы сознания в молитве – святоотеческие тексты практически не касались… Однако, самые глубины человеческой психики, в которых скрываются обиды, раздражение, зависть, гнев – в аскетике не поднимались.

В первой цитате, по сути, говорится о возможности каких-то «открытий» в аскетике и о том, что психология якобы как-то «дополнила» или «исправила» аскетику, а поняли это только авторы модернистских концепций. Уже не говорю о примере с Джордано Бруно, который никакого вклада в науку не сделал и был казнен латинянами за откровенно еретические взгляды. Во второй цитате также говорится о том, что психология может что-то дополнить в аскетике.

Также в некоторых цитатах виден «антиюридизм»: Прежде всего, самый широко распространенный иудео-ветхозаветный образ Божий как образ праведного судии, который справедлив в своем суде, то есть, безусловно, карает грешника и награждает праведника. Именно такое отношение чаще всего встречается среди верующих, но не глубоко знающих православное богословие и православное вероучение.

С учетом всего этого возникают опасения, что «православная психология» станет вывеской для различных модернистских идей, которые будут выдаваться за «научные открытия» и таким способом выводиться из-под богословской догматической оценки, будет происходить вторжение в область пастырского душепопечения, перекладывание пастырских обязанностей на психологов.

Воздержусь от того, чтобы обвинять о. Андрея в сознательном построении модернистской системы. Думаю, что он этим занимается для того, чтобы найти применение своему светскому образованию, чтобы принести Церкви какую-то пользу. Вот только делать это надо, видимо, как-то по-другому.

Скажу несколько слов и о том, как психолог или психиатр православного вероисповедания должен вести себя по отношению к своей профессии.

Хорошо, если психолог или психиатр — человек православный: он не будет по-фрейдистски пытаться объяснить духовную жизнь, не будет трактовать веру больного человека как «бред» (если, разумеется, это действительно православная вера, а не его личный бред на религиозную тему). Также, если психиатр принадлежит к Православной Церкви, то он должен постараться уяснить для себя, где болезнь от естества, а где одержимость бесовская и не переходить пределы своих полномочий. (Неверующие психиатры, естественно, не признают одержимости бесами). Но даже с учетом всего этого психиатрия (или психология) и религия не могут смешаться как бы в нечто среднее, так как лекарствами не исцелишь от греха и душу не спасешь, а религия не занимается измерением уровня интеллекта или памяти и прочими вещами, ей не свойственными. Православная вера и знания по психологии/психиатрии должны сосуществовать в человеке этой профессии, не противореча друг другу, но и не смешиваясь в нечто аморфное и неопределенное.

Хотелось бы в заключение снова привести слова о. Владимира Переслегина из его комментариев после его же вышеупомянутой статьи:

Если психология не лженаука, то она не может спорить с Православием ни в чем, так как знает свое место. Восстает мифология. Ее должны отбрасывать психологи, если они только есть. А не творить новые мифы, приводящие к потере страха Божия и веры… Неужели это так трудно… что в противовес этому пошлому гнозису, этому низкому материализму, претендующему на большее, чем он есть, науке, чтобы остаться самой собою, недостаточно просто быть честной и не делать необоснованных выводов?

Почему, чтобы просто не быть вшивой, голове надо называться: православная?.. Ведь отсутствие вшей – отнюдь не святость. А Православие – Свято!

Конечно, в наши дни само открытое отсечение этой мифологии будет мужественным поступком, это будет «против течения». Однако этого недостаточно для того, чтобы называть психологию или психиатрию «православной».

Еще по теме:

03.06.2011 Последователи о. Петра (Мещеринова) издали «первую откровенную книгу об интимной жизни верующих»

Реклама

Что такое «православная психология», и зачем она нужна?: 9 комментариев

  1. Когда-то примерно 10 лет назад я находилаь под воздействием детально проработанной в США и Европе теории постабортного синдрома как разновидности постстрессового расстройства. Тогда я попыталась найти так называемых православных психологов, которых бы интересовала эта тематика. В ходе этих поисков, разговоров с теми, кто называет себя православными психологами, в мою душу все больше и больше закрадывались сомнения, связанные с тем, что такое психология вообще, и православная психология в частности. Увидев прямые связи современной психологии с немецкой школой, которая сильно поспособствовала внедрению сексуального образования в Европе, стали возникать вопросы: «А нужна ли такая наука вообще?» Сегодня в постабортном синдроме не вижу ничего, что не могло бы быть объяснено с точки зрения православия — чувство вины, синдром отрицания, отложенный эффект и т.д., но объяснения этих симптомов с точки зрения психологии весьма сомнительны. Вот примеры психологических советов: медитировать с образами убиенных детей, давая им имена, устраивать кладбища с пустыми могилами этих детей и приносить туда кукол и т.д. и т.п. Я знаю наверняка по опыту работы нашей организации, что излечивается женщина от язвы греха только после покаяния и причастия и часто неоднократного, а не после психотерапевтической беседы. Психология претендует лечить душу человека, но очень мало знает о душе. Психотерапевтические сеансы это суррогат исповеди, и в этом контексте сами психологи представляют собой суррогат священника. Но мне кажется, что о.Андрей отчасти это понимает.

    Нравится

  2. Если и есть такая наука — психология — то она священнику будет только мешать. Плоть и кровь Царства Божия не наследуют. Священник потерпит сокрушительное поражение, если будет поступать не по Вере, не невзирая на лица, но оглядываясь на плоть и кровь психологии. Бог посрамит его.
    Предмет заботы священника — дух, а не плоть.
    Применение психологических схем и методик при Исповеди — есть самонадеянность, слепота и оскорбление Благодати Божией, кощунство. Священнику на духу дается вязать и решить грехи человеков, это дело веры. Призвать к покаянию и быть свидетелем покаяния. Это не психоанализ, да не будет! Это берущее силу в Слове Божием объявление кающемуся грешнику несовместимости конкретных деяний с обетованием спасения и Жизни Вечной. И психология здесь ничего не меняет. Может изменить лишь психиатрия, да и то лишь в редчайших случаях полной невменяемости в анамнезе.
    Истинное пастырство несовместимо ни с какой психологией, так как неизмеримо выше любой психологии.
    Как только священник начинает оглядываться на психологию, он неизбежно падает — благодать оставляет его.
    Это вопрос веры.
    Если мы верующие, то для нас в вопросах веры психологии не существует.

    (Это не значит, что ее вовсе не существует). Но в вопросах веры ты обязан ее игнорировать.
    Квалификация того или иного деяния как греха есть вопрос веры в Заповедь.
    Психология здесь упраздняется.

    Трагедия в том, что для модернистов вера — это и есть психология, а Бог — ее объект.
    К этому собственно и сводится «органическое богословие».»Бог в душе».
    Или, как пишет один современный пастырь: «Заповедь уже не воспринимается как внешний запрет, но является внутренней естественной составляющей человека». Заповедь Божия — всегда внешний запрет, то есть — не наша собственность — она Божия. И она есть предмет веры. «Если любите Меня, Заповеди Мои соблюдете». Если же она — внутренняя естественная составляющая, то уже не Божия Заповедь, принадлежащая Богу и возгреваемая в сердце памятью Божией и памятью судеб Его, а — часть психики человека.

    Свящзенник никогда не будет хорошим психологом — Бог ему не даст, чтобы не разменивал Талант на медяки.

    Горько смотреть, как священники, имея Небо и высочайшее на земле достоинство — рвутся на земное поприще: психологию, беллетристику, актерство — и т. п. — вплоть до футбола. Всегда они будут у разбитого корыта: плохие футболисты, посредственные поэты, третьесортные художники и актеры, растратившие силы и время жизни в сане не на Небо , а на землю — и не успевшие стать молитвенниками, пастырями и богословами.

    Нравится

  3. Пока я верую в Бога, для меня Его Заповедь — всегда останется внешним запретом.
    Ибо это не я, а Он — источник Правды. И я верую не в себя, но в Него.
    И я всегда останусь собой, а Он — Собой.
    И если по Своей милости Он будет во мне обитать Своей благодатью (о чем и сказано «будет Бог всяческая во всех»), то от этого границы моей личности не исчезнут и не изменятся.
    Этого модернисты не уразумели.
    Это и есть атеизм, практический атеизм.

    Нравится

  4. Я обращалась к о. Андрею как к психологу — увы, он мне не помог, только я «обеднела» на немаленькую сумму. Ну, да это ладно! Сама соглашалась, ноооооо… Была у него не исповеди — говорю, что такая слабая, что даже решимости поститься по всем правилам у меня нет, а ответ-то каков был? «Да зачем вам это надо — чтобы волосы выподали, да ногти ломались, это же монастырский устав, и т.д. Ой, ляля! В какое время живём!!!

    Нравится

  5. Тот, кто берет деньги — не православный, к такому обращаться не надо. Нужно искать духовного, глубокого, понимающего, мыслящего духовника, который будет знать ваши проблемы, понимать особенности вашей личности, будет молиться за вас, будет вас вести ко Христу. То есть надо искать священника-психолога, а не психолога за деньги, под вывеской православный священник или просто православный психолог.

    Нравится

    • О. Владимир, Вы мне можете порекомендовать духоносного священника-духовника? В идеале — похожего на о. Иоанна Крестьянкина?

      Нравится

      • Екатерина, Вы просите «рекомендовать» вам Святого!
        Святые не нуждаются в рекомендациях грешных людей.

        Духовник совершает Исповедь Духом Святым.
        Церковь Божия свята и непорочна.
        Спасайтесь! Все для этого есть у вас.

        Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.