Гностицизм в ЖМП, науке и религии

Роман Вершилло

В последнем номере официального издания Русской Православной Церкви «Журнала Московской Патриархии» предложен очередной проект примирения науки и религии, об одном из которых нам уже доводилось писать (А. Швечиков, наука и религия). Как и в случае А. Швечикова, статья доктора физико-математических наук В. Гоманькова является образчиком грубой гностической пропаганды.

С своем сочинении (Старая и новая метафизика // ЖМП. 2011. № 7) В. Гоманьков излагает крайне оптимистическую и полностью ложную картину взаимоотношений науки и религии. Так, он утверждает, что в последние сто лет в отношении науки к Христианству произошла чудесная перемена: В новое время научное мировоззрение стремилось опровергнуть библейскую картину мира, однако в XX веке произошел неожиданный поворот: развитие фундаментальной науки позволило преодолеть разногласия между христианским и научным мировоззрением. Сегодня наука продолжает движение в сторону религиозного понимания мира.

В. Гоманьков всерьез сообщает, что разногласия между православием и научным мировоззрением, которые обнажились как итог секуляризации, в значительной степени преодолены благодаря развитию фундаментальной науки в XX веке. В результате стало возможным согласование естественного откровения со сверхъестественным.

На прочих ложных утверждениях автора мы останавливаться здесь не станем, отметив лишь, что из обычного модернистского набора нами обнаружена «синергия», приписанная остроумным автором св. Ефрему Сирину.

Итак, согласно «Журналу Московской Патриархии», в наши дни решена фундаментальная историческая и метафизическая проблема: у светской науки и Христианства не осталось принципиальных расхождений (задача историческая), а естественное и сверхъестественное Откровение совпали (что упраздняет все метафизические проблемы). При этом здравая метафизика заменяется у В. Гоманькова «антропным принципом», который является чисто схоластической конструкцией.

Из этого видно, что перед нами жестокий рецидив идеологии сциентизма, который приписывает естественным наукам совершенно несвойственное им значение и область применения. Посредством методов точных наук сциентизм предлагает решить все метафизические и религиозные проблемы, что в особенности было характерно для его основателей: О. Конта, Сен-Симона и др. Собственно, эта идеология является господствующей и в наше время, хотя и не всегда в столь примитивной форме как у нашего автора.

Необходимо также указать на марксистские корни «достижений» В. Гоманькова, поскольку совпадение истории и метафизики свойственно как раз марксизму во всех его вариантах. Именно марксизм учит о том, что философские проблемы разрешаются в исторической практике.

Начнем с основной проблемы, которую автор видит столь успешно решенной.

Сверхъестественное и естественное Откровение совпадают, но совсем не так, как хотелось бы автору. Оба Откровения говорят о Едином Боге, но естественное Откровение говорит лишь то, что Бог есть и Он сотворил мир. Сверхъестественное Откровение говорит о том, что Бог есть Сущий, говорит о Боге-Троице, Отце и Сыне и Святом Духе, о грехопадении, спасении через крестную смерть Спасителя и о Страшном Суде.

Эти два откровения не могут совпасть без остатка уже потому, что первое доступно всем, а второе только верующим христианам. Согласно Апостолу Павлу, первое откровение отнюдь не дарует спасения, а лишь служит к осуждению всякого нечестия и неправды человеков, подавляющих истину неправдою (Рим. 1:18). Апостол Иуда даже сравнивает это откровение со знанием неразумных животных, когда говорит о нечестивых: Что же по природе, как бессловесные животные, знают, тем растлевают себя (Иуда 1:10).

Из слов Апостола Павла явствует, что это естественное откровение даровано всем людям, хотят они этого или нет: Что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им. Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы (Рим. 1:19-20). Апостол отнюдь не подразумевает никакого научного исследования Вселенной, а доказывает то, что весь мир безответен пред Богом, в том числе и язычники.

«Новая метафизика» В. Гоманькова гораздо ближе к оккультизму Джордано Бруно, нежели к Христианству, поскольку у него естественное откровение не согласуется, а прямо поглощает собой сверхъестественное. Так, у него фундаментальная наука выступает как «богословие природы», что показывает то, как он мыслит и о богословии, и о природе. После этого не удивляешься тому, что для автора создание Вселенной Творцом «из ничего»… является таким же великим чудом, как Боговоплощение и Воскресение Спасителя.

Из учения В. Гоманькова о естественном откровении вытекают многие нечестивые выводы, некоторые из которых он сам делает в своей статье. Так, получается, что познавая мир, мы познаем Самого Бога. Наш автор с этим вполне согласен, хотя и не знает, что повторяет учение еретика Варлаама, опровергнутое св. Григорием Паламой. В. Гоманьков учит: Сотворенная Богом Вселенная и ее природа являются отражением Божественного разума, и Бог-Творец открывается человеку при изучении природы в ее закономерностях. Мир есть отражение деятельности Творца, но, как учит св. Дионисий Ареопагит, обратно заключить от следствий к Первопричине как раз невозможно.

Что касается исторической концепции автора, то она в корне неверна, как и его метафизика, и с ней может согласиться разве что последователь New Age.

Во-первых, нельзя сказать, что до XX в. наука выступала против Христианского Откровения. У автора исчезло, например, учение Лейбница о предустановленной гармонии, которое представляет собой образец христианской натурфилософии. Из ключевых научных открытий из схемы автора испарились Пастер с его доказательством того, что не происходит самозарождение микроорганизмов, а также Мендель с генетикой, которая утверждает возможность только внутривидовых мутаций. И нетрудно понять почему.

Эти христианские ученые исходили из неизменности прекрасно сотворенного Богом мира. Наш же примиритель науки и религии сам, оказывается, выступает с резким отвержением Библейского откровения. Согласно В. Гоманькову, естественное откровение и состоит в учении об эволюции Вселенной: Современные научные данные о происхождении и эволюции Вселенной позволяют говорить о заметной согласованности естественного откровения со сверхъестественным.

Ученые-гностики, фигурирующие у В. Гоманькова под названием «православных ученых», являются не только креационистами в буквальном смысле этого слова, но и эволюционистами, изучающими развитие (эволюцию) сотворенной природы по законам Творца. Для них развитие (эволюция) природы подтверждается экспериментальными фактами, и уже поэтому никак невозможно говорить о чудесном примирении науки и религии в наши дни. Скорее наоборот.

Наконец, мы встречаем у автора замечательную отсылку к фиктивной «диалектической динамике», родом непосредственно из Ф. Энгельса: Православное мировоззрение и научное миропонимание сосуществуют в диалектической динамике.

С присущей ему научной основательностью В. Гоманьков утверждает, что учение о сотворении мира в шесть дней придумали протестанты, и только в последнее время это «ложное» учение проникло в Православие.

На страницах ЖМП мы читаем буквально следующее: На Западе появилась антинаучная идеология протестантов-фундаменталистов — креационизм, согласно которой Творец создал все формы материи и человека точно за шесть дней… Более того, появились и «православные креационисты», которые также ведут борьбу с фундаментальной наукой и научным мировоззрением, используя литературу протестантов-креационистов. Протестанты-креационисты объявляют всякую эволюцию природы современным мифом, а «православные креационисты» — ересью.

А между тем, даже если наш автор и редакция журнала не готовы поверить Библии, то, может быть, их убедит св. Ефрем Сирин, на которого наш автор ссылается: Никто не должен думать, что шестидневное творение есть иносказание (Толкование книгу Бытия). Св. Ефрем даже говорит о ночи, продолжавшейся 12 часов. Специально для В. Гоманькова, который разделяет теорию «Большого взрыва» св. Ефрем учит: Непозволительно говорить, будто бы что по описанию сотворено в продолжение шести дней, то сотворено в одно мгновение.

Св. Василий Великий в «Шестодневе» поясняет, почему о днях творения нельзя думать иначе, нежели сказано в Писании: день — это мера времени, а мера не может изменяться.

Поправ библейское Откровение, В. Гоманьков поднимается до определенных оккультных обобщений. Он правильно усматривает опасность для своего сциентистского мировоззрения в общем тезисе Христианской философии о том, что в мире не возникает ничего нового. Он осуждает и Святоотеческое учение о том, что Творец создал все формы материи и человека точно за шесть дней, и антиэволюционизм Библии и Православия, поскольку при этом природа и человек остаются неизменными после творения. Он правильно отмечает, что значительное место в этой доктрине «невмешательства» Творца занимает буквальное толкование Книги Бытия и отрицание эволюционного принципа (закона развития) в природе, установленного посредством фундаментальной науки.

В этих тезисах автора сквозит жестокое гностическое безумие, которое в принципе несовместимо с Христианством. О В. Гоманькове и других «православных» эволюционистах можно сказать словами св. Григория Нисского об одном древнем еретике: Борется с самим законом естества, говоря, что от одного происходит другое.

Тысячелетия тому назад Премудрый писал, исправляя невежество людей преданных суете: Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во векиЧто было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас (Еккл. 1:4, 9-10).

Св. Афанасий Великий также учит о неизменности творения: Каждая созданная вещь по роду, в собственной сущности своей, какой сотворена, такой есть и пребывает (св. Афанасий Великий. На ариан Слово второе//Творения: В 4-х т. Троице-Сергиева Лавра, 1902. Т. 2. Гл. 19. С. 287).

Св. Ефрем Сирин говорит о предшественниках гностицизма, как о безуспешно пытавшихся изменить природу вещей: Хотя старались волхвы закрыть язвы Египта, однако же делали их только большими. И волхвы вразумляемы были сим, что не в силах они изменить природу вещей, хотя казалось им, что изменяют ее.

Что касается «невмешательства» Бога, то, по учению Церкви, Бог, сотворив мир, почил от дел Своих и печется о творении как Промыслитель. У еп. Немесия Эмесского мы читаем: Дело промышления — через взаимное рождение сохранять бытие тленных тварей.. а самое достойное дело творения — создавать из ничего… Слова «Отец Мой доселе делает» сказаны не о творении, а о промышлении (О природе человека).

Почему же так важно, чтобы не допускать перемены сущности вещей, и почему так необходимо отвергать как безумие и безбожие то, что «из одного происходит другое»?

Христианское откровение учит о том, что Божественное творение — «хорошо весьма» и Вселенная сотворена Всесовершенным Творцом наисовершенным же образом и остается совершенной. Все существующее сохраняет свою собственную природу неиспорченной, потому что преисполнено всякой божественной гармонии и священного благолепия,- учит св. Дионисий Ареопагит.

К этому совершенству ничего нельзя ни добавить, ни убавить из него. Такое учение о творении необходимо сопутствует вере в Благого Бога, и любая его ревизия в пользу эволюции есть шаг в сторону атеизма.

ЖМП со своим автором этот шаг сделали.

Реклама

Гностицизм в ЖМП, науке и религии: 5 комментариев

  1. Уважаемый Роман, немного не понял вот эту фразу: «После этого не удивляешься тому, что для автора создание Вселенной Творцом «из ничего»… является таким же великим чудом, как Боговоплощение и Воскресение Спасителя.»
    В смысле, творение из ничего не является чудом? Или я просто не так расставил акценты?

    Нравится

      • Спасибо. Я, в общем-то, размышлял так же. В любом случае, мы же не можем назвать творение мира естественным процессом.

        Нравится

      • Речь идет у Гоманькова о том, что все одинаково чудесно. А это не так. Есть природа, а есть сверхъестественная благодать. Есть сущность вещей, прекрасно устроенная, а есть Домостроительство нашего спасения, совершенное Сыном Божиим. Нельзя сливать воедино природу и благодать, иначе можно придти к обожествлению мира. Джордано Бруно, кстати, именно за это и сожгли: он учил, что Бог воплотился во Вселенной, и спасение, совершенное Христом, становилось для него ненужным.

        Нравится

  2. ЖМП, как и кочетковская «кифа» уже получили Гриф Синодального Информационного отдела.
    Как сказано в п. 1.3. Регламента присвоения и отзыва специального грифа «Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви», «гриф присваивается лишь в том случае, если продукция СМИ не искажает православное вероучение, не противоречит официальной позиции Русской Православной Церкви…».

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.