Католический прозелитизм среди православного населения России. Справка

(исторические документы)

1. Концепция прозелитизма.

Вопрос о католическом прозелитизме на канонической территории Русской Православной Церкви является одним из серьезнейших препятствий к улучшению отношений между двумя Церквами. Прозелитизм католиков среди традиционно православного населения России и других стран Содружества Независимых Государств обесценивает декларированное II Ватиканским собором Римско-Католической церкви ее отношение к Православной Церкви как к «Церкви-Сестре». Представители Ватикана и католической иерархии, действующей в России, часто заявляют о своих «братских» чувствах к православным. Реальное же положение вещей свидетельствует об обратном.

Проблема прозелитизма усугубляется тем, что католическая сторона напрочь отрицает само ее наличие, приводя свое толкование термина «прозелитизм» как переманивания из одной христианской общины в другую «нечестными» методами (например, подкупом). При этом заявляется о проповеди Евангелия среди «неверующих, некрещеных» людей, которые приходят в католические храмы, пользуясь своей свободой выбирать религию, которая им подходит. Часто с католической стороны звучит следующий вопрос: «Разве лучше, чтобы эти люди оставались атеистами, чем стали бы католиками?»

Ведя в России именно проповедническую, миссионерскую работу, а отнюдь не только окормляя свою традиционную паству (поляков, литовцев, немцев), католики часто ссылаются на саму «миссионерскую природу Церкви», на данную Спасителем заповедь о проповеди Евангелия: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф 28. 19). Об этом писал, например, в своей заметке «Что я думаю о прозелитизме» известный деятель Католической церкви в России о. Бернардо Антонини. Он предлагает «нащупать тонкую грань между проповедью, миссионерством и прозелитизмом», заявляя о праве Церкви «проповедовать там, где только это возможно» (газета российских католиков «Свет Евангелия» (СЕ) № 37, 2000 г.). Именно исходя из подобных воззрений католики отвергают само понятие канонической территории.

На эту весьма распространенную среди российского католического духовенства точку зрения можно привести целый ряд серьезных возражений.

Во-первых, католические священнослужители, приезжающие в основном, как мы увидим ниже, из-за границы, ведут свою проповедь не на какой-то неопределенной «миссионерской территории» и не среди языческого или безрелигиозного населения. Они приезжают в страну с тысячелетней христианской культурой, пронизанной православной традицией. Поэтому сам факт ведения здесь католической миссии, среди местного населения, не имеющего исторической и культурной связи с Католической церковью, присутствие на российской земле католических миссионеров вызывает вполне закономерный вопрос: считают ли католики Православную Церковь – Церковью? И если так, то их деятельность осуществляется в нарушение слов апостола Павла: «Я старался благовествовать не там, где уже известно имя Христово, дабы не созидать на чужом основании» (Рим. 15. 20).

Во-вторых, давно уже очевидно, что объектом католической миссии в России и других странах СНГ является традиционно православное население. Эти люди были насильственно отторгнуты от своих православных корней десятилетиями богоборческого режима, но их нельзя поголовно называть неверующими или атеистами. Многие из них находятся на перепутье, в процессе духовных исканий, но, как мы видим из практики, большинство обращается к вере отцов, обретает свой духовный путь в Православии. Немыслимо отрицать глубочайшую духовную, культурную, историческую связь нашего народа с Православием. Вызывает недоумение тот факт, что католики, сами принадлежа к Церкви, где понятие традиции является одним из основополагающих, своими действиями ставят под сомнение традиционность Православия для России. Для многих из них Россия – это миссионерское поле для «евангелизации» местного населения. Другими словами, отношение Римско-Католической церкви к России мало чем отличается от отношения различного рода сектантов, пытающихся «христианизировать» постсоветское пространство, стремясь создать здесь некий «религиозный рынок», где религиозные организации действуют как конкуренты, борясь за «потребителя». Вытекающая отсюда логика ясна: прав тот, кто крупнее, мощнее, кто первым занял определенный «сектор рынка».

Русская Православная Церковь не боится конкуренции с Римско-католической. У нас нет опасений, которые нам приписывают: «Православные боятся, что наша пастырская деятельность может кончиться тем, что опустошит их церкви» (Интервью архиепископа Т.Кондрусевича итальянской газете «Аввенире», 18 марта 2002 г.). Еще более резко высказался по этому поводу кардинал Вальтер Каспер, председатель Папского совета по содействию христианскому единству: «Русская Православная Церковь чувствует собственную пастырскую и евангельскую слабость и таким образом боится католического присутствия, которое в основном более эффективно на пастырском уровне, хотя оно и меньше в численном отношении» (Итальянский журнал «Чивильта каттолика», 16 марта 2001 г.).

В чем конкретно выражается эта «эффективность» католического пастырства? В более возвышенной христианской жизни их паствы по отношению к православной пастве? Напротив, можно с достаточной уверенностью утверждать, что успехи католиков в России косвенно обусловлены влиянием Православия на жизнь россиян. Ибо вопреки жесточайшим за всю христианскую историю гонениям на Церковь именно под влиянием Православия, как в прошлом, так и в настоящем, в нашем народе сохраняется интерес к вере, благоговение перед священным, сердечная отзывчивость на проповедь о Христе. Именно этой предрасположенностью нашего народа, истосковавшегося за годы государственного атеизма по вере, а не эффективностью «пастырского уровня» католицизма в России, объясняется относительный успех не только католической, но вообще всякой проповеди о Христе. Сегодня западные миссионеры, по сути, эксплуатируют удобренную Православием благодатную почву – душу россиянина, отличающуюся доверчивостью и открытостью к Слову Божию, особой чувствительностью к вопросам веры. К сожалению, ничего подобного не происходит на Западе, на территории исторической ответственности Римско-католической церкви за пастырское окормление народа. Никакая эффективность, никакое «аджорнаменто» здесь не помогают. Запад становится все более секулярным и атеистическим. Справедливости ради необходимо отметить, что наша позиция находит понимание и поддержку у представителей Римско-Католической церкви из многих стран мира, кроме, увы, российских католиков и официального Ватикана.

Русская Православная Церковь не желает отношений соперничества и конкуренции с Католической церковью, считая подобные отношения небратскими и нехристианскими. Мы призываем католическую сторону к диалогу и сотрудничеству, к взаимному уважению и соблюдению интересов друг друга. В первую очередь, это должно выразиться в признании друг за другом определенных традиционных территорий пастырской ответственности. К сожалению, наш призыв радикально расходится с позицией кардинала В.Каспера, который заявляет: «Стало ясным, что за дебатами о принципе канонической территории и прозелитизме скрываются аргументы главным образом идеологического свойства», а Русская Православная Церковь «защищает не только реальность, которой больше не существует, но также отношения между Церковью и народом, которые являются проблематичными на богословском уровне» (там же). Он обвиняет Русскую Православную Церковь в «экклезиологической ереси», состоящей в «непризнании за Католической Церковью ее миссионерской стороны во имя концепции прозелитизма, не должным образом расширенного в своем значении». В статье кардинала не содержится ни одного доказательства этих резких заявлений. Тем не менее, мы считаем необходимым привести аргументы, опровергающие их.

Понятие канонической территории не является изобретением Русской Церкви, появившимся по каким-либо идеологическим мотивам. Оно следует из канонической традиции Древней неразделенной Церкви. Существует древнейшее правило как Восточной, так и Западной Церкви: «В одном городе – один епископ». Это означает, что на территории, окормляемой одним епископом, не может быть власти другого законного епископа. Данный принцип соблюдается доныне как в Православной, так и в Католической Церкви. Исключением является конфессиональная диаспора, то есть православные, проживающие на территории, где исторически имеют свою юрисдикцию католические епископы, и наоборот. Пастырское окормление такой диаспоры своими епископами и священниками никогда не вызывало возражений местных епископов. В России ярким примером являлось положение Католической церкви до революции 1917 года, в Западной Европе – положение различных юрисдикций Поместных Православных Церквей, в том числе и юрисдикции Русской Православной Церкви.

К сожалению, этот принцип не всегда соблюдался в истории отношений Востока и Запада. Самым ярким примером является эпоха Крестовых походов, когда на Востоке силой была учреждена параллельная католическая иерархия, считавшая своим долгом миссию среди местного населения, включая обращение православных в католичество.

Второй Ватиканский собор, назвав Православную Церковь «Церковью-Сестрой», признал тот факт, что у Православных Церквей есть территория, на которой они совершают свое спасительное служение, то есть имеется то, что сегодня мы называем канонической территорией.

Ватикану не следовало бы оспаривать принцип канонической территории еще и потому, что, ссылаясь на него в своих отношениях с католиками, православные тем самым продолжают считать католические церковные структуры связанными общими для обеих Церквей каноническими нормами Древней Церкви. Именно этим обстоятельством объясняется столь негативная реакция Русской Церкви на создание четырех новых католических епархий в России, в отличие, например, от похожих действий различного рода сектантских групп, которые не связываются в православном сознании с Церковным Преданием. Действия Рима воспринимаются православными как откат к экклезиологии времен крестовых походов, как практический отказ от наследия Второго Ватиканского собора, а значит, и от эпохи диалога и сотрудничества.

Слова кардинала Каспера о якобы проповедуемых Русской Православной Церковью «отношениях между Церковью и народом, проблематичных на богословском уровне» свидетельствуют о его незнании российских церковных, исторических и культурных реалий. А именно – государствообразующего значения Православия для России. Великое множество раз в российской истории Православная Церковь играла спасительную для нашего народа роль. Одним из ярких примеров этого является так называемое Смутное время в начале XVII века, когда под натиском польских завоевателей был практически разрушен весь государственный строй России. Именно Православная Церковь явилась той силой, которая вдохновила народ на борьбу за независимость и помогла восстановить российскую государственность. Если следовать логике кардинала Каспера, то, например, историческая связь католицизма и Польши должна вызывать у него неменьшую тревогу «на богословском уровне».

Обвинения в «экклезиологической ереси», выдвинутые кардиналом в адрес Русской Церкви, вызывают недоумение и возмущение. Понятие ереси предполагает противоречие христианскому учению, как оно представлено в Священном Предании Церкви. Бросая такие обвинения, следовало бы, по меньшей мере, озаботиться их обоснованием, а этого, к сожалению, нет в упомянутой статье кардинала, что придает этому тексту характер политической декларации.

Возвращаясь к теме «свободы выбора» католической веры некоторыми из россиян, надо сказать, что проблема прозелитизма заключается не в том, что некто симпатизирует католицизму или становится католиком: в конце концов, это право каждого отдельного человека, – а в том, что католическая миссия подталкивает колеблющихся людей к этому выбору. Вопрос о прозелитизме относится не к светской юриспруденции и не к сфере прав человека, а к межхристианской, межцерковной этике. Миссионерская деятельность католиков в России грубо нарушает нормы этой этики. Наиболее наглядно проявляется это в деятельности католических монашеских орденов.

Мы увидим ниже, что у многих монашеских католических орденов, действующих в России, указание на миссию стоит даже в названии: «Миссионеры – сыновья Непорочного сердца Благословенной Девы Марии» (кларетины), «Сестры – миссионерки Божественной любви», «Миссионерки Святого Семейства» и так далее. Другие ордена, например, вербисты, изначально создавались как миссионерские организации. Именно миссия, а не священническое окормление традиционной католической паствы является главным делом монашеских орденов.

Между тем, и прочие католические структуры в России рассчитаны явно «на вырост», за счет обращенных в католичество. Вполне очевидно, что в сегодняшней Российской Федерации католиков гораздо меньше, чем в Российской империи до революции 1917 года. Между тем, если тогда в стране было 150 католических приходов, то сейчас их более 200. Если до революции на территории нынешней Российской Федерации было 2 католических епархии – Могилевская и Тираспольская, то сейчас – 4 (!). На кого рассчитаны все эти структуры? Явно на пополнение в результате миссионерской деятельности, которая находится сегодня в центре всей католической активности в России.

Что касается реального количества верующих католиков в сегодняшней России, то здесь наблюдается несоответствие данных, приводимых различными официальными представителями Римско-Католической церкви. Пресс-секретарь Ватикана Х.Наварро-Валльс в своих заявлениях дает цифру в 1,3 миллиона человек. О сомнительности этих данных говорит уже тот факт, что архиепископ Т.Кондрусевич говорит о 500-600 тысячах католиков в России. Правда, недавно, в феврале 2002 года, он упомянул о 65 тысячах католиков только в одной Москве (пресс-конференция по поводу решения об учреждении католических епархий в России). Совершенно непонятно, откуда взята эта цифра. Даже если в число католиков включить всех живущих в Москве иностранцев-христиан, вряд ли наберется такое количество. На торжественных Рождественских и Пасхальных русскоязычных богослужениях в основных католических храмах столицы – Непорочного зачатия и святого Людовика – собирается не более 1 тысячи человек вместе взятых. На мессах, служащихся на других языках, людей еще меньше. Это факт, который невозможно отрицать. Не менее красноречивы планы Католической церкви возвести во Пскове храм высотой 42 метра, то есть с 13-этажный дом, – при том, что среди населения Псковской области всего около ста католиков.

2. Поиск католических «призваний» в России.

Одним из основных приоритетов деятельности РКЦ в России является подготовка местных кадров католического духовенства, а вероятно – также кадров священнослужителей и монашествующих для стран Западной Европы. Уже сейчас в некоторых монастырях на Западе появились русские новиции. 9 февраля 2001 года, встречаясь с католическими епископами из бывшего Советского Союза, Иоанн Павел II подчеркнул важность формирования из местного населения клира, способного «глубоко понять ментальность и наследие великого народа, к которому он принадлежит». Архиепископ Т.Кондрусевич, критикуя российские законы, затрудняющие деятельность священнослужителей-иностранцев, говорил: «Католическая Церковь крайне заинтересована в том, чтобы католиков в России окормляли российские, а не иностранные священнослужители, и делает для этого все возможное» (СЕ, № 11, 2001 г.). По сообщению католического информационного агентства «Зенит» от 13 февраля 2002 года, католический епископ Восточной Сибири Ежи Мазур готовит некую «пастырскую программу» для формирования полноценного местного клира.

Для подобных целей существует Высшая духовная семинария «Мария – Царица апостолов». Она открылась в 1992 году в Москве, в 1995 году переехала в Санкт-Петербург. До революции в России были две семинарии – в Санкт-Петербурге и в Саратове, но количество российских католиков тогда и сейчас просто несоизмеримы. В нынешней России, помимо вышеуказанной богословской школы в Санкт-Петербурге, существуют предсеминарии в Астрахани и Новосибирске, а также московский богословский колледж для мирян имени Фомы Аквинского, имеющий филиалы в Санкт-Петербурге, Саратове и Калининграде.

Что касается состава учащихся этих заведений, то здесь налицо «прозелитизм в действии». Достаточно посмотреть на список фамилий семинаристов: «призвания» действительно местные, ни польских, ни литовских имен практически нет. Это и не скрывается самими деятелями католического образования в России. В статье Е.Спиридонова «Латынь из моды вышла ныне», опубликованной в СЕ (№ 14, 2001 г.), говорится: «Каждая вторая семья, подарившая семинарии учащегося, считает себя неверующей». Практически то же самое говорит о. Бернардо Антонини о колледже имени Фомы Аквинского: «В нашем колледже теологии, философии и истории, открывшемся 9 ноября 1991 года, ежегодно 20-30 % студентов – православные. Есть и протестанты. …В калининградском филиале колледжа в первый год обучались 89 православных и 28 католиков».

В русском иезуитском центре в Медоне (Франция) был издан Катехизис Католической церкви на русском языке. На его презентации в Ватикане архиепископ Т.Кондрусевич сказал: «В действительности же богословская и религиозная терминология русского языка только начала формироваться в течение последних нескольких лет, особенно благодаря деятельности Колледжа и Семинарии… Я считаю, что Катехизис будет полезен не только католикам, но и православным и другим христианам, как в России, так и в других странах бывшего СССР» (СЕ № 6, 1997). Можно было бы представить подобные высказывания кого-либо из иерархов Русской Православной Церкви на Западе. Конечно, архиепископ Кондрусевич не обязательно должен быть знатоком русской богословской традиции, но, по крайней мере, он должен знать о ее существовании.

В связи с этим возникает вопрос: где и когда Русская Православная Церковь создавала свои семинарии на территории традиционно католических стран? (Свято-Сергиевский богословский институт в Париже возник как учебное заведение для нужд русской эмиграции, а не для пробуждения местных «призваний».)

Одной из главных и вызывающих наибольшую тревогу характеристик деятельности католиков является акцент на работе с детьми и подростками, прежде всего в больницах, средних школах и детских домах. Под видом заботы о сиротах, бездомных, беспризорных детях католики (в основном представительницы женских монашеских орденов) взращивают на смену себе новое поколение российских католиков. О детях не просто заботятся – их обращают в католицизм! Ни о какой «свободе выбора» здесь не может быть и речи. Католическими миссионерами открыто заявляется, что их цель – воздействовать через детей на взрослых. Если бы католические монахини действительно пеклись о судьбе сирот, то почему бы не делать это совместно с Русской Православной Церковью, поддерживая ее усилия в этом направлении?

Перейдем к конкретным примерам прозелитической деятельности католиков, о якобы отсутствии которых нам постоянно заявляют российские католические иерархи.

Наиболее возмутительным из них является следующий пример, информация о котором поступила из Новосибирской епархии Русской Православной Церкви. Летом 1996 года в Новосибирске был открыт католический приют, рассчитанный на 50 детей, и с осени того же года в него начался «набор». Первыми тремя детьми в этом приюте оказались братья Беляйкины – Евгений, Дмитрий и Виталий (14, 11 и 8 лет), до этого находившиеся в детском доме № 1 Новосибирска. В этом детском доме детей духовно окормляло православное Александро-Невское братство. Миссионеры братства проводили с детьми беседы, готовили к церковным таинствам, водили в православный храм и воскресную школу. Братья Беляйкины были крещены весной 1996 года, начали посещать храм, исповедоваться и причащаться.

Однако вскоре по непонятной причине Евгений, Виталий и Дмитрий были переведены из этого детского дома в католический приют. Когда мальчики попали туда, крестные родители, являющиеся членами православного Александро-Невского братства, стали посещать детей, молиться с ними, приносить им духовные книги, просфоры и святую воду. Почти сразу православные встретили настороженно-недоброжелательное отношение католического персонала приюта, которое в дальнейшем стало явно враждебным. Ссылаясь на то, что крестные родители не имеют юридического отношения к детям, они стали препятствовать их посещениям. Директор приюта итальянский священник Убальдо Орланделли по телефону угрожал крестному отцу мальчиков, а охранник приюта пообещал расправиться физически, если тот еще раз придет. Оскорблениям подверглась и крестная мать детей. У детей отобрали православные книги и начали всячески препятствовать их духовному окормлению в Православной Церкви. При создании приюта католики многократно подчеркивали, что в этом благотворительном заведении не будет вестись религиозное воспитание. Наверное, именно по этой причине католический персонал приюта решил «отучить» детей от их православной веры.

Известен случай организованной католиками поездки «неверующих» детей из Смоленской области в Польшу, где их водили на богослужение в костел и «угощали» облатками, не предупреждая о том, что это католическое причастие.

Католики ведут работу с детьми в общеобразовательной школе № 84 Волгограда, где практически нет католиков, но большинство детей – православные. Это обучение ведется отнюдь не в контакте с местным православным архиереем, но вопреки его позиции, с явно миссионерской направленностью в пользу Римско-католической церкви.

В Элисте действует католический Молодежный центр. Там же, в Калмыкии, католики организуют для детей разных вероисповеданий каникулы в детском лагере «Березка».

Монахини Божией Матери Непорочного зачатия организовали в Оренбурге молодежный театр, который выступает на сцене местного кукольного театра, также преследуя цель обращения молодежи в католичество.

В селе Вершина Усть-Ордынского автономного округа, со смешанным в этническом и конфессиональном отношении населением, где отсутствует православный храм, местный католический приход проводит уроки катехизации для детей начальной школы и служит для них мессы. В соседнем с этим селом поселке Дундай католики преподают религиоведение для старшеклассников (СЕ № 11, 2001 г.), причем среди учащихся нет практически ни одного католика. Можно было бы представить себе обучение католических детей, скажем, в Италии русским православным священником в итальянской средней школе.

В Южно-Сахалинске католический приход работает с детскими домами (СЕ № 13, 2001 г.), где находятся в основном православные дети.

Детский дом «Радуга» в Петропавловске-Камчатском «окормляется» местным католическим приходом святой Терезы. Директор «Радуги» дал согласие на посещение учреждения епископом Ежи Мазуром. Во время этого визита католическая монахиня сестра Фабиана Патшонсай, MSF («Миссионерки Святого Семейства»), «рассказала детям о Благовещении и научила молиться» (СЕ № 14, 2001 г.). Сестра Фабиана Патшонсай является преподавателем Катехизического центра в Иркутске и Хабаровске, пишет учебники. Именно она открыто выражает идею воздействия на взрослых через детей. Не следует еще раз подчеркивать, что работа ведется с детьми из православных семей.

В поселке Листвянка Иркутской области существует католический духовный центр имени Иоанна Павла II «Единение». Там работают сестры SSpS («Служительницы Святого Духа»). Они следующим образом говорят о своих подопечных: «В большинстве своем это ребятишки, либо крещенные в Православной Церкви, либо далекие от какой-либо конфессии вообще» (СЕ № 36-37, 2001 г.).

В Улан-Удэ ведут катехизацию среди детей и молодежи «Сестры святого Доминика». Они проповедуют в детском санатории, доме инвалидов, проводят акции «Каникулы с Богом», работают с детьми из неблагополучных семей (СЕ № 38-39, 2001 г.). Большинство из детей – православные.

По многим свидетельствам, католические священнослужители, монашествующие и миряне в Москве осуществляют миссионерскую деятельность среди материально зависимых детей на базе приютов, принадлежащих ордену матери Терезы и Некоммерческому благотворительному фонду социальной защиты молодежи и малоимущих «Ораториум» имени Яна Боско. В этом, как и в других подобных случаях, речь идет главным образом о детях, крещенных в Православной Церкви, то есть являющихся ее полноценными членами.

3. Деятельность монашеских орденов.

Как уже было сказано выше, наиболее активно «благотворительная» деятельность ведется представителями католических монашеских орденов. Именно их действия более всего подпадают под определение прозелитизма. В сегодняшней России нет такого количества католиков, чтобы для них создавалось столько монастырей. Вся нынешняя католическая монашеская жизнь в стране искусственно насаждается усилиями монахов-иностранцев. В то же время, как мы знаем из истории Церкви, монашество всегда было результатом духовных устремлений самих верующих, то есть возникало естественным образом из их среды. Но не так происходит в современной России. Монашеские общины католиков организуются приезжими иностранцами в надежде на обращение все большего количества православных или «неверующих» россиян.

Вербисты (SVD – Societas Verbi Divini – «Общество Слова Божия»). Это орден миссионерской направленности, основанный в 1875 году в Голландии Арнольдом Янссеном. Соответственно, и приходы, которые они имеют в Тамбове, Вологде, Благовещенске, Новосибирске, Иркутске, являются миссионерскими. Вербисты преподают в Высшей католической семинарии, что также говорит о направлении подготовки «местных призваний». В Москве они работают с детьми и молодежью.

Наиболее выдающимся вербистом в России является католический епископ Восточной Сибири Ежи Мазур. Он родился в Польше в 1953 году и уже в 1972 году вступил в новициат вербистов. Там же, в ордене, он закончил семинарию. С 1980 по 1982 годы будущий епископ изучал миссиологию в Грегорианском университете в Риме. С 18 мая 1999 года – апостольский администратор Восточной Сибири. Декретом Папы Римского 10 ноября 2000 года он был назначен также апостольским администратором «префектуры Карафуто» – это название острова Сахалин времен японской оккупации. Налицо вопиющее неуважение территориальной целостности Российской Федерации.

При миссионерской подготовке и настроенности самого епископа Ежи Мазура подведомственное ему духовенство ведет широкомасштабную миссионерскую деятельность на территории Восточной Сибири и Дальнего Востока. Именно из этих регионов постоянно поступают сведения о католическом прозелитизме. В частности, в 2000 году возмущение православных верующих Камчатки вызвали провокационные по отношению к Православной Церкви заявления католического священника Ярослава Вишневского, одного из сотрудников епископа Ежи Мазура, сделанные им по местному телевидению, в частности, о том, что «неизвестно, во что Русь крестилась, в Православие или в католичество». С именем этого католического священника связан следующий случай открытого прозелитизма на Камчатке. В марте 2000 года к епископу Петропавловскому и Камчатскому Игнатию обратились с письмом жители микрорайона 4-го километра города Петропавловска-Камчатского. В письме говорилось, что по квартирам жильцов данного района ходили две женщины, выступавшие от имени Католической церкви и священника Ярослава Вишневского. Они предлагали бесплатную католическую литературу и опускали в почтовые ящики жильцов переписанные от руки католические молитвы, в частности, «Молитву святого Франциска».

Во время своей поездки в Польшу в 2001 году епископ Ежи Мазур обсуждал вопрос о приезде в Восточную Сибирь новых священников и монахинь из Польши. Архиепископ Белостокский, отвечающий за миссионерскую комиссию при Польской епископской конференции, согласился направить в Восточную Сибирь в 2001 году двух священников из своей епархии. Помощница Генеральной настоятельницы сестер-альбертинок высказалась за возможность миссионерской работы в Сибири сестер из этой конгрегации. В том же 2001 году в город Усолье-Сибирское собирались приехать представительницы «Сестер – босых кармелиток» для устройства там санктуария в честь Рафаила Калиновского (СЕ № 11, 2001 г.).

По данным Иркутской епархии Русской Православной Церкви, на проходившем в ноябре 2000 года в Иркутске собрании Конференции католических епископов России епископ Е.Мазур обнародовал планы своей миссионерской деятельности. Он заявил, что потенциальное количество католиков в Иркутской области составляет 20 % населения области и включает в себя представителей польской, немецкой, белорусской и украинской национальностей (в сумме около 4 % населения области по данным переписи 1989 года) и членов их семей. Кроме того, епископ Е.Мазур заявлял, что, по его прогнозам, через 10 лет количество католиков в Иркутской области может достичь двухсот тысяч. Абсолютно понятно, за счет кого и какими методами он собирался увеличивать свою паству.

По информации, поступившей из Иркутской епархии Русской Православной Церкви, в последнее время руководство тамошней католической общины пыталось всячески подчеркнуть «всемирность» католицизма, дабы большинство населения не считало его национальной религией потомков поляков и немцев. С этой целью католическим священникам и мирянам было рекомендовано не употреблять такие слова, как «ксендз», «костел» и так далее, а пользоваться их русскими аналогами. По этой же причине представители католических структур начали публично дистанцироваться от польского культурного общества «Огниво», хотя их совместные действия продолжались.

Доминиканцы (OP – Ordo Praedicatorum). На 2000 год у них был единственный «дом» – в Санкт-Петербурге. Московский был закрыт в 1998 году из-за недостатка братьев. В столице остался лишь священник Александр Хмельницкий.

Главной целевой аудиторией миссионерских усилий доминиканцев, действующих в России, является российская интеллигенция. Это происходит как в Москве, так и в Санкт-Петербурге. В перспективе доминиканцы планируют вынести свою «проповедническую» деятельность за пределы своего прихода и распространить ее на многие «академические институции». Об этом не скрывая пишет во французской экуменической газете «Христиане на марше» член санкт-петербургской общины брат Кшиштоф Буяк (№ 66, 2000 г.). Община ордена в Санкт-Петербурге возглавляется американцем Фрэнком Сутманом, именно через него в общину поступает финансовая помощь из США (там же).

Доминиканец К.Буяк также не скрывает, что основная масса их «общины оглашенных» состоит из «некрещеных» людей, а также из «крещенных в Православной Церкви без подготовки и нуждающихся в более углубленном христианском образовании». К большой радости доминиканцев, данная община быстро выросла (там же). Возможно, с помощью этих людей доминиканцы начнут осуществлять свои планы организовать пре-новициат для кандидатов на вступление в орден со всей России. Они надеются, что единственный «дом» их викариата в России станет самым большим российским центром ордена. А пока они ждут помощи от братьев других провинций, чтобы «развивать присутствие ордена в России». И помощь эта вскоре ожидается в виде новых монахов из Польши (там же).

Иезуиты (SJ – Societas Jesu). Контролируют деятельность Колледжа имени Фомы Аквинского. С 2001 года его ректором является Октавио Вилчес Ландин, иезуит из Мексики. Его предшественник Станислав Опеля, возглавлявший российских иезуитов, был в 2000 году выслан из России.

В 2000-2001 учебном году в центральном отделении Колледжа имени Фомы Аквинского в Москве обучался 71 студент. Новосибирский филиал колледжа имеет более скромные размеры – в нем проходят обучение 26 студентов. Однако общее присутствие иезуитов в Новосибирске весьма значительно. Достаточно сказать, что сам католический епископ Западной Сибири Иосиф Верт является иезуитом. В Новосибирске находится иезуитский новициат, где проходят духовную подготовку 8 послушников из России, Украины и Белоруссии (другие молодые иезуиты, так называемые «схоластики», обучаются в иезуитских центрах за рубежом). Помимо этого, в городе действует духовный центр иезуитов «Иниго», ими также контролируется телевизионная студия новосозданной католической Преображенской епархии. Иезуиты пытаются «окормлять» Новосибирский государственный университет.

«Институт Пресвятой Девы» («Английские девы»). Общество следует иезуитскому уставу, провозглашаемой целью является «защита и укрепление веры». Сестры из Словакии действуют в Тюмени, Тобольске, Салехарде. Занимаются «воспитанием и обучением»детей и молодежи (СЕ № 14, 2001 г.).

«Кармелитки Воскресения Христова». 28 апреля 2001 года в Новосибирске епископ Иосиф Верт освятил монастырь сестер этого ордена (СЕ № 20, 2001 г.).

«Конгрегация святой Елизаветы Венгерской». Монахини конгрегации имеют свою обитель в Новосибирске и содержат детский приют.

«Конгрегация Святейшего Искупителя» (редемптористы). Ведут свою деятельность в Кемерово, Орске, Оренбурге. Работают с молодежью. Монахи из Польши организуют молодежные форумы под девизом: «Строим мосты».

«Миссионерки-клариссы Святейшего Таинства». Четыре сестры этого ордена, приехавшие из Мексики, действуют в Саратове. В местном филиале колледжа имени Фомы Аквинского они преподают испанский и итальянский языки. Ведут работу с детьми и молодежью.

«Миссионерки Святого Семейства» (MSF – Missionariarum Sacrae Familiae). Занимаются миссионерской деятельностью среди детей-сирот в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

«Миссионеры-сыновья Непорочного сердца Благословенной Девы Марии» (кларетины) (CMF – Сongregatio Missionariorum Filiorum Immaculati Cordis BMV) действуют в Санкт-Петербурге, Мурманске, Красноярске и Агинске.

Орионистки – женская ветвь конгрегации Дона Калабриа (PSDP – Congregatio Pauperum Servorum a Divina Providentia – «Служители бедных Божественного Провидения»). Занимаются работой с детьми из детдомов. В «ведение» этого ордена попал подмосковный дом отдыха для работников СМИ – бывший пионерский лагерь «Родничок». Также ведут свою деятельность в Смоленске.

Салезианцы (SDB – Salesiani di Don Bosco – Societas Sancti Francisci Salesii – «Cалезианцы дона Боско – Общество святого Франциска Сальского»). В Гатчине существует салезианский центр по профессиональному обучению молодежи. Девиз салезианцев: «Где SDB – там молодежь». Члены ордена ведут активную миссионерскую деятельность в Якутии.

«Сестры матери Терезы Калькуттской» (CSMC – Сongregatio Sororum Missionarium Caritatis). В полном названии их монашеской конгрегации также присутствует слово «миссионерки». Они действуют в Москве и Перми. В Москве на улице Чечулинской находится приют этих сестер, куда они собирают бездомных детей и обращают их в католичество.

«Сестры святого Доминика». Действуют в городах Тамбов и Улан-Удэ. Главная цель – «катехизация» детей и молодежи. Проповедуют в детских санаториях, домах инвалидов, организуют летние лагеря для детей из малообеспеченных семей, называющиеся «Каникулы с Богом».

«Сестры-служительницы Святого Духа». Помимо упоминавшегося выше католического центра для детей «Единение» в Иркутской области, сестры взяли под свою опеку и детское отделение Областной клинической больницы города Иркутска (СЕ № 36-37, 2001 г.).

«Служительницы Иисуса в Евхаристии». Ведут особенно активную деятельность в городе Марксе Саратовской области.

«Шенштаттский секулярный институт сестер Марии». Сестры считают, что в России существует насущная необходимость развивать католическое апостольство среди мирян. Подобным «развитием» россиян они занимаются в Москве, Санкт-Петербурге и Калининграде.

Францисканцы. Одним из наиболее активно действующих в России отделений ордена францисканцев является OFMConv – Ordo Fratrum Minorum Conventualium – «Орден братьев меньших конвентуальных». 13 мая 2001 года в Москве была торжественно основана генеральная кустодия этого ордена, то есть автономная административная единица, объединяющая несколько монастырей, с собственным капитулом и прямым подчинением генеральному министру ордена. В состав кустодии входят следующие францисканские монастыри в России: монастырь святого Франциска в Москве, монастырь святого Антония Чудотворца в Санкт-Петербурге, монастырь Матери Божией Ангельской в Калуге.

На церемонии инаугурации генеральной кустодии присутствовал настоятель Варшавской провинции ордена Григорий Бартосик. Он зачитал текст обращения к генеральному министру с просьбой об установлении кустодии, где, в частности, говорилось: «В 1993 году по приглашению Его Высокопреосвященства архиепископа Тадеуша Кондрусевича в Россию прибыли два священника-францисканца, принадлежащие Провинции Божией Матери Непорочной ордена братьев меньших конвентуальных, чтобы включиться в дело возрождения христианства на этой жаждущей Бога земле. С того времени число братьев, работающих в России, увеличилось, появились новые призвания среди местных молодых людей, возникли полноценные монашеские общины, вносящие свой посильный вклад в жизнь поместной Церкви. …В конце 1993 года архиепископ поручил пастырской опеке францисканцев приходы в Туле и Калуге, которые в течение короткого времени превратились в динамичные пастырские центры» (СЕ № 21, 2001 г.).

В 1994 году в Москве были основаны францисканские монастырь и центр. 1 февраля 1995 года там начала действовать постулантура – послушнический курс для подготовки новых монахов. 11 февраля при монастыре было основано «Издательство Францисканцев» и началось «сотрудничество с представителями российской интеллигенции» (там же). Московские францисканские «братья ведут пастырскую работу среди молодежи, осуществляют духовное руководство, посещают больных и заключенных…» (там же).

В 1995 году был основан монастырь святого Антония Чудотворца в Санкт-Петербурге, который является центром монашеской подготовки францисканских семинаристов из России и других стран бывшего СССР.

Помимо монашеских орденов, в России действуют и мирянские католические организации миссионерской направленности, такие, как «Фоколари», «Общение и освобождение» и «Неокатехуменат». Наиболее вопиющей является деятельность последней из них. Представители «Неокатехумената» открыто проповедуют своеобразный «интеркоммюнион», предлагая православным причащаться и в католических храмах. Это прозелитизм даже по католическим стандартам, то есть переманивание из одной Церкви в другую.

4. Заключение.

Вышеприведенные примеры отражают лишь небольшую часть прозелитической деятельности католиков в России. Православные с недоумением и горечью видят, как в ряды новых «просветителей Руси» наряду с сектантами встали представители Церкви, которая еще совсем недавно именовала себя нашей «сестрой».

Свидетельством о намерении Ватикана расширять католическую миссию в России служит принятое недавно решение о повышении статуса российских церковных структур – апостольских администратур – до епархий и образовании из них «церковной провинции» во главе с «митрополитом». Если оценить происшедшее в терминах православной канонической традиции, то можно сказать, что Рим провозгласил существование Российской Католической церкви, которая мыслится как церковь для россиян, вне зависимости от их культурных и этнических корней. Этот шаг свидетельствует о том, что Рим в одностороннем порядке, вне всякого диалога с Православной Церковью, принципиально изменил характер католического присутствия в России. С учреждением епархий Католическая церковь в России перестала быть пастырской структурой для национальных меньшинств, связанных с традицией римского католицизма, и заявила о себе как о церкви данного места, в обязанность и ответственность которой входит миссия по отношению ко всему народу, проживающему на территории России. Этот шаг Рима не только отодвинул перспективу решения проблемы прозелитизма, но и создал систему конкуренции, а значит, и конфронтации с Православной Церковью в чрезвычайно важной для всего российского общества сфере христианского свидетельства. Все это, несомненно, ослабляет целостность и эффективность такого свидетельства и, таким образом, работает против христианизации и воцерковления народа.

Именно поэтому нынешняя политика Ватикана в отношении России воспринимается большинством наших сограждан как могущая нанести серьёзный ущерб духовной жизни российского народа.

25 июня 2002 года

Москва

Mospat.ru

Реклама

Католический прозелитизм среди православного населения России. Справка: 7 комментариев

  1. Очень полезная информация, побуждающая православных христиан к особой бдительности. Справка, размещенная на сайте, достойна многочисленных перепечаток на других охранительных сервисах. Что и последует, несомненно.
    Благодарим редакцию Антимодернизм.ру

    Нравится

  2. Как много воды утекло с 2002г. Уже несколько последних лет православные священники присутствуют на праздничных мессах в храме Св.Людовика на М.Лубянке в Москве. Что они делают там, если не молятся вместе с католиками? Второму Ватиканскому Собору, разрушающему до сего дня современную Католическую Церковь, православные иерархи, особенно вл. Илларион, воздают всяческие комплименты по ТВ. Инструкторы по определению плодности женщины из католического храма Непорочного Зачатия обучают православных как применять методы борьбы с деторождением. И что тут такого, если эти методы поддерживает прот.Максим Обухов, проф.Осипов и Силуянова? Да, конечно, никто не говорит открыто: «Давайте реформируем сегодня РПЦ по образу и подобию католической реформы: «Давайте повернемся к миру» или другими словами: «Пусть преклонится Церковь пред миром». Но процессы идут. И международная экуменическая пролайфконференция, открывающаяся очень скоро под крылом у ректора Социального Университета, миллионера Жукова и организованная вл. Илларионом и о.Димитрием Смирновым — тому яркое доказательство. С одной стороны РПЦ занимается откровенным бизнесом, приглашая протестантов и католиков, спонсирующих конференцию, выступать на лучших местах в повестке дня. Но ведь те платят деньги не только за это. Протестанты, извратившие учение о Пречистой Пренепорочной Деве Марии, о монашестве, о таинствах, будут учить православных целомудрию. А католики, имеющие в двух папских энцикликах, разрешение на применение средств против деторождения, будут учить нас как бороться с абортами, но предлагая только свои альтернативы из «Casto Cannuby» и «Humanue Vitae». Нам пытаются внушить миф о том, что у православных учение о семье и браке идентичное с католиками и протестантами, и даже во многом они преуспели, и нам есть чему у них поучиться. И это не досадное заблуждение, это первые шаги к унии.

    Нравится

  3. Напечатана программа Московского демографического саммита. Как и следовало ожидать среди протестантского большинства участников не забыли и про раввина, и про муфтия и про католического архиепископа Пецци. Впервые православные организуют крупную конференцию под крылом проабортного института РГСУ проректора Жукова, в котором защищалась и Лахова, и Жириновский и многие другие антихристианские персонажи. Не случайно одним из докладчиков и модераторов является прочойс проабортная фигура, бывшая министром соц. развития РФ во время попыток введения секспросвета в школы, одна из сторонниц политики программ планирования семьи Климантова Г.И. Жена Якунина, к которому недавно обратился Санкт-Петербургский пролайф с просьбой определиться по поводу его православных взглядов и одновременного наличия абортных клиник в МПС, также выступает. Ну и конечно будет выступать Масленникова Г. бессменный инструктор по католическим контрацептивным методам «определения плодности женщины» из храма Непорочного зачатия на М. Грузинской. В пролайф пришли большие деньги, но только не в настоящий пролайф. А эти делают бизнес на крови невинно убиенных. Границы жизни и смерти размываются, а добро и зло перемешивается в одну страшную экуменическую зловонную кучу.

    Нравится

  4. Не считаю учение Католической Церкви сильно отличающимся от Православной Церкви, поскольку все таинства — а это главное -сохранены. История показала сколько у них великих святых. Однако невозможно не заметить тенденцию вырождения на Западе и дух материализма, который проник в Католическую Церковь. Вот с этим надо бороться, а не ревностно защищать свою территорию.

    Нравится

    • «Вот с этим надо бороться, а не ревностно защищать свою территорию».

      Из текста:
      «Понятие канонической территории не является изобретением Русской Церкви, появившимся по каким-либо идеологическим мотивам. Оно следует из канонической традиции Древней неразделенной Церкви. Существует древнейшее правило как Восточной, так и Западной Церкви: «В одном городе – один епископ». Это означает, что на территории, окормляемой одним епископом, не может быть власти другого законного епископа. Данный принцип соблюдается доныне как в Православной, так и в Католической Церкви».

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s