Восхождение к личности

Роман Вершилло
«Прямой путь» № 1 (3) 1992 г.

Беловежское соглашение

Как ни парадоксально, распад СССР не комментировался православными деятелями. Однако не может не существовать христианского ответа на любой вызов, брошенный историей человеку, ибо в центре истории — человек в его отношении к Богу.

Современная революционная и криптореволюционная политика более связана с метафизикой и психологией, нежели с экономикой. Начиная с протестантских революций XVI века, политика атакует не быт, а бытие, и ставит своей целью не уничтожение народов — а самой человеческой личности. Это относится не только к политической практике радикалов (бунтарей), но и умеренных (либералов и демократов). «Бумажная гроза», если использовать выражение Уильяма Блейка, давно обнаружила способность испускать вполне реальные громы и молнии.

Распад Союза надолго останется центральным событием мировой истории, поскольку одновременно с ним происходит распад государственного сознания. На наших глазах совершился переворот не только в расстановке сил на мировой политической арене, но и в личном самосознании человека. Если православная монархия, например, утверждает личное самосознание, прежде всего в том, что во главе государства стоит личность, а подчинение граждан правителю основано на личном чувстве долга, то в лжегосударствах всех видов в основе стоит та или иная общность. Перед угрозой перехода от личного сознания к коллективному бледнеет даже широко известная опасность ядерных войн на территории бывшего СССР. Ибо государство, а вместе с ним и государственное сознание, — это единственные, помимо христианской веры, защитные барьеры отдельности личности.

Полная свобода личности возможна только в Христианстве, потому что Сам Христос — Божественная Личность. Всякий отход от личного самосознания отделяет человека от Бога, поскольку соединиться с Личностью может только личность. Так же дело обстоит и в государстве, где единовластный правитель-христианин, будучи сам личностью, дает свободу каждому из своих подданных.

Личность может соединиться с Божественной Личностью только добровольно, сохраняя, однако, при этом свою отдельность. Очевидно, что личность человека не может быть поглощена другой личностью, — она может лишиться своей отдельности только в массе, в том или ином коллективе или лжецеркви, например, в индуизме или мусульманстве, где отсутствует вера в Личного Бога. По той же причине при единовластном правителе не происходит подавление личного сознания граждан, подчиняющихся монарху из нравственного чувства. Сила единоличной власти в отношении подчиненных… есть сила преимущественно нравственная, основанная на взаимном понимании и доверии,- писал защитник монархической государственности Лев Тихомиров.- Это власть, нравственно представляющая сознание самих подчиняющихся ей, откуда она и почерпает главную основу своей силы. Напротив, в современной демократии «народ» делает выбор и за тех граждан, которые не одобряют это решение. Граждане, несогласные с мнением «народа», нравственно не обязаны подчиняться решению большинства, но вынуждены соглашаться с ним только потому, что оно — «большинство». С этой точки зрения видно, что в условиях демократии — в том виде, в каком она утвердилась в современном обществе — личность подавляется гораздо более, нежели в тоталитарном государстве. Если диктатура подавляет только внешнюю активность личности, то в нашу посттоталитарную эпоху уничтожается свободная воля гражданина.

В истинном государстве находит свое выражение как стремление человека к свободе (цицероновский принцип libertas), так и нравственная, помимо прагматической, необходимость подчиняться верховной власти (принцип imperia). Власть и свобода, по выражению Льва Тихомирова, это лишь различные проявления одного и того же факта — самостоятельности человеческой личности. Поэтому Церкви не может быть безразлично: существует ли христианское государство и государственное сознание — ее единственные союзники в этом мире.

Не получив оценок со стороны православных идеологов, новая общественно-политическая ситуация нашла, казалось бы, исчерпывающее истолкование в среде «государственников» и «консерваторов». Это вынуждает обратиться к данному вопросу, исходя из собственно христианского взгляда на человека, на государство и на ход современной истории.

В политических концепциях как «левых», так и «правых» идеологов личность занимает далеко не центральное положение. Вместо личности подставляется «государство» (геополитическое пространство, или территория, которую государство занимает), «нация», «народ» и т.д. В идеологии «общечеловеческих ценностей», связанной в общественном сознании с именем бывшего президента Михаила Горбачева, — в центре стоит так называемый «всечеловек», а в обыденном преломлении этой идеологии — «средний человек». В «экологическом сознании», все более завоевывающем позиции на политической арене Запада и Востока, центральное положение занимает не личность (самосознание, сближающее человека с Богом), а биологическая сторона человека, общая с животным миром.

В данном перечне подмен нетрудно увидеть, что личность в «ересях государственного сознания» вытесняется коллективом, или той или иной формой общности. Эти общности можно выстроить в определенную иерархию.

Если наивысшей, или трансцендентной, идеей является религиозная (поскольку она предполагает веру в Божественную Личность Иисуса Христа), то наивысшей из «посюсторонних» идей является идея, называемая нами государственной. Государственное сознание, как все связанное с абсолютной Истиной, тождественно само себе, то есть, как ни парадоксально это звучит, не имеет целей в себе самом, а устремлено «вверх». По этой причине государство не нуждается в «саморазвитии», в «прогрессе». Цель такого общества находится вне и выше его.

«Сползание» вниз по иерархической лестнице происходит в результате утери нравственного основания системы истинного государства. Так, для поддержания государства вполне довольно чувства долга у его граждан. Когда «простого» чувства становится недостаточно, в государственном сознании начинается разложение, симптомом которого обычно является возникновение идеологии, призванной дать «обоснование» чувству долга. Примером такой идеологии в России является триада графа Уварова «Православие, самодержавие, народность», возникшая одновременно с «декабризмом» и «славянофильством», этими движениями дворянского протеста против монарха.

Итогом внутреннего разложения государственного типа сознания становится «патриотизм». Государство, в его границах (безразлично — настоящих или прошлых), начинает осознаваться имеющим самостоятельное значение, а верность государю подменяется верностью государству. Чувство патриотизма по своим формам несколько напоминает государственное сознание, но в отличие от нравственного измерения в последнем, в патриотической идеологии верность государству становится сама по себе безусловной ценностью, причем государство выступает только как материальное, или, точнее, социальное, культурно-национальное и геополитическое образование.

Еще ниже опускается человеческое сознание на стадии «национализма». Здесь, как основной, выступает принцип «крови», то есть уже совершенно чуждый принципу самостоятельности личности и нравственности.

За национализмом, как мы видим в настоящий момент, следует идеология «общечеловеческих» ценностей, когда предпринимается попытка осмыслить единство всего человечества, на том основании, что «все мы — люди». Если в патриотизме мы отмечали внешнее сходство с подлинным государственным сознанием, то на стадии либерализма мы имеем дело уже с внутренним подобием. Казалось бы, и в том и в другом случае речь идет о человеке, о свободе личности. Но «всечеловек» либерализма — это не личность, а смешение человеческих свойств. «Свободная личность» либерализма, не имея нравственной обязанности свободно подчиняться «высшему», становится бессмысленной, теряет, так сказать, свой вес, и для того чтобы остаться в реальной сфере, вынуждена «слиться» с другими «личностями». Вне границ, установленных для личности Богом — в Церкви, и в государстве — ей самой, — личность среднего человека теряет свои границы и ее можно сравнить с расплывающимся пятном, вместо неразложимой точки, являющейся символом души в Христианстве.

Последним этапом разложения личного государственного сознания пока остается «экологическое» сознание. На этом уровне общность расширяется до такой степени, что охватывает все живое на нашей планете. В данный момент некоторыми идеологами осуществляется поиск того, что объединяет по признаку существования — такая общность будет включать в себя и неживую природу.

Иерархическое нисхождение в поисках новой общности имеет несколько стадий, из которых большинство уже пройдено. Однако все они — одна цельная идеология, основанная на отвержении сначала Личного Бога, а потом и личности человека. Между разными этапами нисхождения нет революционных границ, потому что лжегосударство имеет цели имманентные самому себе. Цели, выдвигаемые на различных ступенях разложения государственного сознания, таковы: сохранение государства как геополитического образования; консервация определенной структуры общества; построение мононационального государства или Нового Мирового Порядка. Все эти цели, так сказать, «низшего» порядка по отношению к status quo и не исходят из идеальных предпосылок. Достижение этих целей, в условиях больного общества, равносильно переходу от одной стадии болезни к другой — более тяжелой.

И все же эти цели, хотя и не идеальные, но «идеалистические», которых нельзя достичь, не превзойдя границ данного этапа. Например, возвратить старое (консерватизм) на самом деле невозможно, не прибегнув к помощи новой революции. Расширяя находящуюся в основании «государства» общность, носители лжегосударственного сознания тем самым как бы увеличивают площадь песка, на котором они возводят свой дом. Разложив самосознание личности на составляющие — «любовь к Родине», «верность нации», «общечеловеческие ценности», — лжегосударственники вынуждены все более расширять базу общности, которая, охватив все существующее, обратится к самой широкой из возможных общностей — к лжеличности Антихриста.

Как видно из вышесказанного, в мире происходит разложение государственных форм, вызванное разложением личности человека. Порок мысли, допускающий только «сползание», не позволяет современному человеку увидеть действительный выход из лабиринта, в конце которого, как с ужасом отмечают наиболее прозорливые из мыслителей, виден не свет, а тупик. Сегодня допустить возможность пути «вверх»- значит признаться в своей вере в чудо. Что ж! — христианам ли отказываться от этой веры? Нашу веру в чудо поддерживает и история, ставшая, к сожалению, в XX веке прозаичнейшей из наук. Разве не чудом было возникновение всех государств, заслуживающих этого названия!

Путь «вверх» — возможен. И это утверждение может показаться иррациональным только тому, кто верит в то, что механизм мысли, господствующий в наше время, является истиной в последней инстанции. Однако «восхождение» — это именно возможность.

Как и когда произойдет это «восхождение», мы не можем сказать и не должны, поскольку мыслящий человек обязан ответить на вопрос «почему?», оставляя ответ на вопрос «как?» провидцам и предсказателям. Однако можно предположить последовательность событий, способных в итоге привести к появлению государственного сознания, а затем и истинного государства.

Поскольку свою отдельность и свободу личность черпает из общения с Истинным Богом, то первым шагом, безусловно, должно стать возрождение Православной Церкви. Это укрепит личное самосознание как ядро веры в Бога и приведет к подлинному возрождению человека. На третьем этапе необходимо восстановление христианской семьи, которая представляет собой развернутое во времени, историческое и собственно государственное измерение личности.

После возрождения семьи появится возможность для воссоздания сословной структуры общества как необходимой опоры для будущего правителя. В современной России, на наш взгляд, еще сохраняются рудименты военного и духовного сословия, хотя это не означает, что они в нужный момент обязательно выступят на стороне государя. Скорее напротив, современное духовенство в массе своей, даже после возрождения Церкви (под которым мы понимаем восстановление епископского авторитета), долгое время будет выступать лишь с позиций внутрисословной выгоды и круговой поруки, и таким образом окажется в лагере, условно говоря, «либералов».

После возрождения христианской веры, Церкви и семьи можно будет говорить о наличии предпосылок для воспитания будущего главы государства. Из описанных этапов видно, что он должен обладать не только личной верой во Христа, но и христианской нравственностью, с чувством долга в качестве первой государственной добродетели. Поскольку, как мы сказали выше, семья — это государственное измерение личности, то придти к власти должна не просто одна, пусть и исключительная, личность, а династия правителей. Восстановление власти Дома Романовых было бы совершенным разрешением проблемы. Но эти шансы по многим причинам пока, не реальны, равно как и шансы на установление новой династии. Наиболее вероятным, хотя не лучшим, с нашей точки зрения, кажется приход к власти правителя, чей преемник мог бы назначаться им самим, причем не обязательно по принципу родства.

Сформировавшиеся сословия позволят правителю иметь опору в народе, а также, что немаловажно, в лице своих представителей будут для него советниками в вопросах экономики и культуры.

Самым важным шагом будет установление верховной власти правителя. Мы уже отказались от ответа на вопрос «как?», однако можно сказать: будущий правитель на пути к власти должен будет пройти между Сциллой выборной процедуры и Харибдой насильственного захвата власти. Если в первом случае нарушается принцип imperia — согласно которому правитель должен получить власть от Бога, а не от народа, то во втором — принцип libertas — свободного подчинения нравственному идеалу верховной власти.

Конкретную форму и дату установления истинной государственности сегодня указать невозможно. И это заставляет еще раз повторить: возвращение государства в наш апокалиптический мир зависит в конечном итоге только от Одного Бога.

Реклама

Восхождение к личности: Один комментарий

  1. Может по тому и не комментировался, что как Вы выразились, «православные деятели» впитали в себя от СССР, подменив дух братской любви, духом любоначалия и партийности, а дух отцовства — духом священноначалия. И соразмерно фабуле Вашего эссе — и здесь Личность оказалась невостребованной. И сегодня мало что изменилось…

    Нравится

Добавить комментарий для Андрей Отменить ответ

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.