Глупость, как идеология?

Роман Вершилло

Л. Лисицкий. Плакат к советской выставке в Цюрихе. 1929 г.

Член попечительского совета Свято-Филаретовского института (секта о. Георгия Кочеткова) Ольга Седакова выступила со статьей, трактующей о Христианстве как идеологии (Субкультура или идеология? // Religo.Ru).

Сочинение О. Седаковой написано стертым, фирменным «кочетковским» стилем, так что иногда ощущается, что читаешь Копировского или Фаликова, а не известную поэтессу и переводчика. Этот текст, бессвязный и невнятный, без заглавия и конца, написан бедным и неточным языком, но зато украшен грубыми виньетками, типа: У Владимира Вениаминовича Бибихина есть интересные заметки о платонизме

Такие статьи как бы не существуют в прямом смысле слова, а бытуют сами по себе, в неподлинном мире человеческих личных отношений. Все это лишь подтверждает диагноз Роберта Музиля о том, что интеллектуальная глупость активно участвует в духовной жизни, главным образом лишая ее равновесия и продуктивности (О глупости. 1937).

О, не сомневайтесь! В своем сочинении О. Седакова, насколько может, категорически осуждает всякую идеологию, но забывает внятно сказать, что для нее и Православие есть род идеологии.

Она указывает некоторые признаки идеологии, и некоторые из некоторых даже правильно, например, утопичность, или советскую пропаганду: Когда человеку заменяют непосредственное, личное восприятие вещей готовой схемой того, что «на самом деле» происходит. Жаль только, что О. Седакова забывает отметить, что в советской идеологии давалась не просто схема, а схема ложная.

После этого О. Седакова переходит к сути дела. Согласно О. Седаковой, основной признак идеологии — это понятность: Это отмена всякого воззрения, открытого взгляда на мир и замещение его «правильным» образом мира. Автор пишет: Я видела, что такое идеологически обработанный, идеологически вооруженный советский человек, с детства я видела, это поразительно. Он видит какое-то явление — но он видит сразу же не его, а его истолкование, он заранее знает, что это такое, он знает, как это следует понимать… Такого человека ничем с толку не собьешь. У него все готово.

Ошибка автора очевидна. Чтобы принять такое понятие идеологии, придется исключить из рассмотрения всю непредсказуемую и иррациональную действительность нацизма, марксизма и либерализма. Не укладывается в эту схему и памятный всем анализ Оруэлла: В конце концов партия объявит, что дважды два – пять, и придется в это верить. Рано или поздно она издаст такой указ, к этому неизбежно ведет логика ее власти. Ее философия молчаливо отрицает не только верность твоих восприятий, но и само существование внешнего мира. Ересь из ересей – здравый смысл. Марксизм, например, погружает человека не в строго рациональную систему координат, где все ясно, а внутрь подвижной революционной практики, которая сегодня выражается в мире, а завтра — в войне, сегодня в НЭПе, завтра в коллективизации, а послезавтра — в перестройке.

Если описание Седаковой не подходит к известным идеологиям, то неплохо подходит к истинной вере в Бога. Она продолжает: Идеология — это на самом деле, защита человека от такой встречи с Богом, где тебе придется что-то узнать и что-то передумать: совершить поступок. Здесь, в мире идеологии, ничего не может случиться, все благополучно, все нам заранее известно.

Если это — «идеология», то тогда и вера, в которой свидетельствованы древние, поскольку они поверили вопреки всякой очевидности, заранее ожидали не неожиданного и неизвестного, а града невидимого и вечного, и ожидали с верой в то, что с ними ничего не может случиться, потому что Бог силен и из мертвых воскресить.

Церковная идеология,- продолжает поэтесса,- защищает своего адепта от встречи с реальностью и от встречи с Богом, предлагая ему иной, лучший мир, где все ясно и все правильно. Живи так — и не ошибешься, не погибнешь, ты уже спасен.

Следовательно, заключает поэтесса, Православие — это и есть идеология, которая не только не приближает человека к Богу, а, наоборот, абсолютно от Бога удаляет. Согласно Седаковой, даже атеисты ближе к Богу, нежели православные христиане, и ссылается в доказательство на богослова-модерниста Пауля Тиллиха, который был последователем идеологии «христианского социализма».

Так вот Тиллих оказывается, заметил, что в Церковь люди идут с двумя противоположными целями: одни идут, чтобы встретить Бога, а другие, чтобы спрятаться от Него. И мы должны признать, что существует такая церковная жизнь, которая дает человеку убежище от Бога куда надежнее, чем обычный атеизм.

Замечательно в своем роде, что этот яркий антихристианский тезис проходит для читателя как бы незамеченным. Не сразу сознаешь, что слова Спасителя о муже благоразумном, который слушает слова Мои сии и исполняет их (Мф. 7:24) идеально подходят под определение идеологии, даваемое последовательницей о. Кочеткова.

Православному христианину, исповедующему догматы Символа веры, понятны эти истины веры, изложенные Духом Святым, и за это «прегрешение» он также подпадает под определение «раба идеологии».

Что же может предложить член секты взамен слов истины и здравого смысла? Ответ известен: это Тайна. Другое (т.е. Бог) — не система доктрин, а нечто такое, чего ты предугадать не можешь. Тайна, в конце концов.

Да, согласимся с автором, то, что Бог сотворил мир — это тайна. Тайна для неверующих, у которых бог века сего ослепил умы.

Да, благая весть о Рождении Христа от Девы Марии, о Его Крестной Смерти и Воскресении, о спасении нас Крестом от греха, страдания и смерти — все это тайна. Тайна, закрытая для погибающих. Более того, всё Христианское Откровение для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Божия.

Развивая постмодернистский тезис о том, что знание есть порабощение идеологией, О. Седакова, видимо, полагает, что сама-то она целиком на стороне свободы. И с этим уже никак нельзя согласиться.

Дело в том, что публикация таких статей как «Субкультура или идеология?» есть чистой воды насилие, т.е. практическое применение глупости (Р. Музиль). Ведь это сочинение не имеет определенного духовного, нравственного или интеллектуального содержания, т.е. не имеет никакого.

И то, что это нечеловеческое мычание опубликовано, можно объяснить только той огромной и бессмысленной силой, с которой идеология вторгается в нашу жизнь.

Глупость, как идеология?: 42 комментария

  1. Грех и зло не подлежат пониманию. Грехопадения кто разумеет? От тайных моих очисти мя и от чуждих пощади раба Твоего.

    Нравится

  2. Все очень верно написано. Св. Иоанн Златоуст иронически называл подобные обновленческим рассуждения «высокоумием». Я тоже так считаю: идеология скудоумия. Самое — то интересное в обновленцах то, что они даже не притворяются — они такие и есть. Как закоренелый грешник, по учению святых отцов, старается заразить всех своим грехом, чтобы комфортнее себя чувствовать, так и глупец пытается всех как-то опустить до своего уровня.

    Хладнокровные манипуляторы — они на самом верху. Они задают вектор и слоганы очередной кампании против Церкви. А внизу — не очень мыслящие, мягко говоря, молодые люди, которые искренне поддрживают заданный им сверху алгоритм поведения.
    Еще по теме, можете поставить на сайт:
    http://ruskline.ru/analitika/2011/04/05/problema_rascerkovleniya_kak_metod_manipulyacii/

    Нравится

  3. Во дела!Для меня это загадка: и С.С.Аверинцев и тут ещё и поэт О.Седакова… Честно: не понимаю! Я из первой группы гр.Кочеткова и так он меня замурыжил катехизацией (тогда-то, в 80-х, он у нас сам вёл их), и мою подругу и многих моих знакомых, которые ушли от него и стали просто православными христианами…
    Даже смешно подумать: я — что? умнее Аверинцева?! Ну а Седакова?! Да Кочетков — это же безвкусица для поэта… Ну дела…

    Нравится

  4. В наркотическую и алкогольную зависимость попадают и весьма образованные люди. Любая секта — наркотик. Удивляющий Вас парадокс лишний раз доказывает, что сообщество Кочеткова — тоталитарная секта.

    Нравится

  5. Я тоже в недоумении: вроде бы образованные люди, но попадают в примитивную секту. Думаю, они слишком слабы и для добра, и для зла. Полагаю так: они слишком слабы, чтобы стать по-настоящему плохими. Ведь и для настоящего зла нужен сильный характер и воля. Страшно открыто стать на сторону дьявола. А для добра тем более нужна сила.
    А главное, конечно, это недостаток смирения и гордость.
    «Быть глупым по природе не составляет вины, а сделаться глупым от злоупотребления ума- неизвинительно и влечёт за собой большое наказание. Таковы те , которые по причине своей мудрости много о себе думают и впадают в крайнее высокоумие . Ибо ничто не делает столь глупым , как высокоумие.»Иоанн Златоуст.

    «Из чего видимо бывает высокоумие? Из того, что оно не подчиняется, что оно непослушно, непокорно, водится собственным своим помыслом (прп. Ефрем Сирин, 30, 547—548).»

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.