Об «антиабортных» инициативах и Иродовом грехе

О.А. Селихова,
директор межрегиональной
общественной организации «Жизнь»

Заговор об убийстве

Еще не видя и не зная Христа, падший род человеческий уже ненавидел своего Спасителя. Перед Его появлением на свет, когда Богочеловек находился еще в утробе Своей Пречистой Матери, Ему не нашлось места, кроме вертепа, в котором помещался домашний скот.

Сегодня не находится места в огромной России для рождения миллионов детей, потому что от оскудения веры и любви им нет места в сердцах их родителей. Русский народ восстал против Бога, и поэтому возненавидел своих детей, принимая участие в древнем заговоре об убийстве человека и совершая грех детоубийства-абортов.

Как только пронеслась весть о рождении Христа, так составился заговор об убийстве. Младенец уже преследуется! Младенец ищется на убиение! (свт. Игнатий (Брянчанинов). Как лютый и пребеззаконный Ирод (Канон преп. Андрея Критского) искал смерти Христа, убив вместо Него 14 тысяч Вифлеемских младенцев, так и люди продолжают искать смерти тех, кто может родиться, но еще не родился, кто уже человек, но еще никогда не видел небо и солнце. В современном мире древний сатанинский заговор об убийстве младенцев не отменен, он прописан с согласия народа в законодательстве стран и в сердцах людей, выступивших против Бога и жизни, которую Он даровал своим нерожденным маленьким гражданам.

Вот уже более 90 лет в России аборты совершаются за стенами больниц, в которых все больше и больше убивают и все меньше и меньше лечат. Где Ирод в древности смог найти столько служителей – детоубийц Вифлеемских младенцев? И где сегодня находится столько последователей Ирода, пособников в убийствах миллионов детей – врачей-гинекологов, которые вместо того, чтобы лечить беременную женщину и ее дитя, убивают младенца, а нередко и саму женщину?

Как можно ненавидеть того, кого ты никогда не видел и не знаешь? Эту особенную ненависть к жизни и человеческому существу может внушить только «человекоубийца от начала» – дьявол, который ненавидит создание Божие – человека. Внутриутробных детей ненавидят за то, что они создают бытийные препятствия. Какая страшная ошибка думать, что будущий ребенок тебя объест – ведь ему не так уж много и нужно! Какое заблуждение думать, что ребенок будет препятствием для твоей карьеры или учебы! Какие поистине сатанинские помыслы могут привести к смерти младенца, когда в сердце нет любви и жалости!

Бог проклинает детоубийц – новых Каинов и новых Иродов. И как страшно промолчать, зная, что Бог ждет от тебя свидетельства о заповеди жизни – «Не убий».

Что нам сегодня позволено, а что нет

По слову свт. Иоанна (Максимовича), навык отступления от правды приводит к повторению смертных грехов. Мы все еще помним недавний паралич общественного сознания и безверия, вызванный порабощением коммунистической идеологией. И сегодня наблюдается та же самая болезнь – паралич души русского народа, отступившего от Бога и истины.

Новая партия – противников жизни, вступившая в сговор с международными структурами по контролю рождаемости, такими как Фонд народонаселения ООН, диктует нам условия, очерчивая строгие рамки, в соответствии с которыми можно работать в пролайфе – движении за спасение жизни нерожденного ребенка. Не вписался – ты маргинал! Хочешь запретить аборты – ты радикал! Против партии власти – значит фашист!

И пока христиане не изменят своей системы опознавания «свой-чужой» на Евангельскую, они будут младенцами, носимыми любым ветром учения (о. Даниил Сысоев).

И любым ветром идеологии.

Сегодня власть разрешает нам под видом борьбы с абортами запускать цветные шарики в небо с надписями – «Не убий» или зажигать свечки памяти на улицах в память о миллионах убиенных детей. Можно также сколько угодно долго кататься на машинах по Москве с флагами против абортов, проезжая мимо кровавых абортариев, но не слышать криков о помощи убиваемых там младенцев. Можно заниматься профилактикой беременности хоть до прихода антихриста под лозунгом – «беременность в любом возрасте должна быть запланированной» (врач-гинеколог Жигалова Е.А., статья «Если после 35 прилетит аист», газета «Наш город», 22 января 2011 г.), и раздавать под видом пролайф-работы противозачаточные средства.

Но нам запрещено только одно, и самое главное, без чего все остальное – лицемерие с крокодиловыми слезами людоеда: нельзя требовать прекратить многомиллионные аборты-детоубийства в России и исполнить заповедь «Не убий».

Предательство правды

Чтобы встать на сторону защитников жизни и выступить за запрет абортов, общество должно вначале где-то об этом услышать. Не нужно никому объяснять, почему эти слова русский народ ожидает услышать именно от представителей Православной Церкви, которые среди общего упадка веры, морали и нравственности в стране, должны просвещать светом заповедей Божиих мир.

Но сегодня наше людоедское общество, приносящее в жертву миллионы своих детей, не примет и не поддержит запрета детоубийства до тех пор, пока люди Церкви будут им вещать, что аборты сегодня запрещать нельзя.

Государственная власть не пойдет сегодня на то, чтобы запретить аборты,– пишет о. Димитрий Смирнов в своем блоге 18 января 2011 г. Конечно, не пойдет и не запретит. Странно ждать инициативы от власти вдруг ни с того ни с сего остановить узаконенное ею самой детоубийство. И от народа-людоеда, убивающего вот уже более 90 лет своих детей, такой инициативы не дождаться никогда. Об этом должна сказать Православная Церковь, засвидетельствовав православное учение о святых заповедях Божиих.

Мы выступаем за полный и безоговорочный запрет абортов,– говорил о. Даниил Сысоев, смертью засвидетельствовав правоту своих слов. И если Православная Церковь обращается к власти с предложениями по проблеме демографии, то требование о запрете абортов – единственно адекватное в ситуации, когда перед Россией стоит вопрос: «Жизнь или смерть?».

О. Димитрий Смирнов, напротив, пропагандирует в своем блоге лишь такое просвещение, которое дает наибольший эффект. Другими словами, нам предлагается заниматься вечной профилактикой беременности, просвещением населения и бесполезными играми с государством по правилу «сколько абортов сократилось при сокращении списка социальных показаний, ровно столько же абортов женщины сделали по медицинским показаниям или без таковых».

И это притом, что время научно-медицинского просвещения народа закончено. Россия стоит на краю пропасти, у последней точки демографического невозврата. Мы не можем в гинекологических консультациях уговаривать людоедов не убивать своих детей, надеясь за это получить от государства пенсию. У нас нет больше времени на формирование у студентов и школьников противоабортного мировоззрения. Мы не могли об этом говорить 20 лет назад, когда только начинали пролайф-работу в России и когда табу на произнесение в обществе слово «аборт» было только что отменено, но будет преступлением промолчать о запрете абортов сегодня.

Что было сделано за 20 лет этой работы, то уже сделано, и за это придется ответить и о. Димитрию, и мне, и многим другим. Скажем честно, результаты пролайф-работы в России не могут не ужасать. Количество абортов не сократилось, просто их статистика ушла в подполье.

И сегодня необходимо осознать себя заново в новом времени и новом пространстве. Россия вступила в новую историческую эпоху тотального духовного и физического геноцида русского народа как в качественном (развитие новых средств и методов для абортов), так и в количественном отношении. Сегодня противопоставлять этому геноциду беззубое «просвещение» с призывами к вечной профилактике беременности — совершенно неадекватно. Пришло время потребовать от власти осуществить ту государственную функцию обеспечения безопасности людей, которую ей и поручил Бог – защитить и спасти от убийства своих граждан. И не только от террористов-смертников, но и от террористов в белых халатах и от террористов-родителей, приносящих на заклание своих детей.

Но вместо слов о спасении всех нерожденных младенцев и о легализации жизни, мы слышим от  того же о. Димитрия Смирнова, что все, кто выступает сегодня за запрет абортов – это маргиналы.

Чем больше картинок по поводу запрета абортов, тем больше маргинализируется наше движение,– так 18 января 2011 г. пишет о. Димитрий. А его непосредственный подчиненный, директор Благотворительного фонда по поддержке семьи и материнства, И.И. Белобородов, пошел еще дальше, назвав сторонников запрета абортов душевно больными, маргиналами, экстремистами, закомплексованными ничтожествами, моральными уродами, идиотами, провокаторами, безумцами и иудами (блог о. Максима Обухова, 22 сентября 2010 г.).

Тот же Белобородов И.И. говорит: Законодательный запрет всего лишь меняет правовые нормы, а не массовое поведение. Коррупция и наркомания тоже по закону строго запрещены, однако в эти процессы вовлечены миллионы людей. Матерная ругань и та не приветствуется законом, будучи квалифицируема как нецензурная брань, но, как мы видим (точнее слышим), матом ругаются тоже миллионы наших сограждан. Примечательно, что причины этих явлений весьма схожи: и аборты, и коррупция, и наркомания, и матерная ругань – следствия глубокой нравственной деградации. Одни лишь правовые механизмы здесь не эффективны, так как нет закона, который бы повышал нравственность и возрождал веру в Бога. Проблема гораздо глубже. Прекращение массовой практики абортов и законодательный запрет прерывания беременности – это принципиально разные задачи. Стратегия православного пролайфа должна содержать постоянное воздействие на власть с целью полного запрета абортов. Это наша принципиальная позиция. Другое дело, что нельзя абсолютизировать юридический фактор, так как это будет самообман и ложная постановка цели. Очень наивно думать, что если завтра запретят аборты, то их тут же перестанут делать. В атеистическом обществе, где ценность семьи и детей снижается, а потребительские настроения растут, одними запретами ничего не решишь. На изменение этой ситуации в лучшем случае уйдут годы (Белобородов И.И. Наша задача – добиться реального прекращения детоубийства, Православие.ру).

Идеи ограничения смертных грехов и минимизации зла пропагандируются на том основании, что зло запретить невозможно. Очень наивно думать, что если завтра запретят аборты, то их тут же перестанут делать,– говорит Белобородов, оправдывая тем самым убиение детей, потому что сегодня его, видите ли, нельзя остановить.

Православные христиане не могут оставить на убиение миллионы внутриутробных младенцев, за которых никто не заступится сегодня, отложив их спасение на завтра, а значит навсегда. Так называемая антиабортная профилактическо-просветительская программа о. Димитрия Смирнова – контрпродуктивна в ситуации, когда волны крови миллионов убиенных младенцев уже давно перехлестывают через заборы тех многочисленных церквей, которые о. Димитрий построил и на которых позолотил кресты.

Выступления против запрета абортов – это защита прав детоубийц и презрение прав их жертв – беззащитных детей. В то же время Центр о. Димитрия Смирнова не отрицает возможности запрета абортов когда-нибудь, но только не сегодня. Но как может наша власть запретить аборты в будущем, когда представители Церкви говорят о том, что сегодня аборты запрещать нельзя? Это лукавство и ложь.

О. Даниил Сысоев говорил нам о сегодняшнем дне: Наши правители обязаны перед Богом, который и поставил их управлять своим творением, запретить аборты, и тогда множество их грехов будет покрыто в Судный День.

Не убий!

В заповеди «Не убий» нет никаких условий, причин или показаний для того, чтобы можно было бы убивать. И если суду подлежат все люди, замешанные в убийстве, то и спасать от смерти мы должны всех без исключения детей, которых людоеды собираются убить. И чем опаснее ситуация у беременной женщины, когда сам сатана восстает на нее и новую жизнь, чтобы похитить ее, тем мужественнее должен стоять в истине православный христианин, написав золотыми буквами в своем сердце – «Не убий!», как была написана на сердце св. Игнатия Богоносца золотыми буквами Иисусова молитва.

Лучше изменить сознание человека, чтобы он не смог сделать аборт никаким путем,- считает о. Димитрий Смирнов. Конечно лучше, но с такой «пролайф» миссией, которую он осуществляет последние несколько лет, этого изменения не будет никогда. Если мы хотим добиться миссионерских успехов, то путь у нас один. Честно, понятно, ярко и властно оценивать мир словом Бога. Все провалы миссии связаны с тем, что миссионеры прогибались под изменчивый мир (о. Даниил Сысоев).

Вот один из таких примеров модернизма – прогибания позиции представителей Церкви под изменчивый мир.

Совесть православного христианина не может принять слов об возможных исключениях для абортов, как в случае прямой угрозы жизни матери, так и в случаях медицинских и социальных показаний. Но по-другому считает о. Максим Обухов, руководитель Центра о. Димитрия Смирнова: Хотя Церковь не может благословить аборт, но при угрозе неминуемой смерти, женщина не принуждается к мученичеству, которое может быть только добровольным (статья «Аборт и трудные случаи», сайт orthodoxy.ru).

Не будем здесь вдаваться в подробности того факта, что о неминуемой смерти человека знает только Господь Бог, но уж никак ни оо. Димитрий Смирнов или Максим Обухов. Но именно про такие случаи священник Даниил Сысоев писал: Бесконечно большими преступниками являются те, кто оправдывает злодейства. Самое страшное, что среди таких преступников есть и те, кто мнят себя быть православными. Они кричат, будто нельзя насильно заставлять делать человека добро. Тут надо полагаться только на совесть, а нельзя привлекать государство. Но это неправда. Воля Бога небесного такова, что власть, которую Он Сам поставил на земле, обязана следовать не воле народа, а Его воле. А имя Ему – Хранитель младенцев (Пс. 145). Возможно, Господь любит этих больных внутриутробных детей, создающих угрозу для здоровья и жизни матери, больше всех здоровых и благополучных своих детей – так, как любящая мать любит особенной любовью своего самого маленького и больного ребенка. Это о них сказал Господь: Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение? (Притч. 24:11).

Мы живем в мире, где все делается, чтобы отменить в общественном сознании понятия греха, отменяя заповедь Божью. О. Димитрий (Смирнов) предлагает сегодня православному пролайфу бороться за прекращение государственного финансирования абортов, что означает борьбу не за исполнение заповеди «Не убий», а за изменение финансовых потоков за детоубийство. Подмена позиции о прекращении детоубийства на позицию по изменению платы за него – это тоже предательство.

Детоубийство будет продолжаться, а православные должны радоваться тому, что теперь не будут платить налоги за аборты в Фонд медицинского и социального страхования! Но если православный христианин желает быть свободным от участия в детоубийстве, он должен выступать за то, чтобы в России прекратили проливать кровь невинных детей, а не за изменение финансового направления этих кровавых денег. Разве количество абортов может от этого уменьшится? Кому от этого будет лучше – убиенным детям? Их предали, отложив их спасение «на потом».

Обреченные на убиение отдаются на заклание, потому что сегодня никто и не собирается остановить меч палача, нависший над ними. Все ушли на фронт бороться против налогов за аборты, но не против самого детоубийства, что совсем не одно и то же. На весах лежит жизнь младенца, а нам предлагают вместо прекращения убийства этой жизни просто не платить за это убийство налоги.

Налоги за аборты, как кровавая дань, должна обличить нашу совесть, чтобы сказать государственной власти: «Прекратите легализованное детоубийство!»

О переносе коммерческих абортов в государственные клиники

Уже не первый год, называя себя сторонниками жизни, Центр о. Димитрия (Смирнова) лоббирует перенос коммерческих абортов из частных абортариев в государственные гинекологические клиники.

Для эффективного противодействия абортам, важно, чтобы государство сохраняло возможности для мониторинга и контроль в данной сфере, а представители медицинского сообщества придерживались установленных правовых и этических норм. Для этого необходимо сосредоточить производство абортов только в государственных клиниках, исключив такую возможность для частных центров (Белобородов И.И., Решение проблемы абортов: руководство для неравнодушных управленцев. сайт демография.ру). Известно, что сегодня в коммерческих абортариях никто не спрашивает женщину о сроке беременности и о состоянии ее здоровья. Там платное детоубийство поставлено на поток и нередко заканчивается смертью не только абортированного младенца, но и его матери. Но разве случаи смерти женщин от аборта, участившиеся в последнее время в частных клиниках, повод для переноса этой людоедской практики в госучреждения? Разве в государственных клиниках женщины-абортницы не умирают?

Первая строка статистики материнской смертности в России – это цифры смертей женщин во время или после аборта, и эта статистика основана прежде всего на смертельных случаях из государственных учреждений. Если в государственные клиники перенесут аборты из коммерческих структур, то беспредел и кровавая резня из частных гинекологических абортариев постепенно распространится и на государственные, в которых гинекологи, заинтересованные теперь материально в убийстве нерожденных, будут убивать и убивать. Там будет назначена цена крови младенца и этими кровавыми деньгами будут повязаны все без исключения – от главврача до уборщицы. Недавние страшные случаи смерти женщин во время абортов, когда труп выбрасывали в лес – это повод не для того, чтобы найти сегодня для женщины детоубийцы удобное место в государственной клинике для так называемого безопасного аборта, но повод сказать: «Прекратите убивать детей и их матерей!»

Инициатива о переносе коммерческих абортов в госклиники и закрытие коммерческих абортариев в предложениях О. Димитрия (Смирнова) не связаны между собой, то есть одно не является условием осуществления другого. Можно прогнозировать, что и аборты теперь везде сделают платными, и коммерческие абортарии при этом не закроют. Это приведет в России к тому, что у нас будет работать в полную силу два центра коммерческого детоубийства: как в государственных клиниках, так и в частных абортариях. И кто за это должен ответить?

Другой аспект этого же предложения. Белобородов И.И. предлагает нам сделать аборт более безопасным, проведя его в госучреждении, а не в частной клинике в соответствии с «установленными правовыми и этическими нормами». Но заметьте, что этого же требует и Российская ассоциация планирования семьи (РАПС) со всеми своими спонсорами из Фонда народонаселения ООН и Международной федерации планирования семьи, которые выступают против абортов вообще, но за безопасные аборты в частности.

Правовые нормы для детоубийства нам хорошо известны – убивать внутриутробных детей в России можно до 12 недель, и на всем сроке беременности по медицинским показаниям. А если этих показаний нет, то они пишутся врачом, понятно, что не бесплатно – об этом свидетельствуют сами женщины. О каких этических нормах может идти речь при убийстве ребенка? Соблюдать этические нормы и одновременно контролировать и мониторить аборты в госучреждениях невозможно. У Христа и Велиара нет ничего общего. Если Белобородов будет мониторить детоубийство-аборты, то смерть от этого смертью быть не перестанет. Никакая этика и мораль не оправдывает выполнение абортов и не делает различий в плане того, на какие деньги и где совершено детоубийство. Кроме того мониторинг и контроль по идее Белобородова должны осуществлять православные люди, а это уже кощунство.

Обратите внимание, что в ситуации незапрета абортов, даже те законодательные ограничения, которые сегодня имеются, не работают. Все заинтересованные в коммерческом детоубийстве люди на них плевать хотели. И абортарии это даже не считают нужным скрывать, рекламируя аборты на любом сроке беременности и убивая детей также на любом сроке вплоть до самого рождения.

Сегодня эта кровавая резня с нарушением даже нашего либерального проабортного законодательства, происходит, потому что против детоубийства по сути никто и не выступает. Выступают против налогов, против места убиения младенцев, против различных отдельно выбранных показаний для этого убиения и т.д. и т.п. Но только не против самого детоубийства. Вместо этого всем православным предлагается бороться за нравственность и возрождать веру в Бога. Но вера в Бога зиждется на исполнении святых заповедей Божьих, а не на финансовом перераспределении денег от налогов за аборты.

Искажение истины – уничтожение любви. И жизни (О. Александр Шаргунов).

Да не будет этого в России!

Реклама

Об «антиабортных» инициативах и Иродовом грехе: 4 комментария

  1. Укажите ссылку на

    »
    И.И. Белобородов, пошел еще дальше, назвав сторонников запрета абортов душевно больными, маргиналами, экстремистами, закомплексованными ничтожествами, моральными уродами, идиотами, провокаторами, безумцами и иудами (блог о. Максима Обухова, 22 сентября 2010 г.).»

    как-то голословно выглядит…

    Нравится

  2. Это тоже голословно выглядит?
    Мой текст в ЖЖ o_megas Белобородову:

    Перед лицом все возрастающего зла детоубийства Вы запрещаете обращаться к идеализированному добру — исполнению заповеди «Не убий — запрету абортов. Как Вы вообще можете что-то говорить о добре, если оно не является Вашим идеалом? Вы проповедник — минимизации зла. Модернисты и минималисты зла сегодня предлагают использовать ситуацию, когда общество само поддержит запрет абортов или «когда рак на горе свистнет». Это возмутительно, потому что этого не будет никогда!Я говорю о позиции Церкви, о нравственном рубеже на который нам давно пристало перейти, если мы не людоеды, а православные христиане. Законотворческий план по запрету абортов здесь совершенно не при чем. От Церкви никто не просит ходить в Госдуму или писать законы. Церковь должна доносить до населения Евангельские истины, а не ваши людоедские предложения — до 6 недель беременности детей убивать, а после 6 спасать. Общее количество абортов, пока есть медицинские показания для детоубийства на всем сроке беременности и социальные, от этого не изменится и статистика сегодня это доказывает. То, что Вы стоите на безнравственной позиции кому-то даровать жизнь, а кого-то замочить на сроке который Вы установили, очень напоминает дискуссию в Английском парламенте с Леди Уорнок. Когда ее прижали к стенке и спросили, почему же все-таки она считает, что именно до 14 дней со дня зачатия можно проводить эксперименты над эмбрионами в Англии, она ответила: «Потому что я знаю, что Я именно в 14 дней стала человеком.» По Вашей логике человек в России становится человеком только после 6 недель что ли, так как Вы лично установили этот срок, а до 6 недель будем убивать? Или Вы осознанно предлагаете внутриутробных детей до 6 недель отправлять на плаху и эту позицию считаете нравственной и христианской? Никаких этапов и отрезков пути в деле спасения жизни человека быть не может. Запрет абортов начинается с актуализации в православном общественном сознании этой позиции Церкви, а не вашей «кому-то даровать жизнь, а кого-то порешить на сроке, который я определил».Далее запрет абортов имеет во времени и пространстве не поэтапный, а одномоментный характер. Нельзя спасать человека в несколько этапов, когда его убивают. Для любого нормального православного христианина Ваши предложения являются Богоборческой инициативой, подвергающей критике заповедь «Не убий». Невозможно представить, что обреченных на заклание внутриутробных детей, любят и одновременно оставляют на убиение — одних, маленьких и беззащитных, исповедуя принцип: «Только не сегодня, общество еще не готово к тому, чтобы запретить аборты». Заповедь «Не убий» является предметом веры каждого конкретного человека. И если эта вера вступает в противоречие с заповедью жизни и нравственным учением Православной Церкви, то тогда Слово Божье становится предметом дискуссий в вопросе, по которому выбор жизни СЕГОДНЯ должен быть очевиден для всех. Вы привносите в пролайф свое мнение, которое отравляет ядом нигилизма души людей.
    Его ответ:
    Начнем с того, что ни к Православной Церкви, ни к Православному пролайфу вы не имеете никакого отношения. Вы всего лишь жалкий лоббист абортов и «планирования семьи», неудачно маскирующийся под двумя никами (по IP все видно :) ) Иными словами, вы иУда, мимикрирующий в околоправославной среде. Мерзкое ваше дело и безуспешное. Сила Божия в правде совершается, а от вас любая правда очень далека.
    Ни одного конструктивного предложения, ни одной дельной мысли как все-таки запретить аборты. Вас, как типичного либераста, раздражает любая спасительная мера. Ваши сентенции не имеют конкретной формы, одна демагогия — словесный выкидыш(а что еще ждать от сторонника абортов). Вы видны насквозь и на несколько шагов вперед. Радует одно: Павловский явно не на того поставил :)

    Примечание: Белобородов считает, что люди, выступающие за запрет абортов — креатура Глеба Павловского

    Нравится

  3. Ссылки:
    ЖЖ o_megas 26 февраля 2010, пост «Аборт — это убийство», комментарии Белобородова с клеветой и руганью. Самые отборные обзывательства, он поместил в своем ЖЖ от 26 февраля 2010 г.
    ЖЖ o_megas 21 сентября 2010, пост «Архиепископ Викентий выступил с пролайф речью», комментарии Белобородова с клеветой, руганью и обзывательствами.
    Известен пример одного, кажется иеромонаха, который в ЖЖ имел привычку непотребно ругаться, так его быстренько отправили за штат. А этот в ЖЖ ругается всеми словами, разве что не матом, а в других местах он — «белый и пушистый».

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.