Выставка достижений «богословского» атеизма

Роман Вершилло

Единомыслие между христианами в вопросах веры должно распространяться на всё, до малейших деталей, учение Церкви о Боге, Творце и Промыслителе. Богословский модернизм диаметрально противополагает себя Церкви, и поэтому энергично борется с этим единомыслием, устанавливая в качестве нормы двоемыслие и двусмысленность.

То модернист разделяет по своему усмотрению «важное» от «не важного» в учении Церкви, то провозглашает, что принцип любви покрывает все расхождения в догматах, то учит, что догматы могут иметь любую форму и любой смысл, который каждый устанавливает сам для себя…

Похоже, что с кощунственной выставкой «Двоесловие» в притворе храма св. Татьяны такое разномыслие достигнуто и превзойдено.

Вдумаемся: одни православные христиане утверждают, что выставка является кощунственной по своей концепции и на ней выставлены богохульные экспонаты: «Черная Троица», пародия на хоругвь с надписью «Спасайся, кто может». Что касается других православных, в том числе организаторов выставки о. Максима Козлова и о. Федора Котрелева, они не видят никакого кощунства в своих действиях.

Не кажется им профанацией и общение с участниками кощунственной выставки «Осторожно, религия!», например, с Андреем Филипповым, признавшимся в 2004 г. на суде по делу об этой выставке, что главной ее темой была озабоченность художников оказанием религией давления на общество, когда религия становится православным ваххабизмом. Для кураторов и настоятеля храма св. Татьяны ничего не значит и защита А. Филипповым А. Тер-Оганьяна, разрубавшего иконы в «Манеже». По его словам, дело против Тер-Оганьяна по факту возбуждения национальной, расовой и религиозной вражды, будто бы, велось под давлением со стороны националистических (читай, православных) организаций, которые проводили шумные акции и угрожали применением насилия.

Расхождение в вопросе о том, что является кощунством, а что нет, возможно только в одном случае: если существует различие в самой вере в Бога.

С этим согласны участники и организаторы «Двоесловия», которые объявляют противников выставки замшелыми маргиналами и одновременно – экстремистами. И для этого у них есть свои религиозные основания, впрочем не имеющие ничего общего с Православием.

Пойти на ожидаемый скандал (о. Федор Котрелев: Мы допускаем возможность конфликта с народом);

оскорбить чувства верующих (о. Котрелев: Мы уже предполагаем, какие произведения вызовут нарекания);

поднять градус религиозной нетерпимости в обществе (о. Федор Котрелев признался РИА «Новости», что организаторы выставки старались на всякий случай перестраховываться, опасаясь резких реакций консервативно настроенной паствы, а хотелось бы выставить больше и более острых работ) – для всего этого надо твердо верить в свою правоту.

Итак, во имя какого религиозного принципа кощунство было совершено? О. Максим Козлов объясняет:  Для церковного сообщества важно не оттолкнуть того, кто хочет разговариватьМы их (актуальных «художников») в этом стремлении не противопоставлять свое творчество Церкви, а искать общения, искать хотя бы взаимной корректности и уважения, если не полного единства, должны поддержать. Это тот принципиальный магистральный путь христианского свидетельства в современном обществе, который, по моему глубокому убеждению, соответствует изначальной евангельской правде. При этом,- заметил он,- участники выставки некоторым образом отбирались, так что можно рассчитывать, что прямого эпатажа мы на выставке не увидим.

Итак, «прямого эпатажа не увидим», но «уже предполагаем, какие произведения вызовут нарекания» и «допускаем возможность конфликта с народом»

Мы согласны. Это очень важный принцип: что мирское и антихристианское искусство, массовая культура, богоборческая наука, либеральная политика, все они должны быть примирены с Церковью. Да, ради такой цели можно пойти на церковное преступление и прямой обман. Более того, в такую задачу можно только верить, поскольку она не находит никакого оправдания ни в Священном Писании, ни в Святоотеческом Предании, ни в фактическом историческом ходе событий.

Перед нами во всей своей «красе» исповедание веры, но веры не в сверхъестественное, не в Церковью святую, не в небесную Церковь святых, а в посюстороннее бытие, личное и коллективное. Такая вера в посюстороннюю жизнь составляет, можно сказать, самую суть современности, и поэтому ее открытое исповедание мгновенно ставит новообращенного в первые ряды антихристианской революции.

В корне этого исповедания веры во временное и земное бытие лежит неверие или фундаментальное сомнение в истинности невидимой, благой и вечной Жизни. Эти две веры не только не вмещаются в одну душу, но неверие и — вера в земное связаны генетически. Если утрачена вера в невидимое, то для спасения в мире сем необходимо опереться на земное, причем опереться с той же религиозной верой, поместив свои трансцендентные упования в вещах временных и тленных. Это доказывает не только марксизм, нацизм или ницшеанство, но и богословский модернизм.

Кощунство как путь к Богу исповедовал печально известный Василий Розанов. А греческий философ-модернист Х. Яннарас, гостеприимно принимавшийся на днях о. Максимом Козловым в своем храме, осужден Священным Кинотом Св. Горы Афон именно за учение о половой любви, как пути приближения к Богу.

О. М. Козлов откровенно признается в своей слепоте. В интервью телеканалу «Культура» он говорит: Для нас, церковных людей, будь то клириков, будь то церковных людей, наших прихожан и других, которые увидят, это тоже навык, это тоже опыт диалога,  видеть непривычное в формах искусства, в формах выражения по отношению к дорогим тебе предметам, вещам и воспоминаниям, и не отталкиваться, стараться видеть лучшее и светлое. Заметим также, что этот подход неприменим ни к чему подлинному, и в том числе к подлинному искусству. Суть искусства – в очищении через страдание (катарсис), в познании истины человеческого бытия. И значит в «Антигоне», «Гамлете» и «Тихом Доне» зрячий человек видит то, что в этих произведениях есть, а не «лучшее и светлое», которого там нет.

Перед нами самообличение в слепоте, которая видит в вещи не главное, не ее суть, а «лучшее и светлое», то есть несущественное, как например то, что в одной из «инсталляций» использованы настоящие яблоки, и их можно брать и есть!

Кощунство, как благочестие и Истину, невозможно увидеть неверующим оком. Это факт из области веры, и если человек не видит очами веры, то его невозможно убедить никакими фактами жизни земной.

Американо-немецкий философ Эрих Фогелен (Eric Voegelin) (1901-1985) именовал эту идеологию «гностицизмом» или «светским мистицизмом». Если выразить одной фразой, суть «гностицизма» в том, что к мирской действительности он относится как к религиозной, а к религиозной – как к мирской. В этой подмене земного небесным, и небесного – земным и состоит суть современности, с которой религиозно сливаются организаторы выставки.

Э. Фогелен справедливо указывал: Онтологически «осуществление ожидаемого» (Евр. 11:1) нельзя обрести нигде кроме самой веры; и эпистемологически уверенность в невидимом дает только та же самая вера. Эта связь является тончайшей и может легко прерваться. Жизнь души, открытой Богу, периоды ожидания, духовного оскудения, вины, сокрушения и покаяния, ощущение богооставленности и надежда вопреки всякой надежде, тихие движения любви и благодати, трепет на грани уверенности, которая будучи обретена (в фарисейском смысле.– пер.), оборачивается, в свою очередь, потерей веры – сама невидимость этой ткани оказывается слишком тяжким грузом для человека, который страстно жаждет ощутимых достижений.

При сохранении Христианской фразеологии, гностицизм подразумевает под истиной – свои земные предприятия и их практический успех. Отсюда возникает такое расхождение, что для одних кощунство есть кощунство, а для других – успешное в мирском смысле предприятие. Или, как говорит Апостол: Их бог — чрево, и слава их — в сраме, они мыслят о земном. Наше же жительство — на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа (Фил. 3:19-20).

Отпадение от веры приводит к различным результатам, в зависимости от той культурной обстановки, в которую агностики попадают. Поскольку ни один человек не может найти идеальное основание непосредственно в себе, то он просто вынужден искать его в господствующей массовой культуре своего времени.

Такой переворот сохраняет у модерниста все «религиозные» ощущения и внешнюю сторону религии. И он ощущает себя вполне уверенно, поскольку у него остается от жизни веры все ощутимое, все земное, все преходящее.

Гностикам доступны религиозные кризисы и сомнения, но их преодолевают они за счет все большего погружение в мирское. Э. Фогелен отмечает в этой связи: Попытка имманентизировать смысл существования – это, по своему существу, попытка придать нашему познанию трансцендентного большую “прочность”, нежели может себе позволить cognitio fidei (познание верой). Гностические переживания предлагают именно эту более прочную связь, поскольку они настолько расширяют душу, что Бог поглощается человеческим существованием.

Анализ философа полностью подтверждается современными событиями, когда в поисках точки опоры религиозные деятели находят ее в массовой и маргинальной культуре, в общении с иноверцами, в заботе о благосостоянии природы и общества.

Между тем человек создан для познания истины, для освобождения от бедных вещественных основ мира, для поклонения Богу с верой в Истину. Таково прирожденное благородство человека, единое для всех. Поэтому и говорится, что ум у всех людей один и тот же, потому что ум, познающий Истину, выше и больше всего переменчивого потока жизни.

Христианская Истина – больше человека, и поэтому требует всего человека, ничего не оставляя подвижному мирскому состоянию. Это и полное предание Истине и есть любовь, о которой говорится в Писании, которая связует и не дает рассеиваться тому, что есть в нас прекрасного, хотя по природе мы и рассеянны (св. Григорий Богослов).

Таким образом, слепота (Мф. 15:4), и она же глупость в Библейском смысле (Притчей гл. 9), противоестественна. Она как бы невозможна, она тоже является «чудом». Поэтому и Господь дивился неверию Галилеян (Мк. 6:6), потому что это самая невероятная вещь: не верить Богу, пришедшему во плоти.

Вера в земное – это и есть абсолютная слепота, абсолютная глупость, полный отказ от следования за Истиной.

Выставка «Двоесловие/Диалог» показала, что существует диаметральное расхождение даже в вопросах о кощунстве. И одни готовы назвать кощунство кощунством, а другие мнятся посредством кощунства «службу приносити Богу».

И это значит, что мы вступили на землю незнаемую.

Такого в Православии еще не было.

Конечно, в христианских конфессиях, прошедших до конца путь модернистского разложения, мы встречаем и не такое. Там давно служат пасторы-атеисты, при этом они отнюдь не признают себя апостатами. Они продолжают считать себя христианами и настаивают на своем праве служить в церкви, и даже успешно отстаивают его в суде. Они «лишь» не веруют во Христа как Бога, а в остальном – с точки зрения неверующего взора – они таковы, как и все прочие христиане.

Вера и неверие сегодня изъясняется в одних и тех же словах и богословских терминах, но взаимопонимание христиан и нехристиан все равно невозможно, поскольку одни понимают под служением Богу – земную деятельность, а другие – веру и служение Невидимому Истинному Вечному Богу.

Зато становится возможен широкий диалог Христианства с миром, тотальное вовлечение вечной Истины в дела мира сего.

Впрочем, это даже не диалог, а монолог единого и нераздельного «светского мистицизма».

Выставка достижений «богословского» атеизма: 56 комментариев

  1. На сайте «Антимодернизм» уже была одна достаточно удачная формулировка насчет отношения к коммунизму и либерализму. Вот что писал Роман Алексеевич в статье про Власова: «Все три массовых идеологии являются одновременно и оккультными, и рационалистическими, а также религиозными и материалистическими. Все они носят гностический характер, т.е. являются духовным восстанием против Бога, против Христианской Церкви и Христианской государственности.» И далее: «Поэтому вызывает шок, когда диакон Владимир Василик, совершенно справедливо оценивая деятельность Власова как предательство России, определяет советский режим как атеистический, но не антихристов, а нацистский режим как оккультный. И из этого сопоставления – атеистический, но не антихристов – о. Василик делает вывод: При всей отвратительности и деструктивности коммунистического режима и коммунистического сознания в марксизме все-таки были некие реальные основы, связь с бытием и некое конструктивное начало. Это совершенно не соответствует действительности.»
    При всем том я не спорю со сказанным Вами, о. Владимир.

    Нравится

  2. Простите,и все-таки «бить» по голове коммунизма — это немного звучит как бы по «максималистски». Может лучше из истории брать хорошее, а плохое сокрушать?
    А какой политический строй более приемлем для православного на взгляд сайта? Конечно,желательно тот, который имел бы все предпосылки реального воплощения в России? Мы же не можем возлагать надежды на что-то абстрактное?
    С Праздником Новолетия всех!

    Нравится

    • Приемлемым для Церкви может быть только монархический строй. Он не абстракция, но и надежды на него не надо возлагать. Церковь основана на вечном Основании — Христе, и не на государство надеется.
      Если рассуждать внеморально, независимо от Христианства, то и в нацистском режиме было что-то положительное. Не удивлюсь, если кто-нибудь обнаружит нечто хорошее и в ельцинизме. Но можем ли мы позволить себе так рассуждать? Не значит ли это предать все святое?

      Нравится

  3. «Обнаружить нечто хорошее»

    Но разве обнаружить это, и как бы всё подвести под критику будет ли справедливо?
    Монархический строй самый приемлемый для православных,но ведь и при последующих православные живут .Вы же сами пишете, что на государственный строй надеяться верующий не может, и в то же время хотите ее целесообразно сокрушать!
    Может Вашу позицию не поняла,заранее прошу прощения

    Нравится

    • Уважаемый Роман! Можно похвалить Ваше желание судить с Христианской точки зрения. Но тогда следует сразу отказаться от ложных обобщений про «совков». Никаких «совков» не было и нет. Это миф о коллективной вине, который напрочь отрезает все пути к искомому пониманию.
      Да, большевизм — это массовая идеология, но она не отменяет то, что Бог будет судить каждого по его делам. Остается человеческая свобода следовать за Христом.
      Либерализм — одна из массовых идеологий, и значит: он убивает — если не всегда самих верующих — то саму веру. Это хуже ГУЛАГа. Это демонический бунт против Бога. Поэтому я понимаю возмущение о. Владимира Вашими заявлениями о том, что либерализм не мешает ходить в храм. «Не мешает», потому что христиане не таковы, какими должны быть.
      Уважаемая Наталья!
      Православные живут при всех режимах, но живут очень плохо, потому что, например, при демократии их вера систематически подвергается поруганию. И никакие блага демократии не могут искупить это зло.
      Так и тоталитарные режимы — это абсолютное зло, и в них невозможно найти что-либо хорошее. Наряду с ГУЛАГом в СССР существовал прекрасный балет, совершались прорывы в физике, но не нам, христианам, об этом говорить…

      Нравится

  4. Это ошибка — отождествлять период Брежнева с коммунизмом как идеологией. Я говорю не об идеологии марксизма, а о гражданском и социальном государстве, существовавшем перед развалом СССР. О том государстве, вернее даже, обществе, где обличитель коммунизма более сильный нежели Солженицын, В. Г. Распутин, был лауреатом Государственной премии.

    Нравится

  5. Роман Алексеевич, я хочу уточнить. Я употреблял слово «совок» в значении «большевизм, марксизм». Я не называл «совками» жителей СССР. Вообще, я избегаю применять уничижительные эпитеты к конкретным людям, чтобы не согрешить.

    Нравится

    • Но тем не менее Вы говорите о том, что совок с нами, совок в душах. Это звучит иначе, чем если сказать, что в России есть приверженцы марксизма. Это именно обобщение, и, на мой взгляд, несправедливое.

      Нравится

  6. Не ради спора. Я и не употреблял слова «все». Кроме явных пережитков(хула на Св. Царя Николая, положительная оценка революции и т.д.), есть и замаскированные, но не менее разрушительные. Случайно ли, что кощунства нашего времени(например, «Осторожно, религия!») похожи на аналогичные действия воинствующих безбожников советского времени? Или то, что методы «реформ» 90-х напоминают большевицкие по своей беспощадности?

    Нравится

  7. Но ведь и кощунствующие «художники», и «реформаторы» рождены и воспитаны в СССР(рожденные в конце 80-х-начале 90-х еще не успели их сменить). Они отошли от коммунизма, но вполне могли остаться такие вещи, как различные антирелигиозные штампы, внушенные «научным атеизмом», вообще презрение к религии как к чему-то «отсталому». Или восхваление революционного грабежа чужого имущества разве не могло быть одной из причин разграбления народных богатств в 90-е? Тут, конечно, не сказать однозначно, потому что на западе богоборчество тоже в почете и капитализму присуща жажда наживы.

    Нравится

    • Если Вы вспомните историю с выставкой «Двоесловие», то там нам доказывали, во-первых, что кощунство — это не кощунство, во-вторых, что никто не думал оскорблять чувства верующих или бороться с религией, в-третьих, что художники сами являются православными, и даже не в пример нам — «обскурантам». Все это совершенно не похоже на советское безбожие. Нет, это новое явление.
      От советизма осталась фундаментальная нечестность: в политических и гуманитарных науках, в модернистском богословии. Ведь А.И. Осипов — это чистый Лысенко от богословия.

      Нравится

  8. Во многом соглашусь с Вами. Тогда открыто обещали «показать последнего попа» и открыто ставились задачи по атеистической пропаганде.Хотя отечественные коммунисты тоже всячески отрицали то, что есть гонения за веру. Периодически выходили «опровержения против буржуазных клеветников», что в СССР «за религию не преследуют». Расстрелы духовенства объяснялись «борьбой с белым подпольем», «связями с иностранными разведками» и т.п.
    Вот в Албании-там открыто запретили религию «по закону». А у нас как-то маскировалось…

    Нравится

    • Уважаемый Роман, партийные бонзы и идеологи не маскировали свой атеизм и не говорили, что атеизм и есть Православие. То, что сегодня происходит, — это либерализм во всей красе.

      Нравится

  9. Осознавая душевредность атеизма необходимо, я считаю, помнить простую истину: ИИСУСА ХРИСТА РАСПЯЛИ НЕ АТЕИСТЫ, А ОЧЕНЬ РЕЛИГИОЗНЫЕ ЛЮДИ. Всё, в конце концов, можно списать на «совок», забывая, в частности, слова архиепископа Никона (Рождественского): «… сколько безбожников дали «духовные» семинарии?» Грех атеиста подобен сумасшествию, а грех христианина, сознательно творящего беззаконие, подобен греху Иуды.Христианину по определению БОЛЬШЕ ДАНО, он ЗНАЛ ВОЛЮ СВОЕГО ГОСПОДИНА, а у атеиста отнят дар веры (ибо мы не можем способность верить приписывать самим себе, а не Благодати Св. Духа) Православный несёт больший ответ, иначе бы Святые не почитали себя «великими грешниками» т.к. Они не могли врать самим себе и ложно субъективно скромничать.
    _____________________
    Поэтому, мне кажется, абсолютно невозможно возложить ответственность за сегоднешнее беззаконие на атеистов — «советских» или современных. Виноваты в нём МЫ, Православные, равно как и революции 1917 года были по грехам верующих людей.
    ________________________________

    Во многом согласен с Вами, уважаемый Роман Т., но, по моему твёрдому убеждению, вина за состояние нашего общества лежит {в первую очередь} на Православных, на нас.

    Нравится

    • Уважаемый Сергей, Евангелие не знает такой истины: что «Спаситель распят очень религиозными людьми». Чтобы усомниться в этом утверждении, достаточно указать на атеистов-саддукеев, из которых назначались все первосвященники, на Ирода и Пилата.

      Нравится

  10. Сегодня сгорел храм в честь Св. Царственных Страстотерпцев, в день Августовской иконы Божией Матери. Это же указание на наше духовное поражение! Ибо как тогда дивное чудо не спасло Россию, так и теперь никакие молитвы Всех Святых не спасут нас, если сами мы будем немы, глухи и слепы. В этом смысле начать миссию в России нужно с воцерковленных телесно, но мертвых душой людей, это те, кто уже «на блюдечке» нам поднесен Господом. Здесь на первом месте — выверенный, православный настрой души, — проявляющийся в благом отношении к людям и исповедании ортодоксальной веры. Если этих двух нет — нет ничего. Теряется смысл проповеди, если даже своих, уже молящихся, мы не можем воцерковить.

    Говорю от всего сердца. Этот пожар потрясает сознание. Меня он испугал.

    Нравится

  11. Я бы сказал даже так: надо срочно пересмотреть отношение к людям, просить прощения, каяться пред Богом, плюнуть… на все дела… если они не дают времени очистить совесть, рассмотреть — соответствует ли наша подготовка к Святому Причастию православным канонам
    (об этом мой комментарий к статье
    А. Горожанина на сайте журнала «Благодатный огонь» — важнейший аспект, который всё время предпочитают забывать, несмотря на слова ап. Павла и Самого Господа). Нужно каяться как Ниневийцам.

    Говорю не от собственной жалобы, дескать,- «обидели, пусть покаются» -Бог простит! Это реальность, духовная гроза, нависшая над нами. Неверное отношение к людям губит все духовные плоды, извращает молитвенный и аскетический опыт, незаметно вводит в прельщение. (подробно вопрос разобран в книге А. Рогозянского: «Наш современник в Церкви и в мире» М. 2004)

    Нравится

  12. Совершенно солидарен с Сергеем.
    Почти полное равнодушие к Царю Николаю среди церковных людей — факт. Именно к самому Государю, его личному подвигу, его святости.
    Его собственная позиция мало кому интересна.
    Либералы внутри Церкви считают его Отречение преступлением (Кураев, Солженицын), противоположные им почитатели Распутина и Грозного — подделкой. Это, между прочим, говорит о равнодушии к Истине. Мы не видим ни одного церковного историка, сражающегося за историческую истину в отношении Государя. несмотря на то, что подлинность останков Царской семьи доказана экспертизой, в патриотической среде боятся почитать их мощи. Боятся прослыть «масонами», «ставленниками жидов» и т. д. Страх и равнодушие поразили всех.
    Да, это наказание Божие за равнодушие Русских к Православию — то, что в Новолетие 7519 года сгорел храм на Ганиной Яме, в монастыре Царственных Мучеников.

    Нравится

  13. Христа распяли полные атеисты. Никакой религиозности у них не было.
    Об этом свидетельствуют сами распинатели. Если бы Кайафа веровал в Бога, то получив утвердительный ответ на свой вопрос: «заклинаю Тебя Богом Живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий», не обвинил бы Господа в богохульстве, но поклонился бы Ему как Сыну Божию. Ибо этого требовал ответ на его вопос в том случае, если заклятие было сказано с верой в Бога.

    Нравится

  14. «Враги Христа искали уничтожить Его, не потому что они не знали, что Он Мессия, но именно потому что они это знали. Они никогда не сомневались в Его чудесах, никогда не отрицали Его силы. Они видели, они ненавидели, они сознательно искали убить не лже-мессию, но подлинного Мессию Христа. Здесь для них была возможность убить Самого Бога и стать свободными», — пишет протоиерей Александр Шаргунов в своих ответах читателям Русского Дома за сентябрь 2010.
    В этом все дело. Это трудно понять, остается принять на веру: они знают что Он Бог, но не веруют в Него как в Бога. И именно эту страшную картину мы наблюдаем в модернизме. Они «духовны», но — атеисты. Они «церковны», но — антирелигиозны. Они, как Ирод, «с удовольствием (по славянски: в сладость) слушают», «берегут» и «многое творят, слушаясь» Святой Церкви — и пользуясь Ею, как Ирод — Иоанном. И ничто не препятствует им переступить через все это, через всю эту «духовность» — и убить. Для них это — предмет.

    Нравится

  15. Они знают что Он Бог, но не веруют в Него как в Бога.
    То есть, на самом деле, веруют в себя. Имеют религиозную уверенность в себя самих.

    Нравится

  16. «Мы не видим ни одного церковного историка, сражающегося за историческую истину в отношении Государя. несмотря на то, что подлинность останков Царской семьи доказана экспертизой, в патриотической среде боятся почитать их мощи. Боятся прослыть «масонами», «ставленниками жидов»».

    Уважаемый Роман Алексеевич (прошу прощения, если неправильно написала Ваше отчество), придерживаетесь ли Вы версии, что убийство Святого Царя Страстотерпца Николая Второго и его семьи было ритуальным? Спасибо.

    Нравится

    • Уважаемая Наталия, в службе Святым Царственным Мучеником говорится так:

      Крестныя славы сподобишася царственніи мученицы, иже подражаша страстемъ Спасовымъ.

      Что выше этого? Что нужно еще добавлять к этому? Я на это не решаюсь.

      Нравится

  17. Роман Алексеевич, Вы все абсолютно верно написали. Но не понял Ваше мнение про ритуальность этого злодеяния. Я знаю, что о. Александр Шаргунов написал в свое время статью с названием «Духовный смысл ритуального убийства Царской семьи».

    Нравится

  18. Я вспомнил про эту статью. О ритуальной стороне в выводах о. Александр говорит:

    То, что произошло тогда, было своего рода проекцией на установление «ига, лютейшего паче всякого иного», как говорится в молитве новым мученикам Российским. Здесь пророческое указание на явление из этой среды «человека беззакония», антихриста. Ибо антихрист, как учат святые отцы, будет по происхождению иудеем из колена Данова. И его появление будет подготовлено грехами всего человечества, когда темная мистика, разврат и уголовщина сделаются нормой и законом жизни.

    Обычно под ритуальным убийством подразумевается нечто иное.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.