О болезни смешения Божественного и вечного с земным и душевным – современном гностицизме, угрожающем Православию

Протоиерей Владимир Переслегин

Для бездарных людей – модернистов – все в жизни – «поэзия». И грех у них – «поэзия жизни» (образ жизни и взгляды хиппи и рокеров, например), и Церковь — поэтична, и духовная жизнь, и декаданс, и разрушение – все «поэзия», все – «творческий материал». Все по-своему любо для эгоцентриста и все – предмет его «артистизма». И не важно, что в контексте большой культуры опусы и инсталляции модернистского псевдомиссионерства, эти памятники безвременья, сколь маргинальны, столь и антихудожественны. Таков нрав постмодернистской корпоративной тусовки: сами себе хороши. Некому нас аттестовать и квалифицировать: ваши критерии – позапрошлый век!

Но раз «сам себе хорош» — нет никакой объективности, никакой Религии, никакого Откровения свыше.

И молитва для них – тоже «поэзия».

Поэтому они не знают молитвы. Поэтому они не знают Богомыслия, размышления о Судьбах Божиих.

Любое подчинение Объективности, любое вхождение в Порядок через умаление себя, через страх Божий и отвержение своего нахрапистого индивидуализма – для них болезненно и непонятно.

Сама мотивация такового подчинения кажется им искусственной и надуманной. Хотеть чего-либо не здесь, но там, за гробом, на Том свете, и ставить это хотение во главу угла и порядка своей души – для этих самонадеянных снобов – сущее безумие.

И так как они отвергают градацию и порядок, смешивая Небо и землю по причине безверия и бесстрашия перед Небом, то у них на этом свете ничего настоящего не остается: ни Неба, ни земли.

Ни Богословия, ни молитвы, ни проповеди, ни экзегезы – мутная вода вместо них.

Ни искусства, ни науки, ни истории, ни быта, ни семьи, ни педагогики, ни нации, ни языка – лишь бездарное и тягостное для окружающих уродство. Безвкусица и пошлость, профанация и массовая культура.

Ни нравственности, ни чести. С ними нельзя спорить, так как для них нет ни религиозной мотивации честности: Божией Заповеди «не лжесвидетельствуй» — ни академической честности представителя земной школы.

Но по этой же причине с ними нельзя ни детей крестить, ни в поход пойти, ни в поезде в одном купе сутки ехать.

И неудивительно. Как можно сохранить ум и чистоту души, переступив барьер Высшего Авторитета?

Вот и видим мы «гебраистов» и «филологов» с дипломами строителей, навязывающих Церкви взгляд на Евангелие от Матфея как на «свидетельство иерусалимской общины о Иисусе», видим «историков» в священном сане, проводящих апологию предательства во время войны, видим «искусствоведов» — преподавателей Общедоступного Православного Университета, основанного о. Александром Менем, оправдывающих свою открытую культурофобию — «богословием иконы», свое презрение к высокому искусству Императорской России – «аскезой и исихазмом древних изографов».

Видим бездарных кинематографистов, вознамерившихся средствами искусства показать духовность Духа! «Показать» благодать! И по этой причине презирающих «каких-то там неправославных, недуховных» Форда и Куросаву с их призмой художественного языка в искусстве.

Воистину, и не плотник, да стучать охотник.

Видим «архитекторов», презирающих Русское наследие 18 – 19 – 20 веков как «недуховное» и «неканоничное», знать не хотящих Баженова, Казакова, Быковского, Перетятковича, Зеленко, Соловьева, Фомина, Щусева – и проектирующих «напрямую» Небесный Иерусалим: закладывающих в СНИПы храмовых сооружений параметры, при соблюдении которых духовность будет обеспечена!

Видим «православную психологию», «православную медицину», «православную юриспруденцию».

Но разве психология не является по определению – наукой, изучающей психические процессы? Как она может быть «православной», то есть право, истинно славить Бога, если предмет ее изучения – какие-то там «процессы»? Не может.

Нет и не может быть православной психологии. Нет и не может быть православного материаловедения, православного паровозостроения, православной химии.

Д.И. Менделеев – просто химик, а не «православный химик». При этом он – православный Христианин и великий ученый. Пушкин – не «православный поэт», а просто поэт. Великий Русский поэт. За то, что он имел смирение перед Божественным и не вторгался в его область своим творчеством, но «всего лишь» «чувства добрые лирой пробуждал» – Бог дал ему Христианскую кончину.

Хирург, следователь, завуч в школе, если они – Православные Христиане, руководствуются в своей деятельности теми же законами, нормами и правилами, что и их неверующие коллеги. Следователь – тем же УПК, учитель – теми же педагогическими методиками отечественной школы, хирург – клятвой Гиппократа и т.д. То, что они не берут взятки, внимательно и самоотверженно относятся к своим пациентам, ученикам, подследственным – говорит о том, что они нравственные люди, и только. Для них это такой же долг, как и для хирурга-лютеранина, к примеру.

Ничего специфически православного в их профессиях нет и быть не может.

Это их земное дело, которое они должны, будучи Православными Христианами, выполнять ответственно и честно.

Православие же – не земля, а Небо. Не профессия, а спасение души.

Крайне опасно и безрассудно заявлять о существовании сообщества «православных врачей» – хотя бы уже потому, что, будучи верующим и Православным человеком, милейший доктор, увы, может быть слабым и бесталанным врачом. И наоборот. Сколько примеров талантливых хирургов-виртуозов, «чудотворцев», спасших множество жизней своим искусством, но при этом спокойно берущих «на лапу», развратников, женолюбцев, и т.д. Поэтому не надо трогать и употреблять Святыню – слово Православие – в связи со специфически земными сторонами жизни.

Агрессивный дилетантизм есть типологическое свойство этих представителей нового гнозиса, что тщится, с одной стороны — «спасать через кино», «спасать через психиатрию», «спасать через поэзию и музыку», а, с другой стороны – высокомерно игнорирует, как Иван, не помнящий родства, как варвар, изобретающий велосипед — школу, традиции и наследие Большой культуры в той именно области, которую гностик избрал полем для своего «духовного» поприща.

Пушкину не приходило в голову «спасать» кого-то своими стихами. Он бы счел такого литератора сумасшедшим. Он твердо знал, что на это есть на земле святая Церковь. И эта ясность дала возможность спастись самому Пушкину.

Эта же ясность позволяла Пушкину быть Русским поэтом.

Авторы же «православных повестей», не имея этой ясности, заблуждаются как насчет литературной ценности своих графоманских произведений, так и относительно места этих произведений в их личной духовной жизни, в деле спасения их душ.

Этот нигилизм, отрицающий Реальность и заменяющий ее верой в свое «я», зиждется на двух страстях. На самомнении и гордыне.

Только их нигилизм в их собственных глазах обладает особой «поэтичностью», особой «духовностью». И поэтому не выносит грубых догматических определений школьного характера. Они отвергли школу, поверив в свой непосредственный, экзистенциальный духовный успех, в свой «опыт». И из этих маргиналов создалась уже своеобразная «школа», «авторитетами» в которой являются наиболее радикальные ниспровергатели Авторитета трансцендентного и проповедники «духовной власти» имманентных этому миру вещей и явлений.

Заповедь Божию Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6:33) модернисты переделали в свою заповедь: ищите прежде земного — и небесное приложится вам.

От этого они лишаются и Небесного, и земного.

Ибо Бог не есть Бог неустройства, но мира (1 Кор. 14:33).

Эта их «заповедь» — религиозна. Она диктаторски навязывается ими Церкви. Эта их гностическая вера в земное под видом и вывеской небесного является их верой в «здесь». «Там» не отвергается ими открыто, но пренебрежительно отодвигается на задний план, как само собой разумеющееся, как не заслуживающее труда, времени и внимания, как с необходимостью причитающееся им в качестве «бонуса» за их земную деятельность.

И оттого что эти «поэты» земного не отвергают Небо на словах, но лишь включают его в орбиту своей квазипоэзии – эта идеология является угрозой для Православия.

В человеке есть члены «благородные» и «менее благообразные», как пишет Апостол (1 Кор. 12: 22-24). Но когда организм поражен раком, не важно, какой орган поражен: мозг или кишечник. Метастазы проникнут всюду и все превратят в единую патологическую ткань, несовместимую с жизнью.

Подобное можно сказать об организме общества, государства, семьи. Грубая ткань гнозиса, уничтожая перегородки и средостения, установленные Божественным порядком между высоким и низким, Религиозным и земным – проникая в умы, уничтожает и то и другое, обрекая весь организм на гниение и смерть.

Этой смерти – ментальному смешению земного и небесного — должны противостать в своей вере чада Отца Небесного, граждане Небесного Града, Православные Христиане.

Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле? – сказал Господь (Лк. 13:8). И Апостол наказывает: Испытывайте себя, в вере ли вы (2 Кор. 13:5).

Не мир пришел Я принести, но меч; но разделение (Мф. 10:34; Лк. 12:51).

Это разделение в уме высокого Небесного от высокого земного – болезненно, но необходимо. Оно продуктивно. В этом случае сохраняется то и другое.

В этом случае мы – в вере Православной, вере Царственной. Все же остальное, неизмеримо менее важное, приложится нам от Бога как царям и наследникам.

Но не наоборот.

О болезни смешения Божественного и вечного с земным и душевным – современном гностицизме, угрожающем Православию: 13 комментариев

  1. К сожалению так получилось, что психология в чем-то противопоставляет себя православному мировоззрению.

    Начну с того, что отцами основателями современной П. были Фрейд и Юнг. Фрейд все выводил «из одного места» в прямом смысле. А Юнг был просто не то медиумом, не то просто бесноватым:

    «Все мои работы были своего рода
    поручениями, они были написаны по велению судьбы, по велению свыше. Мною
    овладевал некий дух, и он говорил за меня
    «. (К.Г.Юнг. О
    происхождении моих сочинений)

    «Вскоре после этого мое бессознательное
    породило другой образ… Я назвал его Филемоном… Образ этот впервые явился
    мне во сне.
    Вдруг откуда-то справа ко мне подлетело крылатое существо. Это был старик с
    рогами быка
    . В руках он держал связку ключей, один он сжимал так, будто
    намеревался открыть замок. Крылья его окрасом напоминали крылья зимородка…
    »
    (К.Г.Юнг. Встреча с бессознательным)

    С таким вот «бес-сознательным» Юнг и предлагал встречаться для «обогащения»:
    Для движения по пути индивидуации человеку следует допустить встречу с чем-то в своей личности, что находится за пределами Эго. Этому способствует работа со сновидениями, знакомство с религиями и различными духовными практиками и критическое отношение к социальным закономерностям (а не слепое нерефлексивное следование привычным нормам, убеждениям, стереотипам).(аналитическая психология)

    Есть в психологии еще такое понятие как «комплекс», например:
    Комплекс Электры, Эдипов комплекс…

    православная психология это попытка остаться православным, будучи психологом и наоборот. Попытка выскрести все атеистическое (в лучшем случае) мировоззрение из психологии.

    Нравится

  2. Нет, Ярослав! Если психология не лженаука, то она не может спорить с Православием ни в чем, так как знает свое место. Восстает мифология. Ее должны отбрасывать психологи, если они только есть. А не творить новые мифы, приводящие к потере страха Божия и веры.

    Нравится

  3. Об этом я и говорил. Психология конечно же наука, которая знает много полезных вещей, но есть некоторые направления, которых не может придерживаться человек, если он православный. Говоря о «православной психологии» я говорил именно об отсечении ложных идей. Не знаю, может я неправильный термин подобрал.

    К сожалению сейчас т.зв. научное мировоззрение, под коим скрывается банальный атеизм/агностицизм сильно пропитало почти всю науку. Например биологи — дарвинизм, геологи — эволюционизм, астрофизики — теория самозарождающейся вселенной. И человеку приходится выбирать, кто он Ученый(с большой буквы) следующий букве того, что «наука сказала» или христианин.

    Проясните, пожалуйста, ситуацию

    Нравится

  4. Для того чтобы не быть лженаукой достаточно опираться на реальность и пытаться понять ее. Это несовместимо с мифологией, и только. Неужели это настолько трудно? Чтобы понять связь криминала и революции, например, историку незачем вооружаться мифом о классовой сущности истории: он ничего не поймет. Чтобы провести критику и анализ текста, литературоведу незачем вооружаться мифом о классовой сущности литературы: убожество Чернышевского затмит в его глазах Гоголя. Так действуют мифы. Выбросьте их: и комплексы, и архетипы, и коллективное бессознательное, и классовую борьбу, и евразийство, и естественный отбор… Кто Вам мешает? Неужели это так трудно, дорогой Ярослав, что в противовес этому пошлому гнозису, этому низкому материализму, претендующему на большее чем он есть, науке, чтобы остаться самой собою, недостаточно просто быть честной и не делать необоснованных выводов?
    Почему чтобы просто не быть вшивой, голове надо называться: православная?
    Не много ли чести? Не грех ли это, Ярослав?
    Не лучше ли просто в баню сходить?
    Ведь отсутствие вшей — отнюдь не святость. А Православие — Свято!
    Это не мыло, не одеколон. Им нельзя…

    Не знаю, что еще Вам сказать.

    Нравится

  5. Простите, отче затянуло меня в «суемудрие». Я сам программист, хотя прибавлять к своей профессии «православный» не собираюсь, уж очень высока марка. Тем более, что я ничего для Церкви не разрабатываю, чтобы так «величаться».

    Честно говоря, я думаю, что в любой(сейчас почти) профессии можно просто трудиться, а можно строить «Вавилонскую Башню» для того, чтобы «брать штурмом небо».

    Например, в моем направлении искушение — продолжение дел алхимиков в создании гомункула, если назвать все по современному, то это будет «Искусственный Интеллект». Между прочим очень заманчивая задача, заманчиво почувствовать себя таким себе «богом-творцом» и «вдохнуть «жизнь» в кусок металла».

    Для всяких там биологов эта задача может быть, например преодолением смерти. То есть не лечение пациентов, а разработка бессмертия в современной ситуации падшего человека.

    В общем на любом месте можно упасть и почти везде можно не упасть.

    Прошу прощения, что забрал ваше время. Благодарю за ответы.

    Нравится

  6. Спасибо,о.Владимир,за разъяснение Ярославу,мне это тоже было полезно…Сейчас даже появилось такое понятие «православный коммунист»,»православный патриот».
    Но в данной статье такое разделение прослеживается духовного и душевного с земным,что хочется задать вопрос. Может ли православный человек заниматься политикой и вообще как-то социально служить, с целью помощи ближнему своему. Ведь эта не духовная сфера, я так понимаю. И при таком разделении не удалиться ли он от Бога? Раз даже пушкинский гений, и тот оказался не удел. Но оказался всего лишь русским, но никак не христианским. Что уж говорить о нашей скромной земной деятельности?

    Нравится

  7. Нет, Пушкинский гений не оказался не у дел. С полным основанием можно говорить, что есть христианская культура: письменность, изобразительное искусство, музыка, архитектура, уголовное и гражданское право, нравы и общественные нормы, обычаи, быт и фольклор — огромный пласт памятников и сама историческая память — сформированный под воздействием Христианской Церкви.
    Пушкин — великий поэт, и поэзия его принадлежит христианской культуре. Те «чувства добрые», которые пробуждала его лира, те нравственные нормы, на которых он настаивал, делая их предметом своего художественного высказывания — «береги честь смолоду», «жалок тот, в ком совесть нечиста», «но я другому отдана и буду век ему верна» — да даже просто: «друзья мои, вам жаль поэта!» — есть отображение благородной души, воспринявшей не какие-нибудь, а Христианские нравственные ориентиры. В этом смысле Пушкин — христианский поэт, его творчество — собственность Христианского, крещеного мира. Никому кроме христиан его творчество не принадлежит.
    Итак, христианская культура — то пласт земли, что возделан и облагорожен творчеством Христиан и оставлен на земле в памятниках литературы и искусства.
    Православным же может быть лишь то, что относится уже не к земле, а к Богу: право славит Его!
    Поэтому стихотворение Александра Пушкина «молитва Ефрема Сирина» — великий памятник Христианской культуры, шедевр лирики. Тогда как сама молитва Ефрема Сирина — памятник Богомыслия, Литургики и Аскетики — памятник собственно Православия.
    Можно сказать что это и другие произведения зрелого Пушкина помогает человеку быть и осознавать себя человеком перед Богом.
    Спастись же человеку дает исключительно благодать Божия, действующая Духом Святым через Церковь.

    Нравится

  8. Спасибо,о.Владимир,Вы так хорошо и ясно написали о Пушкине,что мои тревоги и сомнения немного прошли.
    Потому что в последнее время я встречаю все больше воцерквленных людей,которые кака-то смело проводят границу между духовным и душевным.И считают,что читать предположим Пушкина — это душевное,а читать Святых Отцов,это духовное делание.И поэтому Пушкин менее духовен в своем гении,чем,например,монах в своих молитвах.Я признаюсь в недоумении.И как Вы относитесь к такому разделению у ОБЫКНОВЕННЫХ прихожан.Простите,что отнимаю у Вас время.Заранее благодарю за ответ.

    Нравится

  9. Такое разделение в умах прихожан меня радует.
    Пусть духовное будет на своем месте, душевное — на своем и телесное — на своем. Тогда в жизни будет порядок. И, прежде всего — в духовной жизни.
    Из жизни христианина должен быть изъят грех. И все, что ведет к греху, обслуживает его.
    Перечислю.
    В духовной жизни — ереси, лжеучения, блуд, прелюбодеяние, порнография, рок, мат, непочитание родителей, кощунство, сатанизм, воровство, ложь, магия, атеизм.
    В душевной жизни — массовая культура: «попса» : Киркоров, Пугачева, Дима Билан, и т д. и т. п. Лженауки и лжеискусства. Болтовня,жажда развлечений, протирание времени, лень, необразованность, невоспитанность, безвкусица, беспамятство, пошлость.
    В телесной жизни: обжорство, жадность, пьянство, многоспание.

    Итак, чтобы спастись, необходимо духу дать духовную пищу, душе — душевную, телу — телесную.
    Поэтому необходимо и то, и другое, и третье.

    Откровение Божие — пища духовная. Ничто не может быть поставлено рядом.
    Истинное и высокое человеческое творчество, сообразное с чувством прекрасного в нравственном существе — образе Божием — есть пища душевная. Дружеское общение — тоже. Отдых души или труд души при чтении «Капитанской дочки», «Гамлета» или Словаря пословиц Русского народа В. И. Даля — тоже. Это пища душевная.
    Хлеб, воздух, лекарства, сон — пища тела.

    Поэтому нет противоречия между Житиями Святых и «Медным Всадником».
    Оно возникает, если ставить их на одну полку.

    Они должны занимать принципиально разные по степени значимости места в жизни.

    Нельзя ставить в один ряд Хлеб Жизни и обычный хлеб.
    Стремление обезопасить себя и окружающих от ядовитого пойла или ядовитой жвачки не должно приводить к сакрализации и мифологизации обычного пшеничного хлеба. Иначе мы теряем и его — простого хлеба — ценность и вкус, и тяжко грешим перед Богом бесчувствием к Святыне, смешивая землю с Небом.

    Нравится

  10. Дорогая Наталия!

    Молитвы Церкви — богодухновенны. Написаны Святыми по благодати Духа Святого.
    «Дух Твой благий наставит мя на землю праву».
    Духом и Истиною христиане покланяются Богу. Духа Святаго послал от Отца Христос своим ученикам -Духа Истины, Егоже мир не может принять, так как не знает Его и не видит Его.

    Дух есть Бог. Дух Святой — Третье Лицо Святой Троицы. Когда Святая Церковь называет кого-то или что-то духовным — то речь идет о Самом Боге, благодатью Святого Духа просвещающего и освящающего верных ценою излиянной за мир Крови Единородного Сына Божия.

    Когда же речь идет об одаренных людях, гениях — то их духовность является их собственностью: это собственный дух человека. Он может быть высоким, глубоким, добрым, гениальным но это — всего лишь душа отдельной человеческой личности, падшая Адамовым грехом и ограниченная установленными от Бога пределами. Перед Небом это все — прах, земля. Если бы духовность земных гениев была бы духовностью Духа — они бы творили чудеса и после смерти были бы нетленны. То есть были бы Святыми. Пушкин — не свят. И хватит об этом. Из любви к Пушкину.

    Излишне объяснять, что смешивать Святость Духа Святого и «дух иже в человеке» — значит лишать себя азбуки спасения.

    Нравится

  11. Уважаемый о.Владимир,низкий поклон Вам,за Ваше мудрые разъяснения! Со всем полностью согласна!
    С праздником Вас и всех,созидающих этот прекрасный и полезный сайт,и тех,кто читает его,и хочет отличать Истину от лжи! Бог в помощь всем!

    Нравится

  12. Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым (1 Кор 12:3).
    «Когда же придет Он, Дух истины, наставит вас на всякую истину.
    Он прославит Меня, потому что от Моего возмет и возвестит вам» (Ин 16: 13-14).

    Люди приходят к вере во Христа, люди обращаются ко Христовой Церкви
    не в силу ухищрений человеческого духа, а в силу действия благодати Духа Святаго в верных.

    «И поведут вас к правителям и царям за Меня, для свидетельства перед ними и язычниками. Когда же будут предавать вас, не заботьтесь, как или что сказать; ибо в тот час дано будет вам, что сказать, ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас» (Мф 10:18-20).

    Так вот чем обусловлен успех миссии! И вот чем она отличается от лжемиссионерства. Дух Святый Сам дает неодолимое слово Церкви при условии верности Христиан до смерти среди ненависти к ним от всех за Имя Христово.

    Из этого видим и противоположный путь: попытки привлечь мир к Церкви через подлаживание и адаптацию Христиан к миру, диалог с ним и т. п. Это бесперспективно, потому что безблагодатно по определению.
    И высочайшие образцы Церковного искусства, шедевры Средневековья и Барокко не могут обратить никого «сами», воздействуя на зрителя и слушателя силой духа художника, творившего для Церкви.
    Только Духом Святым познается и любится Господь.

    Тем более глупо, самонадеянно и просто безбожно выглядят попытки «обратить» к Церкви, то есть к вере во Христа и любви к Нему — через фильмы, беллетристику, песни, и т. д. и т. п., вплоть до «православного детского конструктора».

    Только если ребенок взыскал Бога, полюбил молитву, ощутил страх Божий и жажду Святыни при посещении храма — привьется он ко Христу.

    Если же маящегося ребенка «привлекать» и «задабривать» детскими площадками при Храме, «интересным общением со сверстниками» при Храме — он вырастет циником.

    Пятдесятницу празднуем и Духа пришествие!
    Этот Дух свидетельствует о Крови Нового Завета, об Искуплении и Жертве, о Плате, внесенной за нас Единородным Сыном Божиим. Эти Догматы греют душу, так как в них — Истина, в них — Дух Святой!

    Чем кроме Духа Истины можно привлечь человека к Истине?

    Нравится

Добавить комментарий для Ярослав Отменить ответ

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.