Книга А.И. Осипова «Бог». Издательство Сретенского монастыря, ОЛМА Медиа Групп. 2010

Книга А.И. Осипова “Бог”. Издательство Сретенского монастыря, ОЛМА Медиа Групп. 2010Несмотря на сообщение на первой странице: В работе дается православное понимание затронутых вопросов, до этого очень далеко. Маленькая (48 с.) книжка А.И. Осипова удобна лишь в одном отношении: она предлагает краткое изложение основных догматов «нравственного монизма«, то есть того направления богословского модернизма, к которому принадлежит автор.

Уже в первом и главном вопросе Христианства – о вере – у А.И. Осипова наблюдаются серьезные искажения. Он определяет религиозную веру буквально как вездесущую и всем людям необходимо присущую: Мы верим в существование очень многих вещей и явлений, которых никто из людей не только не видел, но и видеть не может. Верим в реальность субатомного мира, непонятную бесконечность Вселенной, черные дыры и т.д.

Не так учит об этом Православие: Не одно и то же значит веровать во что, и верить чему. Веруем мы в Божество, а верим всякой вещи (св. Григорий Богослов). Поэтому нет совершенно никакой аналогии между верой в то, чего мы не видим по слабости своих чувств, и верой в Бога, Который обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может.

И не так, как «нравственный монизм», учит Православие о самой вере. Согласно св. Григорию Богослову, вера есть непытливое согласие. А.И. Осипов, твердо следуя путем богословского модернизма, говорит о вере, как опытном знании Бога. Если Христианство определяет веру как непытливое согласие, то новая вера предлагает согласие только после испытания, испытания серьезного и глубокого, коллективного, многовекового.

А.И. Осиповым предлагается путь опытный, практический, независимый от Бога и Его сверхъестественной благодати. Он учит: Царство Божие — Небо — внутри человека и достигается оно усилием — работой над своим сердцем. Несмотря на употребление всем знакомых слов Евангельских, перед нами все что угодно: магическое оккультное знание или естественнонаучное экспериментальное, но только не путь веры. И говоря так, мы отнюдь не преувеличиваем. А.И. Осипов пишет: Религия призывает к тому, чтобы человек сам проверил основания веры в Бога, сам испытал ее путь жизни и, таким образом, смог сам лично убедиться в существовании Бога. Это весьма смелое заявление. Как проверить догматы Символа веры, или даже более того – основания догматов? Если в результате такой проверки человек «лично убедится в существовании Бога», то Христианская вера ему более не будет нужна: Надежда же, когда видит, не есть надежда; ибо если кто видит, то чего ему и надеяться?

У А.И. Осипова даже идеалист Платон постфактум превращается в последователя экспериментального научного метода. Осипов приводит мысль Платона: Простые вещи не поддаются определению,- и продолжает.- Действительно, сложную вещь можно как-то представить, называя те элементы, из которых она составлена. А как можно объяснить, что такое цвет красный или вкус кислый тому человеку, который никогда с этим не соприкасался? Способ только один — показать, дать попробовать, ибо познание простых вещей дает только опыт, но никакие слова этого дать не могут. Платон не мог учить тому, что «познание простых вещей дает только опыт», поскольку жил на 20 веков прежде Галилея, Бэкона, Декарта и пр. Как известно, Платон учил о врожденном знании идей, а отнюдь не об опытном их познании.

Благодаря в корне неверному изложению учения о вере А.И. Осипов одним ударом разрешает проблему отношения религии и науки. Между ними нет противоречия, потому что между ними нет ничего общего, и вера и наука никак между собой не соотносятся. Приведем совершенно нелепые слова А.И. Осипова:

Когда речь идет о соотношении науки и религии, то под наукой подразумевают не весь круг человеческого знания, но естествознание (физика, биология, астрономия и проч.). Область же религиозного знания совершенно иная — духовный мир и его законы. Поэтому наука и религия также несопоставимы, как километр и килограмм, или геодезия и геополитика. Каждая из них занимается своей стороной жизни человека и мира. Эти сферы могут соприкасаться, пересекаться, но никак не опровергать одна другую.

Неужели учение о творении в Писании и учение биологической науки совершенно несопоставимы? Неужели сведения Библии об истории человечества относятся к принципиально иной области знания, нежели сведения современной исторической науки?

Ссылаясь на Пастера, автор утверждает:

Для религиозного мировоззрения не имеет значения, из каких «кирпичиков» построена Вселенная, Земля ли вращается вокруг Солнца или наоборот, в завершенном виде сотворил Бог все формы жизни или в процессе постепенного их развития от низших к высшим и т.д. Все эти и подобные им вопросы — область науки, но не религии.

Однако ссылка на Пастера тоже не работает, потому что Пастер был верующий католик, который своими опытами доказал невозможность самозарождения организмов. Его оппоненты считали в духе натурфилософии, что природа новые существа рождает сама из себя, а Пастер доказал на примере микроорганизмов, что ничего нового после сотворения мира Богом природа не производит. То есть Пастер не только теоретически, но и практически опроверг мысль модерниста Осипова о том, что для религиозного мировоззрения не имеет значения, в завершенном виде сотворил Бог все формы жизни или в процессе постепенного их развития от низших к высшим. Напротив, Пастер категорически настаивал на обратном: что данные науки подтверждают свидетельства Откровения.

Из замечательного в своем роде учения о вере, как деятельном опытном знании, вытекает и еще одно недоумение: если вера это опыт, то какой опыт отражает ложная вера: вера язычников, буддистов, свидетелей Иеговы? Ведь не ошибается же экспериментальное познание в конкретных фактах. Ответ на это недоумение у А.И. Осипова есть. Согласно его учению, никаких ложных вер нет. Он утверждает:

Хотя Бог и один, но каждая религия, имея свой Его образ, исповедует в этом смысле своего Бога. Наряду с таким интуитивным путем возникновения различных образов Бога имело место и другое — непосредственное Откровение Бога о Себе отдельным людям: пророкам, святым. Такие религии относятся к категории сверхъестественных. Их, фактически, три: ветхозаветная иудейская, христианская и мусульманская. Все они монотеистичны, но каждая из них имеет свой образ Бога.

Но этого абсурдного утверждения мало. Беспощадно следуя логике своего лжеучения, А.И. Осипов объявляет религиозной верой и атеизм:

Атеизм призывает просто слепо верить, что нет Бога, нет души, нет вечной жизни личности — ничего нет, кроме этого материального мира, и потому каждого человека, и всё человечество ожидает окончательное уничтожение, вечная смерть. Он говорит также о вере одних ученых в небытие Бога, других — в Его бытие.

Таким образом, А.И. Осипову «удалось» доказать совместимость, и даже нераздельность, религии и атеизма. Уравнение веры и неверия приводит к их интересному симбиозу, поскольку и А.И. Осипов, и атеисты единодушно отрицают, что существует возмездие за деяния. Причем воздаяние не как естественное неприятное следствие неправильных поступков, каковое признают и атеисты, а Божественное возмездие на Страшном Суде, в день, когда Бог будет судить тайные дела человеков через Иисуса Христа.

Круг замкнулся: опытная «вера», как понимает ее А.И. Осипов, не то чтобы хороша или верна, а просто неизбежна, и поэтому существует независимо от веры, как ее исповедует Христианство.

Все веруют, но, настаивает наш автор, не все трепещут, потому что религиозная вера гораздо лучше и приятнее атеизма. Осипов «обличает» атеизм таким образом:

Поскольку смысл жизни человека в атеистическом мировоззрении носит глубоко пессимистический характер (вера в свою вечную смерть), то даже при материальном комфорте, а тем более при его отсутствии и потере надежд на успех, молодость, здоровье и проч. всё большее число людей, верящих в несуществование Бога, будет закономерно приходить к переживанию бессмысленности этой жизни и впадать в тяжелейшие депрессивные состояния.

А мы-то думали, что атеизм плох тем, что это безумие, гигантская ложь и чудовищное кощунство, и поэтому как-то не приходило в голову сравнивать благосостояние атеиста и христианина в этой земной жизни и в терминах депрессивных или маниакальных состояний.

И атеизм, и «опытное» богословие А.И. Осипова едины в отрицании Откровения в Священном Писании Ветхого и Нового Завета, как содержащего истинные и точные Божественные истины. Напомним, что св. Иоанн Дамаскин говорит о вере от слышания так:

Слушая Божественные Писания, верим учению Святаго Духа. Эта же вера совершается через все то, что законоположено Христом: веруя делом, живя благочестиво и исполняя заповеди Того, Кто обновил нас. Ибо тот, кто не верует согласно с Преданием кафолической Церкви, или кто через постыдные дела имеет общение с диаволом, неверен.

Посмотрим, насколько А.И. Осипов верит словам Писания: Несчастья — это не наказания Божьи, но естественные последствия тех желаний, мыслей, чувств, намерений, аморальных и преступных поступков, которые противоречат совести и которые в религии называется грехом. Ими человек ранит себя, заражает свой духовно-телесный организм, разрушает свою жизнь, ибо грех в самом себе несет наказание человеку. Это, как известно всем знакомым с Библией, явно противоречит Писанию, которое прямо учит о Боге как Судии, и о фактах наказания от Бога Содома и Гоморры.

А.И. Осипов сделал на немногих страницах все возможное, чтобы читатель не верил и его словам тоже. Если уже слова Писания не отражают истины, то писания проф. Осипова тем более не заслуживают веры.

Он сообщает: Бог есть любовь (1 Ин. 4:8). Не абсолютный властитель, который делает что хочет, не справедливый судья, милующий и наказывающий — но именно любовь!

Сказав, что Бог не Судия, а Любовь, Осипов объясняет, по каким мотивам он противоречит Священному Писанию: Хотя в Священном Писании и у святых отцов находим немало выражений о Боге наказывающем и милующем, все они носят исключительно педагогический характер. Отметим редкую последовательность автора: здесь уже словá о Боге милующем, то есть как Боге Любви, также объявляются условными, человеческими.

Так какой же вывод из слов А.И. Осипова? Что все сказанное в Писании не излагает истинного учения о Боге, а всего лишь поучительно, полезно для нас, имеет педагогическое значение, и Бог – не любовь, так же как не Cудия. Такая «вера» в Откровение в каком-то смысле присуща и атеистам: они тоже считают Библию словами человеческими и не содержащими в себе ничего достоверного, а многие из атеистов также признают и поучительность Библии.

Наконец, отметим, что А.И. Осипов поместил в тоненькую книжонку и свое основное лжеучение — об Искуплении. Он учит, по его словам, не касаясь богословского объяснения вопроса, что Христос через Крест, смерть и Воскресение исцелил воспринятую Им человеческую природу и дал каждому уверовавшему средства приобщиться к ней, став, таким образом, родоначальником нового человечества.

В этих словах содержится грубая ересь, поскольку в них утверждается, что Христос принял в Воплощении не безгрешную человеческую природу, а поврежденную грехом, и потому нуждающуюся в исцелении.

Роман Вершилло

Реклама

Книга А.И. Осипова «Бог». Издательство Сретенского монастыря, ОЛМА Медиа Групп. 2010: 32 комментария

  1. маленькое замечание.

    ///как опытном знании Бога///

    опытное знание никак не противоречит непытливому согласию. да и само это опытное знание начинается только после некоторого непытливого согласия. сначала вера, потом опыт. это да. все святые опытно познавали Бога (хотя сначала верили, а потом Бог им открывался).

    всё таки, у Осипова есть более явные, грубые и серьезные заблуждения и еретические воззрения. а так, это похоже на придирку к словам. это не хорошо, это на руку осиповцам (скажут, что вместо разговора по-сути, вы придираетесь к словам).

    Нравится

    • Это коренная разница: сначала вера, а потом опыт, или наоборот. Ведь если опыт предшествует вере, то вера не нужна.
      Осиповцы на все теоретические возражения Вам скажут, что это придирки, поскольку для них вероучение имеет лишь практический смысл.

      Нравится

      • простите, невнимательно прочитал абзац. я его прочитал так, будто
        вы противопоставили веру и опыт (а не просто порядок).

        ///А.И. Осипов, твердо следуя путем богословского модернизма, говорит о вере, как опытном знании Бога///

        если Осипов определяет веру, как опыт, то это очередная его демагогическая ложь, изменение содержания понятий. именно на новом содержании терминов и новых терминах он построил свое лжеучениие. и именно благодаря этому ему удается обманывать простой народ.

        Нравится

      • Я кстати думал над словами Натальи, что ей лишь претят низкие обличения в адрес Осипова, замешанные на собственных страстях.
        В лице А. И. Осипова мы имеем софиста, то есть человека, который профессионально играет словами. Говоря грубо — он шут гороховый, который говорит о Боге всякие неправославные вещи, и при этом сетует на недостаточность слов и выражений для выражения Истины: «Язык современного человека не может адекватно выразить не только чувства, ощущения и переживания, но очень часто у него не хватает однозначных, точных понятий и для выражения идей и мыслей».
        Так вот, я не знаю: высокое это получается обличение или низкое. Или в самый раз?

        Нравится

      • ///В лице А. И. Осипова мы имеем софиста, то есть человека, который профессионально играет словами.///

        вот это в самый раз. абсолютно точное определение.
        жаль только не все люди понимают, кто такой «софист» и почему это плохо.

        Нравится

Добавить комментарий для Православный Отменить ответ

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.