Право на безвластие

Сегодня депутаты съезда "Единая Россия" проголосовали за выдвижение В. Путина кандидатом в президенты

Сегодня депутаты съезда "Единая Россия" проголосовали за выдвижение В. Путина кандидатом в президенты

«Либеральный тиран», как продукт смертельного смешения

Роман Вершилло

Как известно, Константин Леонтьев составил теорию «триединого процесса». Он считал, что каждая цивилизация проходит три стадии: 1) простота; 2) расцвет, или «цветущая сложность»; и 3) вторичное упрощение, смешение. После этого цивилизация погибает.

Эта теория имеет существенный недостаток: она метафизична, а ведь понятно, что теория развития цивилизации должна быть погружена в историю и на ней основана.

С другой стороны, при всей философичности теории «триединого процесса» в ней нечетко указаны критерии. Так, сегодняшний мир Леонтьев несомненно счел бы воплощением серости и посредственности. А кому-то мир начала XXI века покажется многоцветным.

Или возьмем XV век в России. Это, по Леонтьеву, должен быть расцвет, цветущая сложность. Мы, например, готовы увидеть сложность и разнообразное богатство русского средневековья, а многим такой мир покажется однообразным застоем.

И обе точки зрения имеют основания. Сегодняшний мир имеет в себе что-то серое, но и что-то многообразное. И в XV веке был и расцвет, был и застой.

Учение Леонтьева не предлагает четкого воззрения на историю, и такая неясность проистекает от его эстетизма. Но будь он моралистом, он бы увидел, что все-таки существует область, где смешение равнозначно серости, а многообразие — упрощению. Это область добра и зла.

Итак, опасна не «серость» современного буржуазного человека, и не его «разноцветность». Смертельная угроза подстерегает нас тогда, когда в одном и том же есть и серость, и многоцветность.

Вместе с Леонтьевым мы прежде всего думаем об обществе, о государстве.

Там, где добро и зло отделены и борются друг с другом, мы имеем нормальное человеческое общество. Оно является принципиально многоцветным. Причем многоцветным не в смысле смешения красок, а в смысле достижения сложного цвета. Как известно, краска и цвет — вещи разные.

В этом смысле нормальное общество должно быть одновременно монархическим и свободным. Одна краска никогда не станет другой, но смешанные вместе, они дают единый цвет.

Jan Soucek. Homage to Pieter Brueghel, 1978

Jan Soucek. Homage to Pieter Brueghel, 1978

Там, где добро и зло не разделены, общество приходит к смертельному упрощению. Это эпоха падения, состояние неустойчивой неподвижности. Апокалипсис рисует именно такой мир: анархический и в то же время тоталитарный.

Вот мы видим два противоположных миропорядка:

один: монархический и свободный;

другой: анархический и тоталитарный.

И там, и там мы имеем сочетание несочетаемого (поэтому никакое государство не вечно), но в первом случае возникает единый цвет, цвет жизни. А во втором — смешение многих красок в серости.

Надо сказать, что оба общества являются устойчивыми, но также по-разному. Для монархии является смертельным установление автономности личности в центре событий. Все остальные напасти монархия способна перебороть.

Другое государство — назовем его прямо государством Антихриста — является устойчивым абсолютно, и ему не страшны болезни ни анархии, ни тоталитаризма. Государство «смертельного смешения» имеет прививку от этих болезней.

Власть в таком государстве находится в руках худшего или худших, но это не просто тирания или олигархия. Эти худшие имеют нравственную власть над лучшими. То есть в самом основании государства лежит развращение лучших худшими.

Это государство изображается в Откровении под именем «великой блудницы» и Вавилона (гл. 17-18). А глава этого государства именуется зверем.

Вполне последовательно видеть в этом государстве именно то, которое было некогда проникнуто Христианским духом и находилось в теснейшей связи с Церковью. Поэтому Лев Тихомиров считал, что жена любодеица есть не кто иной, как Россия, изменившая Богу. Ни одна нация не сливала так своего гражданско-политического бытия с церковным, как Россия. Только древний Израиль представляет с нею в этом аналогию… Если это печальное предположение верно — то и суд над великой любодеицей, и ее уничтожение 12 царями, вассалами Антихриста, все это должно исторически быть относимо к судьбам России.

С тех пор, как написал эти слова Тихомиров, Россия успела утратить свое историческое бытие, сохранив свою форму в скорлупе СССР. И когда эта скорлупа была разбита Горбачевым и Ельциным, то из нее выползло удивительнейшее государство: путинская Россия.

Этот макет апокалиптического мира позволит нам различить некоторые очертания будущего.

Сегодня Российская Федерация — либеральная тирания. Либеральная не в том смысле, что власть в руках либералов.

Либеральная тирания — строй, при котором с другим человеком позволено делать все что угодно. Это сближает РФ с либеральной демократией, но, в отличие от нее, либеральная тирания в принципе не позволяет человеку защищаться от насилия со стороны другого.

Разрешено совершать любое насилие, но закон запрещает сопротивляться любому насилию. В этой системе всякий, кто нападает, силен, и наоборот: слаб всякий, кто подвергается насилию. И истории падших олигархов, типа Гусинского и Ходорковского, очень хорошо это иллюстрируют.

Средоточием системы является «либеральный тиран». Пользуясь замечательным сравнением М. М. Крюкова, его можно назвать овцой в волчьей шкуре. Так, Саддам Хуссейн был тираном настоящим, но его страна была по видимости либеральной демократией: выборы, равноправие женщин. Путин же — «тиран либеральный», и поэтому режиму, по сути своей либертарианскому, он старается придать видимость деспотизма.

Но, с другой стороны, Путин — истинный тиран, поскольку он силой завоевал свое «право на безвластие» и силой его удерживает за собой.

В тирании все держится на личности тирана. Уберите тирана — и строй рухнет. А в «либеральной тирании» тиран является продуктом медийного моря: зверь был, и нет его, и явится.

Здесь не важно: есть тиран или его нет. Был, и нет его, и выйдет из бездны, и пойдет в погибель. Но это-то и поразит умы: и удивятся те из живущих на земле, имена которых не вписаны в книгу жизни от начала мира, видя, что зверь был, и нет его, и явится (Откр. 17:8). Это означает, кстати, что падение Путина может быть еще более губительно, чем его приход.

Вот это удивительное государство, в котором мы живем, и основано на смешении добра и зла, о котором мы говорили в начале статьи. Именно поэтому мы лучше поймем мысль Тихомирова, который указывал на чудовищный разрыв между действительностью и именем «Святой Руси». Он писал: Весь мир теперь только носит имя христианского, но нигде противоположность между именем жизни «Святой Руси», «Православия» и полной мертвенности веры не поражает нас до такой степени, как в современной России. Тихомиров относит к России слова Откровения: Знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв (Откр. 3:1).

Смешение добра и зла несет в себе разрушительную силу, которая и высвобождается до сего дня.

Попробуем вернуться к событиям 1999 года в России, так что нам будет легко увидеть основные черты этого нового Вавилона.

Мы видели, что Россия в начале 1999 года находилась на грани распада, который должен был оформиться через победу региональных и провинциальных сил над ельцинской Москвой, а затем через избрание президента, которое другие регионы могли бы не признать. Таким образом произошло бы формальное и фактическое разделение России по областям и регионам. Этот импульс к распаду олицетворяли Ю. Лужков и Е. Примаков и их движение «Отечество — Вся Россия» (ОВР).

Существование России в ее нынешнем виде не имеет никакого идейного, материального или хотя бы исторического смысла, и движение бюрократов и хозяйственников было желанием уйти от бессмысленности хоть к какому-то смыслу: устроиться отдельно в своей вотчине. Ведь только этот смысл был им доступен.

Российская реальность требует распада, чтобы наша Родина могла избежать большего наказания от Бога. Сохранение лжегосударства с именем «Святой Руси» безусловно страшнее любого распада и уничтожения, так же как большевистская централизация и консервация была хуже раздора среди вождей Белого движения.

Чтобы противодействовать этому естественному желанию, группе кремлевских деятелей нужно было сохранить Россию вопреки всему. Это, безусловно, поступок сверхчеловеческий, мистический.

Здесь наиболее важно было принять решение — не идти на поводу у действительности, а создать новую действительность. И это решение сразу определило роль телевидения. То, что происходило в 1999, это уже не пропаганда, а революция. В обычном мире реальность главенствует, а ее отображение следует за ней, более или менее фантастическим искаженным образом. Например, таков Западный мир, где массовая информация есть почти чистая иллюзия, но такая иллюзия, которая отчетливо отделена от действительности, разлагающейся своим чередом.

В России действительность ужасна, и, значит, ужасна ее власть. Поэтому невозможно покрыть весь кошмар иллюзиями. Тогда был найден синтез иллюзии и реальности, при котором они переменили свои места.

В 1999 году в России иллюзия получила значение действительности, а действительность заняла место пассивного отображения, иллюстрации к самой сути дела.

Прежде всего был выдуман российский патриотизм, а чтобы показать его, использована реальная ненависть населения к кавказским народностям.

Путин удачно иллюстрирует иллюзию Личности в главе государства, тем более удачно, что он и в самом деле личность.

Выдумана и новая Россия, а в качестве иллюстрации проводится в самом деле героическая война в Чечне. Чем ощутимее иллюстрация, тем более жизненной становится телевизионная иллюзия.

Итак, это уже не обман и не пропаганда, это сама жизнь, получившая значение пропаганды. Новая бинарная система является в России устойчивой, потому что реальной в ней является именно иллюзия, а к действительности люди относятся как к иллюзии.

Такой двучлен будет держаться вообще без всякой опоры только за счет взаимной связи. Более того, внутри такой системы возникает даже сила тяготения. То, что ранее расползалось как грязь, теперь собирается вместе. Начинают работать иные механизмы: смертельная рана заживает, и новый общественный монстр становится только сильнее.

И во времена Ельцина коренное население России вымирало, но тогда это служило аргументом против власти, расшатывало ее. А ныне, в начале XXI века, чем больше русских людей уничтожит власть, тем большей консолидации она добьется.

В 1999 г. общественное сознание было так переориентировано, что стало обращаться за спасением к своему убийце.

Такое поведение на самом деле самоубийственно, а в рамках «нового общественного сознания» вполне обоснованно. Во-первых, обращаясь к одному только убийце, человек обретает спокойствие: ему не надо искать многих неизвестных помощников и защитников. А во-вторых, он обращается непосредственно к источнику своих бед, и это интеллектуально «оправдывает» такое поведение.

Отсюда возникает обратная связь: чем больше вред, тем больше привязанность к вредоносному государству.

Такому государству и такому обществу не страшны перемены, не страшны катастрофы. Ему не страшна анархия и разруха, его не способна погубить жестокая тирания. Оно не боится перемен, потому что само непрерывно движется к концу времен.

Это и есть, возможно, изъятие удерживающего от среды (2 Фес. 2:7). Само сопротивление государства в принципе сломлено, и уже государство стало кораблем, который неудержимо опускается в сердце громадного водоворота.

И здесь очевидно, что такое государство является одновременно и лжецерковью. Ведь именно Церковь была прообразована Ноевым ковчегом и изображалась впоследствии как корабль.

Церковь неизменно стремится к встрече со Христом.

А государство никогда никуда не стремилось. Оно только держало и держалось. Церковь уживалась с любыми неподвижными системами. Когда же возникли «движущиеся» государственные системы: либерализм и коммунизм, то государство немедленно стало бороться с Церковью как таковой.

Но что мы видели: либерализм все же защищает личность (по крайней мере, в идее), а коммунизм и вовсе превратился в обыкновенную империю.

Новое же государство разрушает и личность, и самое себя. Оно утратило и внутренние границы (семья и личность), и внешние, влившись в Новый мировой порядок.

___________________________________

И еще несколько дополнительных соображений.

Принцип «либеральной тирании» действует не только в области политической и административной. Даже ярче он проявляется в области масс-медиа. Здесь самым удивительным образом единство интереса проявляется в многообразии продуктов, и обратно: серое единообразие медийного продукта является отражением разнородности интересов владельцев СМИ.

Медийная и рекламная агрессия является однонаправленной, здесь нет даже намека на обратную связь. Появись в этой ситуации еще один «говорящий», рухнула бы вся пирамида СМИ. И это означает, что владельцы платят не просто за возможность говорить, но и за то, чтобы не дать слушателю возразить.

В сфере речи власть обнаруживает себя более обнаженной, чем в политике. «Я говорю» — это высказывание о власти прежде всего. Поэтому возражение возможно примерно такое: «вы ошибаетесь в этом и этом», «вы говорите неправду». Но разве это возражение?

Разумеется, телезрители пишут письма и звонят руководству канала. Но они не могут ответить единственно адекватным образом: закрыть канал. Так и в сталинских тюрьмах и лагерях дозволялось писать Сталину и Вышинскому о всяких беззакониях.

А на самом деле во власти возражающего должно быть не только опровержение тех или иных ошибок. Нет. Если говорят ересь и глупость, я должен иметь право просто заткнуть рот глупцу. Вот это подлинный диалог: на произнесение отвечают затыканием.

Вот несколько примеров, где опровержение невозможно.

Протестанты-сионисты еще в XVII-м веке требовали одновременно двух вещей: отдать евреем Палестину для воссоздания государства, и — открыть доступ евреям в Англию.

Сегодня в одних и тех же либертарианских кругах борются за разрешение евтаназии, и — за запрещение смертной казни, за разрешение марихуаны — и запрет табака.

То же у о. Кураева. Он одновременно выступает в защиту «Гарри Поттера», но — с критикой «Мастера и Маргариты» Булгакова.

Написав один раз такую глупость, человек не умолкает, а продолжает писать с еще большим успехом. Потому что в глупости скрыто заявление о власти: «Я вправе писать глупости».

Выражением той же схемы является возрождение Православия, но — через разрыв с исторической традицией.

Чем хуже государство с моральной точки зрения, тем больше лже-православие к нему тяготеет.

2004 г.

Реклама

Право на безвластие: 13 комментариев

  1. В связи со всем вышенаписанным интересно Ваше мнение по следующему вопросу. Насчет монархической власти понятно, что критика в ее адрес является грехом (как учил Святитель Филарет Московский). А возможна ли критика в адрес либеральных властей? Приложимо ли к этой критике понятие о грехе злословия в адрес начальствующих? Если возможна такая критика, то как ее соотнести с повелением «начальствующего в народе твоем не злословь» и с 84 Апостольским правилом — «Если кто досадит царю или правителю не по правде: да понесет наказание. И если таковой будет из клира: да будет извержен от священного чина; если же мирянин: да будет отлучен от общения церковного.»?

    Нравится

    • Уважаемый Роман! Наверно, неточно говорить о «критике» в адрес властей. Речь идет о правде или лжи — как в приведенном Вами правиле: Если кто досадит царю или правителю не по правде. Церковь восхваляет свт. Филиппа за то, что он сказал Ивану Грозному, свт. Митрофана Воронежского — за вразумление царя Петра. То есть говорить правду властям — похвально.
      Что касается либеральных властей, то они по своему существу являются революционными, либо открыто — как советская власть, либо тайно — как либеральная демократия. Поэтому у христиан нет иного выхода, как вступать с ними в столкновение по вопросам веры и нравственности. Например, легализуется порнография, проституция, содомские грехи. Как же не «критиковать» власти за такое извращение истины?
      Либеральные власти сами хотят то одного (при Горбачеве), то другого (при Ельцине), то третьего — как сейчас. Поэтому им, как и советской власти, невозможно повиноваться за совесть. Не потому что христиане — какой-то подрывной элемент, а просто сами власти постоянно меняют свой курс, а христиане отнюдь не призваны следовать изгибам «партийной линии».
      С практической стороны, христиане повинуются всем постановлениям и либералов, и тиранов, если эти постановления не противоречат вере и заповедям.

      Нравится

  2. Как в таком случае отграничить справедливое обличение от дурных слов и брани в адрес власти и какую грань нельзя переходить, обличая беззакония власти, чтобы не попасть под действие этого правила? Ведь во времена Апостольские языческие кесари открыто гнали христиан, но это правило запрещает посягать на их честь и повелевает оказывать даже такой власти должное уважение. В чем должно проявляться оказание должного уважения православными нынешней власти?

    Нравится

    • По Апостолу обязанности христианина по отношению к нехристианской власти таковы: Отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь (Рим. 13:7).
      Римские императоры гнали христиан, и никогда Христианская Церковь не уважала это право. Мы знаем, что уже Апостолы осуждали нелепое идолослужение язычников, а между тем сам император был язычником и участие в языческих обрядах было гражданским долгом всех жителей. То есть христиане наносили императору и своим согражданам страшное оскорбление, и отделялись от общества в очень важном для государства вопросе — и за все это их и преследовали. Но мы прославляем подвиг мучеников, потому что это была правда: идолослужение — это безумие и бесовщина.
      Наши времена не далеко ушли. Например, в Европе легализованы гомосексуальные «браки». Мало того, что это чудовищное узаконение греха, с которым христиане не могут внутренне примириться, но ведь либеральное правительство, как когда-то языческое, и от христиан требует признания этих содомских «браков» во имя терпимости. А христиане в этом вопросе нетерпимы, и обязаны быть нетерпимы, и это христиан делает оппозиционерами, враждебными либеральному государству.

      Нравится

  3. Все же что будет являться нарушением этого Апостольского правила применительно к современности и нынешним властям? Согласны ли Вы со словами о. Александра Захарова:»Слышите вы ведь, как дьякон за богослужением возглашает: «…о богохранимей стране нашей, властех и воинстве ея…» Правда, у нас это часто в одно ухо влетает, а в другое тут же вылетает. Помолились в храме о властях, а вышли — и давай эти власти «чехвостить»! Дорогие мои! Что заслужили, то и имеем. А если не вразумимся и будем вместо того, чтобы каяться и молиться, продолжать грешить и ругаться, еще худшее заслужим.»

    Нравится

    • Как следует из предыдущих объяснений, нарушением этого правила будет:
      — если кто-либо будет обвинять властей в действиях, которые они не совершали и не одобряют
      — если кто-либо не станет повиноваться постановлениям, которые не противоречат вере и заповедям.

      Нравится

  4. Осознание преступлений власти не значит ругань в адрес властей. Мы молимся за власть предержащих с мыслью, что Бог знает, кто они. Дело не в личностях. есть преступная политика: геноцид (или не менее преступное, чем геноцид, равнодушие к участи своего народа), прокриминальное законодательство, поощряющее преступность, дискриминация христианских устоев нравственности, методическое насаждение варварства, уроки толерантности, одебиливание (ЕГЭ), спаивание, выморочивание русской деревни (например — затопление нижнего Приангарья в интересах РУСАЛа) — и т. д, и т. п. Квалификация этих злодейств как преступлений, хотя бы и совершенных по неосторожности, от полного безразличия к «этой стране» — не означает, что мы не должны молиться за власти. Должны. Мы не судьи этим людям. Им Бог вверил власть. И Он рассудит, кто и в какой мере лично виновен в этих преступлениях. Мы же, называя убийство убийством, разврат развратом, геноцид геноцидом и меморицид меморицидом, исполняем заповедь: от всякой вещи злыя огребайтеся. Назвать зло по имени — не значит ругаться. Мы не знаем, кто эти люди и не берем это на себя. Мы знаем, что политика, проводимая при их правлении, преступна. А им Бог Судья.

    Нравится

  5. «Начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое (Рим 13:4)». Вот Православное учение о власти. Исходя из него, христиане обязаны квалифицировать поощрение зла вместо наказания его как преступление против Закона Божия. Когда убийце 64 невинных людей Битцевскому маньяку Пичушкину присуждают вместо казни «в наказание делающему злое» — жизнь в сытости и тепле до конца его дней, то это преступление власти против Бога, давшего ей меч. Такой начальник бросает вызов Небу, такой начальник демонстративно вменяет ни во что Богом данную силу удерживать зло. Он напрасно носит меч! Это страшное преступление: циничное отношение к своим обязанностям. И это — не пища для «ругани», а духовная пища для созерцания Апокалипсиса!
    Когда мы на ектиньях возносим молитву за властей, то имеем ввиду правосудных, а не преступных судей. А сколько их в действительности — знает Бог.

    Нравится

  6. Страшно смотреть на толпы зомбированных загипнотизированных людей, которые по команде Путина вопят:» Россия!!Пу-тин!» Как следствие, многие люди, собираются голосовать за ПРАВОСЛАВНЫХ коммунистов (из последней газеты «Завтра»). А моя пожилая соседка говорит: «Путин уже целый день по всем программа ТВ рассказывает про то, как он посещал завод, на котором его отец работал. Надоело. Ну вот, а теперь Умка будет вещать». До меня не сразу дошло, что наши пенсионеры называют ДАМа Умкой.

    Нравится

  7. Напомнило сие действо фантасмагорию из съезда депутатов Верховного Совета СССР и «разводилово» в стиле собраний «Herbalife» образца 90-х. Некое New USSR заокеанской режиссуры.

    Нравится

  8. «Российская реальность требует распада, чтобы наша Родина могла избежать большего наказания от Бога.» (Роман Вершилло)

    Это утверждение всего лишь тезис, обоснование которого в статье я обнаружить не смог. Мне почему-то всегда казалось, что объявление чего-либо не свершившегося должным, является как раз, своего рода, протестом против реальности.

    Возможно, я не верно понял авторский замысел, но у меня возникло ощущение, что характер приводимых замечаний в адрес нынешних властей по ряду вопросов совпадает с либеральной критикой.
    Несколько примеров:
    — утверждение необходимости распада РФ на ряд политических субъектов
    — объяснение доверия большинства к властям лишь контролем над медиа
    — называние существующей системы тиранией (со ссылками на опальных олигархов)

    Роман, не сочтите за попытку уязвить. Ваши старания в освещении угроз модернизма заслуживают уважения, но не кажется ли Вам, что в статье несколько преувеличена роль правительства во всех недостатках и развращенности современного общества? Или это художественная гипербола?

    Мне представляется, что субъект поддерживающий монополию гностического этоса в массовой культуре, не совсем «консубстанциален» властям.

    P.S. Кураев вовсе не критикует булгаковский роман. Наоборот, он фактически занимается популяризацией упомянутого произведения.

    Нравится

    • Я согласен, что это спорное утверждение. Но я, разумеется, не считаю распад России благом. Боже упаси! Такой распад мне видится наказанием от Бога — или одним из наказаний — за ужасное положение, в которое мы все привели нашу страну.
      Переворот от ненависти народа к Ельцину к иррациональной любви к Путину был результатом пиар-компании. Но весьма особенной: Это уже не обман и не пропаганда, это сама жизнь, получившая значение пропаганды.
      Когда Вы говорите, что я ссылаюсь на опальных олигархов, Вы, видимо, имеете ввиду слова: Разрешено совершать любое насилие, но закон запрещает сопротивляться любому насилию. В этой системе всякий, кто нападает, силен, и наоборот: слаб всякий, кто подвергается насилию. И истории падших олигархов, типа Гусинского и Ходорковского, очень хорошо это иллюстрируют. У меня нет никакого сочувствия к олигархам. От перемены мест заключения — в Чите или в Кремле — сумма зла не меняется.
      Вы делаете весьма точное наблюдение: Субъект поддерживающий монополию гностического этоса в массовой культуре не совсем «консубстанциален» властям. Согласен с Вами, но я стараюсь рассуждать не от массовой психологии, а от порядка, а порядок — это вопрос о власти. Я признаю, что изучение гностицизма масс — очень важная и нужная область, но мне она не близка. Я в свое время пытался вникнуть, и понял, что это не для меня.
      Я рад, что возникает желание исправить и дополнить эту статью. Мне бы хотелось, чтобы наше понимание событий было безупречным и достойным имени Христианского.

      Нравится

      • «в которое мы все привели нашу страну» (Роман Вершилло)

        Спасибо за ответ. Такой взгляд мне кажется более объективным.

        «Переворот от ненависти народа к Ельцину к иррациональной любви к Путину был результатом пиар-компании» (Роман Вершилло)

        Когда-то я разделял это мнение, пока не обнаружил, что оное не имеет какой-либо доказательной базы и очень напоминает мистицизм. Поэтому пришел к выводу, что сила, которой наделяют упомянутую пиар-кампанию, мифична по своей сути.
        Если у вас есть ссылки на авторитетные исследования, а не пространные заявления неких полит-технологов, то я буду рад с ними ознакомиться.

        «У меня нет никакого сочувствия к олигархам.» (Роман Вершилло)

        Я этого не подразумевал. Меня смутило само сочетание термина «тирания» с упоминанием участи этих персон. Это определение в данном случае слишком патетично и располагает к восприятию текста в либеральном ключе.

        «порядок – это вопрос о власти» (Роман Вершилло)

        Прекрасно вас понимаю, но у меня возникло ощущение, что в статье преувеличена роль нынешней власти в существующих проблемах (которые накапливались несколько столетий). И уж совсем необъективно приписывать российскому правительству европейские выходки (ту же легализацию однополых браков).

        Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.