Яннарас, Христос

Яннарас, ХристосΓιανναράς Χρήστος, Yannaras Chrestos, Giannaras (1935) — крупный философ-модернист, представитель «неоправославия», экуменист. Последователь экзистенциализма, персоналист.

Изучал богословие в Афинском университете и философию — в Боннском и Парижском университетах. Во время обучения в Зап. Европе попадает под влияние философии Сартра и Хайдеггера.   Доктор философии богословского факультета Аристотелевского университета (Фессалоники) и гуманитарного факультета Сорбонны.

С 1982 по 2002 г. был профессором философии в в Афинском Университете социальных и политических наук (Panteion University of Social and Political Sciences).

Участник православного греческого братства «Зои». Принимает участие в издании богословского журнала «Синоро» (1964-1967 гг.). Член Международной академии религиозных исследований, член редколлегии международного богословского журнала Consilium.

Х.Я. играет активную роль в модернистском молодежном движении Синдесмос. В частности, он был основным докладчиком на Международном фестивале Синдесмоса, проходившем с 25 августа по 1 сентября 1985 г. в Ионийской деревне (Бартоломео, Греция), в летнем лагере Американской архиепископии Греческой Церкви. На трехстороннем межрегиональном богословском семинаре Синдесмоса, который состоялся 7 декабря 1989 г. в ЛДА, Х.Я. выступал с одним из основных докладов.

В 1979 г. был участником семинара «по православной духовности» в экуменическом институте в Боссэ, Швейцария.

Х.Я. доводит до последней черты модернистские положения «нравственного монизма«. Согласно его учению, суть Христианства состоит только в жизни внутри Церковного организма. Х.Я. считает религию, Церковный авторитет, нравственность и разум существенными помехами для этой жизни. В этом он смыкается с антирелигиозным пафосом о. Иоанна Романидеса и основным ходом мысли митр. Антония Сурожского, с аморализмом постмодернистской философии.

Х.Я. считает необходимым изжить веру как религиозное убеждение в какой-либо истине: Когда Церковь призывает нас принять хранимую ею Истину, речь идет не о теоретических положениях, с которыми мы должны согласиться априори, без всяких рассуждений. То, что нам предлагают,- это личное отношение, это определенный образ жизни.

Выразить истину о Боге словами нельзя, и даже сама попытка верить в догматы объявляется Х.Я. противной сути Христианства. Из его системы следует, что никакие понятия вообще невозможно образовать. И в этом постмодернистском тезисе Х.Я.видит тот ответ, который дает Православная цивилизация на вызовы сегодняшнего мира.

Христианство, согласно лжеучению Х.Я., — это образ жизни: Мы приходим к Богу не через определенный образ мыслей, но через определенный образ жизни. Он объявляет веру в точно изложенные догматы — проявлением «идеологии», а такую «идеологию» — совершенно чуждой Христианству. На место догматов, воспринятых разумной верой, Х.Я. ставит личное общение с Личным Богом: Если мы верим в Бога, то причина этого не в том, что нас принуждает к вере какое-либо умозрительное суждение, и не в том, что какое-то конкретное учреждение дает нам неоспоримые гарантии существования Божества. Мы верим в Него, потому что Его Личность, Его личностное существование вызывают в нас чувство доверия.

Х.Я. употребляет слово «вера», но понимает под ней все, кроме веры в догматы: полноту жизни, как никакими идеальными нормами не ограниченное личное общение. При этом он принципиально не различает веру в догматы и благодатный дар веры. В отличие от св. Иоанна Златоуста, который учит: Иная та вера, о которой апостолы говорили: «приложи нам веру» (Лк. 17:5), и иная та, по которой все мы называемся верными, не совершая чудес, а имея познание благочестия. У Х.Я. это не отдельная ошибка, а модернистское общее место.

Согласно Х.Я., о Боге нельзя ничего знать, и вера в истину есть недопустимая антиправославная узость и отпадение от Бога. Что, разумеется, не мешает Х.Я. развивать разнообразные соображения о Боге, разумеется, вполне неправославные. Если иметь в виду его отрицание всяких догматов, определенных понятий и любых утверждений, то непонятно, в таком случае, каков статус его собственных утверждений о Троице о других христианских догматах. Ясно лишь, что любое утверждение о личности и даже простое произнесение слов «личность», «личностный» кажется Х.Я. сверхразумным и сверхрелигиозным. Аналогичным образом учил о. П. Флоренский: Личный характер личности — это живое единство ее самосозидающей деятельности, творческое выхождение из своей самозамкнутости, или, еще, это есть неукладываемость ее ни в какое понятие, поэтому «непонятность» ее и, следовательно, неприемлемость для рационализма.

Чтобы в достаточной мере оценить масштаб богоборческого проекта Х.Я., необходимо иметь в виду, что в его системе личность есть нечто сверхразумное, и даже противо-разумное. Поэтому «личностное существование» для Х.Я. — это не существование в догматическом смысле. Это нечто особенное, так что о личности можно с равной степенью уверенности сказать, что она и не существует. Для него, как находившегося под влиянием Сартра и Хайдеггера, трансцендентность его воззрений состоит уже в том, что он не противоречит и атеизму, и гностицизму. Через слияние с «жизнью» он превзошел все противоречия и в этой работе ума и воображения он видит идеальность и трансцендентность своего подхода.

Этот подход привлекает Х.Я. еще и тем, что делает его «православие» совершенно неуязвимым от выпадов атеистов и агностиков, поскольку непосредственно с атеизмом смыкается. Если отменить, как делает Х.Я., вопрос о истинности смысла догматов, то после этого уже нельзя будет обвинять религию (и вообще какое-либо мнение и учение) в неистинности. Вступил в личные отношения? Значит для тебя Бог есть. Не вступил? Против этого невозможно аргументировать.

Если нужна только жизнь и правильный образ жизни, а ни в коем случае не мысли и не теоретические суждения, тогда и эти слова Х.Я. не несут в себе никакого понятного смысла, ни на что не указывают помимо него самого, и ни к чему, кроме самого него не ведут. Х.Я. требует даже не сверхразумной мистической веры его писаниям, а призывает верить лично ему самому. Или даже точнее: верить ему, Христосу Яннарасу, не в чем-либо конкретном (это невозможно, поскольку все это лишь «теория», по его собственным уверениям), а верить прямо в него самого, в его личность, в его личное существование. При этом Х.Я. не осознает, очевидно, что он именно не существует в той мере, в какой лжеучительствует и обманывает читателей.

Х.Я. понимает жизнь как личное общение с Богом и с людьми, причем непонятно, понимает ли Х.Я. различие Богообщения и общения людей между собой. Из его системы вытекает, что любое личное общение — уже нечто сверхъестественное (в духе о. П. Флоренского, учившего о единосущии личностей, достигаемом в ходе оккультно-сексуального синтеза).

Поэтому Х.Я. в богохульном ключе описывает брак: Сексуальное различие людей и взаимное притяжение противоположных полов призваны привести к осуществлению своего естественного предназначения универсальное эротическое стремление, заложенное в природе: они должны реализовать в рамках тварного мира тринитарный образ жизни, то есть взаимный обмен жизнью. Конечная цель любовного стремления в человеке — обожение, воссоединение человека с Богом. Перед нами — фрейдистское толкование религии, ранее развивавшееся в среде «православных» модернистов Б.П. Вышеславцевым.

За свои взгляды Х.Я. подвергся осуждению со стороны Священного Кинота Св. Горы Афон (1993).

Цитаты

Я принадлежу к тому поколению, которое много участвовало в экуменическом движении. Мы узнали друг друга, всмотрелись друг в друга: различные конфессии, различные ветви христианства. Но, разумеется, вопрос единства христианского и вселенской церкви еще далек от разрешения. Позвольте мне сразу выразить мою мечту. Я хотел бы участвовать в таком экуменическом разговоре, где каждый бы совершенно откровенно говорил о своих ошибках и поражениях. У нас, православных, есть прекрасная экклезиология, но эта экклезиология, увы, нигде не осуществлена. Единство людей церкви на планетарном уровне, к сожалению, еще не осуществлено.

О нем

10.09.2010 Яннарас станет почетным доктором богословия в Свято-Владимирской семинарии

09.05.2010 Философ-модернист Х. Яннарас посетил Москву

Основные труды

An Orthodox Comment On the Death of God (Православный комментарий о смерти Бога// Sobornost. 1966

Orthodoxy and the Death of God: Essays in Contemporary
Theology («Православие и смерть Бога: статьи о современном богословии») (1971)

The Distinction Between Essence and Energies and Its Importance for
Theology // St. Vladimir’s Theological Quarterly 19. 1975

Psychoanalysis and Orthodox Anthropology («Психоанализ и православная антропология») // J.T. Chirban, Personhood: Orthodox Christianity and the Connection Between Body, Mind, and Soul (1996)

Основные переводы на русский и украинский языки

Вера Церкви (1992), издана Центром по изучению религий, пер. Г.В. Вдовиной, под ред. А.И. Кырлежева, предисловие Мишеля Ставру

Личность и Эрос (2005), пер. Г.В.Вдовиной, составитель, редактор и автор послесловия А.И.Кырлежев

Вариации на Песнь Песней (2005), пер. Г.В. Вдовиной

Истина и Единство Церкви (2006), издана сектой о. Г. Кочеткова. пер. А.В. Маркова

Нерозривна філософія (2000),  пер. А. Чердакли, Н. Клименко

Варіації на тему Пісні Пісень (2002), издательство «Дух и литера»,

Свобода етосу (2003), издательство «Дух и литера», пер. Владимира Верлоки

Источники

св. Иоанн Златоуст. На Псалом 115//Творения: В 12 т. СПб., 1899. Т. 5. Кн. 1

о. Павел Флоренский. Столп и утверждение истины//Собр. соч. под ред. Н.А. Струве. Т. 4. Париж:YMCA-PRESS, 1989

Dionysiatos, Theoklitos. The Heresy of the Neo-Orthodox: The Neo-Nicolaitism of Christos Yannaras (1988)

Dionysiatos, Theoklitos. The Nicolaitan Error of the Neo-Orthodox, with Critique of Yannaras (1989)

Vouldake, Vasilios. Orthodoxy and Ch. Yannaras (1993)

прот. Иоанн Мейендорф. Жизнь и труды святителя Григория Паламы. Введение в изучение. Пер. Начинкина Г.Н. СПб.:»Византинороссика», 1997

Христос Яннарас: «Есть только один путь к единству — это путь покаяния» // о. Андрей Дудченко

Advertisements